меню

(473) 228 64 15
228 64 16

Зима, которую мы не ждали

ЕКАТЕРИНА МАКУШИНА

Стихи

 

ГУСИ-ЛЕБЕДИ

 

Говорили мне

                        сестры милые,

Говорили

              батюшка с матушкой:

Не ходи ты

                  тропкой болотною,

Не ищи клубок

                           потерявшийся.

 

Пряжа тонкая,

                         нитка прочная

Уведут тебя —

                    не воротишься.

Не видать тебе

                          света белого,

Коль скогтят тебя

                                 гуси-лебеди.

 

У меня в косе

                        лента шелкова,

У меня в дому —

                        солнце красное.

А клубок в пыли —

                             сизой ящеркой.

Все под горушку

                              манит-катится.

 

Поведут к нему

                           ноги босые,

Чуть роса

                покажется бледная…

И тоской меня

                         умывает ночь.

И кричат во мне

                             гуси-лебеди.

 

* * *

 

«Здесь расходится тропинка на две.

И одна ведет к людскому жилью.

А другая, утопая в траве,

Обрывается у сна на краю.

 

Кто шагнет — уже не ступит назад,

Истерзается у грезы в плену…

Не заманят огневые глаза.

И с дороги я прямой не сверну».

 

Так шагал он, прямодушен и горд,

Обернулся — ни тропы, ни следа…

Если хочешь позабавить богов,

То о чем-нибудь скажи: «Никогда».

 

* * *

 

Замело, завело в непроглядную муть,

Где тропы не найти, не затеплить огня.

Где метель, занося наш непройденный путь,

Меховым рукавом обнимает меня.

 

А когда отшумит, отзовет, отпоет,

Не смотри на меня, не горюй обо мне.

Под ресницами иней, под пальцами лед,

Я тягучее небо глотаю во сне.

 

А вчера — «доберусь!» — грохотало в висках.

«Доберусь!» — напрямик, по колено в снегу.

И ложилась на плечи пустая тоска,

И дыханье рвалось с замерзающих губ.

 

Не заметишь, как высохнут капельки слез

И проснется ручей у корявой сосны.

Ты не плачь обо мне. Это все не всерьез.

Просто тихая ночь — до весны, до весны…

 

* * *

 

Белое небо стелется марлей,

Лоб запрокинув, лежу в снегу.

Белым воронам привычна травля:

Черную стерегут.

 

Тени больницы — бледны, стерильны.

Стонут, и карчут, и бьют крылом.

Всяк непохожий, далекий, сильный

Кажется злом.

 

Красная корка, морозный глянец,

Тучи оборванные края.

Черная птица, с тобой останусь —

Я.

 

* * *

 

Руки замерзли — дай разотру, дыхну.

Двигайся ближе, ночью мороз ударит.

В этом, поверь, не стоит винить войну.

Просто зима — которую мы не ждали.

 

Просто теперь мы жмемся к плечу плечом.

Пальцы украдкой гладят твое запястье.

Мне в темноте щекотно и горячо.

Будто рванет — и дернет меня на части.

 

Плавиться плотью, тени сжигать в огне.

Твердые губы вновь отбивать у стужи…

Странные люди сходятся на войне.

После войны — никто никому не нужен.

 

* * *

 

Чужая тропа — не тянет.

Овраг камышом зарос.

Надеялись: вот поманят —

И выскочу, наг и бос.

 

Сулили: приду напиться,

Погонит к реке жара.

Была бы чиста водица —

Все тина да мошкара…

 

Не жди от меня упрека.

Раз хочется к ним — беги.

Шуршит в темноте осока,

Вышептывая шаги.

 

У самой воды, у края

Свернулись шакал и тигр.

С тобой они поиграют —

А я не любитель игр.

 

* * *

 

Не напеться… даже не напиться.

До весны — неметь и обмирать.

Блеклые холодные страницы

Лампе вновь подставила тетрадь.

 

Вязнет слово, выцветает нота.

Некому кричать из пустоты.

А слыхали, будто за болотом

Прорастают белые цветы…

 

Прикипела жалоба к гортани,

Приросла чужая чешуя.

Ящерка с болотными цветами,

Где же ты, насмешница моя?

 


Екатерина Александровна Макушина родилась в городе Воронеже. Окончила юридический факультет Воронежского государ­ствен­ного университета. Работает адвокатом. Публиковалась в журнале «Подъ­ём», региональных альманахах и сборниках. Автор двух поэтиче­ских сборников. Участ­ница Воронежских областных совещаний молодых литераторов 2013, 2016 годов. Лауреат Исаевской премии 2017 го­да. Член Союза писателей России. Живет в Воронеже.