меню

(473) 228 64 15
228 64 16

Воронежские просторы Юрия Воронцова

РИММА ЛЮТАЯ

Потомок известной графской династии, выдающийся воронежский гитарист, композитор, музыковед и пропагандист музыкального искусства Юрий Васильевич Воронцов родился в Тарту Пярнуской области (Эстония) еще до начала Первой мировой войны, а умер уже в двадцать первом веке в Воронеже в возрасте восьмидесяти восьми лет, составивших богатую событиями и плодотворную жизнь. Приехав в наш город в десятилетнем возрасте, Воронцов навсегда породнился с Черноземным краем. И, по большому счету, за долгий свой век покидал Воронеж лишь дважды: в Великую Отечественную да на рубеже пятидесятых — для получения образования в столичном вузе.

Его, настоящего русского интеллигента, с молодости отличала широта кругозора, универсализм знаний, характерный для незаурядной личности, и притом — соединение профессиональной горячности, воодушевленности с необыкновенной человеческой деликатностью. В двадцать два года Юрий окончил физико-математический факультет Воронежского государственного университета (1936), здесь же отучился в аспирантуре. Казалось, дорога его определена: индустриализация в СССР шла полным ходом, специалисты точных и естественных наук были крайне востребованы, для молодых образованных энтузиастов открывались широкие перспективы… Но Воронцов иначе — как говорится, совершенно асимметрично — распорядился своей судьбой.

Уже на последних курсах университета студент Воронцов начал выступать как гитарист в Областном театре драмы (1935-39), покоряя публику артистизмом и очевидной влюбленностью в свой инструмент. В 1930-х Всесоюзное радио объявило первый смотр-конкурс исполнителей на народных инструментах, в том числе и на гитаре — и, отправившись на конкурс, гитарист Юрий Воронцов в 1939 году стал его дипломантом… Наконец, артистическая стезя и поглощенность музыкальным искусством стали определяющими качествами его натуры. И потому университетский аспирант и начинающий ученый-физик параллельно все более углубляется в совершенно иную сферу деятельности: совершенствует навыки профессионального гитариста на отделении народных инструментов Воронежского музыкального училища, которое и оканчивает в 1938 году. Слияние «физика» и «лирика» в одной персоне было крайне органичным, и все-таки шаг в сторону искусства оказался знаковым: Юрий Воронцов остался вдумчивым, кропотливым и упорным исследователем, однако не в области естественных наук, а как историк-гуманитарий, широта же его взглядов определила выбор музыкально-просветительского и педагогического поприща как дела жизни. Итак, он служил музыкальной культуре.

В 1937 году Воронцов поступил на работу в родное музыкальное училище — преподавателем физики и гитары, а с 1941-го по 1942-й исполнял обязанности директора ВМУ. С началом войны стал проситься на фронт.

Будни фронтового артиста начались для него в составе концертной бригады Дома Красной Армии авиагарнизона Первой запасной авиабригады (1942-1943), дислоцировавшейся в Куйбышеве (сейчас — г. Самара). Потом он выступал как солист областной Ульяновской филармонии (1943-1944), в 1944-м стал солистом Дома Советской Армии 43-й Армии Первого Прибалтийского фронта. Изо дня в день переезды, ночевки в полевых условиях, концерты в любую погоду, чуть не под огнем противника: перед бойцами, которым через пару часов — в бой, в госпиталях — перед ранеными и персоналом… В руках худощавого хрупкого музыканта классическая шестиструнная гитара звучала виртуозно, ярко и мелодично, вселяя надежду на будущую мирную жизнь, даря отдохновение душам измученных тяжким военным лихолетьем людей. Казалось, вся его неукротимая внутренняя энергия, целеустремленность и сила духа воплощалась в такие моменты в музыке. Напряженный график выступлений, в конце концов, сказался на здоровье, и Юрия Воронцова направили в тыл: в освобожденный, но почти до основания разрушенный Воронеж — лечиться и воссоздавать регулярную работу учреждений культуры. С 1944-го по 1975-й, в течение тридцати с лишним лет, он преподавал музыкально-теоретические дисциплины и вел класс гитары в ВМУ, фактически закладывая основу современной воронежской гитарной школы. А на уроках по истории музыки ориентировал своих учеников на внимательное и бережное изучение музыкального наследия нашего края, в том числе и дореволюционного.

Война отступила, народ-победитель с воодушевлением восстанавливал страну, а Юрий Васильевич почувствовал необходимость продолжения собственного образования в сфере искусства. К 1952 году он окончил историко-теоретический факультет Московского музыкально-педагогического института имени Гнесиных (сейчас — РАМ им. Гнесиных), одновременно занимаясь на философском факультете университета марксизма-ленинизма при Воронежском горкоме КПСС и упорно готовя себя к работе лектора-просветителя. Необыкновенный созидательный огонь горел в воронцовской душе. Он темпераментно, свободно общался с многочисленными профессионалами и любителями музыки — и мгновенно находил со всеми общий язык. Обладая поистине энциклопедическими познаниями, в любой момент готовый подтвердить тезисы своего увлекательного, образного рассказа собственной музыкальной иллюстрацией, он, словно магнит, притягивал внимание публики. Эти способности были востребованы и на общественной работе: с 1959-го по 1966 год Юрий Васильевич входил в состав президиума обкома профсоюза работников культуры.

Завершение очередного этапа образования придало Воронцову новый импульс к работе: хотя общественная деятельность требовала самоотдачи, его педагогическая практика тоже расширялась. В течение нескольких лет наряду с ВМУ он преподавал музыкально-теоретические дисциплины в Воронежском учебно-консультационном пункте Московского института культуры (1963-1971), затем в Воронежском институте искусств (1971-1974). Продолжались и концертные выступления: в течение семи лет, с 1953-го по 1959-й, он выступал как солист-гитарист Воронежской филармонии, став ее ведущим лектором-музыковедом (1953-1981) и художественным руководителем лектория. В воронцовских лекциях и многочисленных публикациях высвечивались целые пласты отечественной музыкальной культуры, связанные с именами Кольцова, Никитина, Болховитинова, Сребрянского, Рахманинова… Глубокие и содержательные лекции воплощались им с непередаваемым блестящим артистизмом и воспринимались слушателем как своеобразные театрализованные представления.

Как автор лекционных курсов и многих статей о культуре Воронежского края, о творчестве его композиторов и музыкальных исполнителей, Юрий Васильевич оставил потомкам целый ряд ценных историко-музыковедческих трудов. В их числе «Иван Саввич Никитин в музыке» (1962), «Поэзия Алексея Кольцова в русской и советской музыке» (1969), «Евгений Болховитинов как первый историк музыки» (1998) и другие. Книга «Музыкальная жизнь дореволюционного Воронежа», изданная в 1994 году, принесла Воронцову звание первого лауреата областной музыкальной премии имени М.Е. Пятницкого, учрежденной в Воронеже в 1998 году.

Несколько раз в послевоенные годы Юрий Воронцов обращал свое внимание и собственно на театр. Когда-то карьера профессионального музыканта началась с выступлений его, молодого гитариста, на воронежских театральных подмостках, но теперь театр привлекал Воронцова как композитора. Спектакль «Деревья умирают стоя» А. Касона с его музыкой поставлен в 1956 году нашим драматическим театром, «Красная шапочка» Е. Шварца увидела свет в 1971 году в ТЮЗе, а «Орфей» В. Жуховицкого — в 1975-м в театре города Борисоглебска.

В зрелые годы Юрий Васильевич все больше времени посвящал композиции. В 1959 году он вступил в Музфонд СССР, а в 1962 году стал одним из членов Воронежской композиторской организации, возобновившей работу как региональное отделение Союза композиторов России. Как и в довоенные годы, организацией руководил К. Массалитинов, который активно поддерживал любую деятельность по популяризации музыкального искусства. И в лице Воронцова, принятого на должность ответственного секретаря организации в 1962 году, он нашел увлеченного коллегу и во многих вопросах единомышленника. В 1968 году Юрия Васильевича делегировали в Москву для участия в IV Всесоюзном съезде композиторов, в 1974 году он вошел в состав правления Воронежской композиторской организации, а после смерти Массалитинова в 1979 году в течение нескольких лет возглавлял правление как председатель (1981-1985).

Путь Воронцова-композитора начался с обработок русских народных песен и романсов для гитары. Затем были созданы собственные гитарные композиции, авторские песни и хоры на стихи И. Никитина, С. Есенина, Р. Рождественского, В. Кубанева, М. Румянцевой, Г. Луткова, А. Голубева, М. Шишлянникова, Л. Татаринова… Работе над сочинениями во многом способствовал опыт работы Воронцова в 1963-1965 годах музыкальным руководителем и консультантом Воронежского русского народного хора — массалитиновского детища.

Оригинальные инструментальные пьесы и мелодичные романсы Юрия Воронцова прочно вошли в репертуар эстрадных исполнителей советской эпохи, зазвучали в радио- и телеэфире. Особенной известностью пользовалась лирическая песня «На воронежских просторах» на стихи Л. Бережных, которая впервые была исполнена народной артисткой России Юлией Золотаревой, а затем стала на многие годы позывными областного радио.

Лучшие из созданных Воронцовым концертных произведений для различных инструментов и ансамблей, преимущественно для гитары, баяна и струнных, были записаны на грампластинки, в фонд Центрального радио и телевидения, опубликованы центральными музыкальными издательствами.

Труды Юрия Воронцова на благо отечественной культуры были отмечены. Он был признан отличником культурного шефства над селом и над Вооруженными Силами СССР, награжден грамотами Министерства культуры РСФСР (1976) и СССР (1978); получил звание заслуженного работника культуры РСФСР (1976), стал почетным членом Союза композиторов России (2000), лауреатом премии «Золотой фонд Воронежской области» (2001). По сути же все эти звания, которых Воронцов никогда для себя не добивался, не отражают многообразного и существенного вклада, который внес этот удивительный человек, подлинно народный артист своего отечества, в музыкальную культуру нашего края. Его память чтят именитые воронежские гитаристы и историки музыки. Его деятельность как лектора, отдавшего талант на восстановление культуры родной страны в послевоенные годы и сформировавшего у самой широкой публики глубокий и постоянный интерес к академической музыке — признанный образец музыкального просветительства. Его высокие профессиональные и человеческие качества многими людьми искусства вспоминаются как легенда.

Более десятка лет его нет с нами. Но остались статьи и музыкальные сочинения, записи публичных лекций и письма, книга, сохранившая для потомков интересные факты музыкальной истории и имена дореволюционных воронежских музыкантов, замечательная библиотека с редкими изданиями. И сегодня особенно очевидно: на воронежских просторах, родных воронцовскому сердцу, его фигура воспринимается как чрезвычайно значительная и характерная, как образ наследника и продолжателя дела самоотверженных и последовательных русских просветителей прежних эпох.

 

————————————-

Римма Викторовна Лютая окончила музыкальное училище, Литературный институт им. А.М. Горького. Работала художником в театре, ответственным секретарем в газете и регио­нальной организации Союза композиторов России. Исполнительный директор Воронежской организации Всероссийского хорового общества, выпускающий редактор православного издания «Вестник Антониевского храма». Публиковалась в журналах «Смена», «Литературное обозрение», «Москва», «Подъём», «Простор», «Новая Немига литературная», «Сура», «Гостиный двор». Член Союза журналистов и Союза композиторов России. Живет в Воронеже.