меню

(473) 228 64 15
228 64 16

В Воронеже был «Сфинкс»

ЛЕОНИД СТРАХОВ, МАРИНА СТАРИКОВА

«Воспитан в культе я «яхт-клуба» / (Здесь рифма будет очень груба), / Мне был до некоторых пор / Знаком спортивный лишь задор: // Я бегал, греб, тренировался, / Усердно форварда играл…» Эти наив­ные поэтические строчки любопытны тем, что принадлежат не просто человеку, извест­ному в историко-краеведческом сообществе, но и одному из первых воронежских футболистов — Сергею Васильевичу Кольцову (9.03.1895–17.06.1983). Действительно, являясь капитаном команды «Сфинкс», в начале ХХ века он стоял у истоков развития этой удивительной игры в городе Воронеже.

Жизнь и деятельность С.В. Кольцова достаточно подробно отражена в литературе. Во многом это заслуга самого публициста, написавшего ряд автобиографических книг1. О его тяжелой судьбе в годы сталинских ре­прессий повествует статья С. Нургалиевой2. Одно из увлечений С.В. Кольцова отражено в издании «Из истории Воронежской охоты и собаководства»3. Спортивные достижения будущего советского офицера, краеведа и журналиста освещаются в книге «Эхо побед и рекордов»4, в юбилейном издании «Век футбола. 1908–2008»5. Статья о С.В. Кольцове есть в «Воронежской энциклопедии»6.

Тем не менее, исследователи до сих пор находят интересные документы о жизни известного воронежца. В распоряжении авторов имеются сведения из столичных архивов и личного архива семьи Кольцовых о дореволюционном периоде жизни С.В. Кольцова, а также его одноклубников — игроков первой воронежской команды «Сфинкс».

Помимо футбола, Сергей Васильевич обладал и иными интересами. Его отец, присяжный поверенный В.В. Кольцов, в 1911 го­ду являлся одним из создателей Воронеж­ского общества военных охотников. Оно базировалось на бывшей Михайловской даче, рядом с которой находилось военное стрель­­бище. Отец воспитал в братьях Кольцовых, Сергее и Георгии, любовь к охоте (третий брат, Всеволод, к данному увлечению относился более прохладно). Одно из стихотворений Сергея «На подвывке» (он еще и стихи слагал), посвященных этому увлечению, опубликовано в книге «Из истории Воронежской охоты и собаководства»7.

После окончания I мужской гимназии в 1912 году С.В. Кольцов поступает на математический факультет Императорского Санкт-Петербургского университета. На юридическом факультете того же вуза учился его брат Георгий. Жили братья у тети — Клавдии Васильевны Кольцовой — в Санкт-Пе­тербурге, на улице Шамшева, 98.

 

Закончить обучение в вузе Сергею Кольцову не довелось — началась Первая мировая война. В студенческие годы Сергей не проявлял большого интереса к политике. В своих мемуарах он пишет об этом. Тем не менее, полностью безучастным к текущим событиям тоже не был: «К началу Первой мировой войны в наших студенческих головах, правда, далеко не сразу и, к сожалению, не у всех начало складываться представление о Родине, как о стране свободной, независимой, без «батюшки-царя», без поповщины и других атрибутов самодержавия… Однако в какие конкретные формы должно вылиться это представление о будущем страны — никто толком не знал. О судьбах России до упаду спорили на вечеринках, дискутировали на сходках, но дальше слов дело не шло»9.

С марта 1916 года Сергей Кольцов стал вольноопределяющимся 16-го Уланского Ново-Архангельского полка и проходил службу на железнодорожной станции Лиски Воронежской губернии. К июню 1917 го­да он смог дослужиться до прапорщика10. После установления советской власти, с весны 1918 года, он служил счетоводом в Контрольном отделе торгово-промышленных предприятий Воронежского национального банка. В июле того же года как бывшего офицера Сергея Васильевича поставили на учет в военкомате, который располагался в здании бывшей гостиницы «Бристоль». В сентябре 1918 года Кольцов уже служил в Красной Армии — с этого момента началась его блестящая карьера советского офицера, прерванная так внезапно арестом в период сталинских репрессий в 1938 году11. В дальнейшем он смог вернуться в Воронеж только после лагерей и ссылок, почти через двадцать лет…

В год проведения чемпионата мира по футболу в России, конечно же, нельзя не напомнить о вкладе Сергея Васильевича в становление отечественного футбола, в частности в Воронеже. Футбол появился здесь в 1908 году благодаря члену Петровского яхт-клуба, бухгалтеру Ивану Александровичу Панову, который увидел игру в Москве и купил мяч. Первые игры проходили на базе яхт-клуба на Петровском острове. В 1909-м здесь соревновались три команды: «красные», «синие» и «белые». Все они состояли из членов яхт-клуба. Игроки могли переходить из одного состава в другой, названия команд были условными — по цвету формы, поэтому настоящими футбольными клубами эти коллективы, конечно, еще не были. В качестве капитана «белой» команды как раз и выступал С.В. Кольцов12. Там же играл и его брат — Всеволод13. После победы «белых» в первенстве города 1910 года (в соревнованиях участвовали три яхт-клубовские команды) они получили моральное право дать настоящее название своему коллективу. Так команда стала выступать под именем «Сфинкс», а за победу в турнире каждый игрок получил памятный знак и общий снимок команды14.

В дальнейшем команда С.В. Кольцова развивалась стремительно. В 1912 году «Сфинкс» совершил первый выезд в Харьков, где проиграл команде «Женес» со счетом 0:2. Весной 1914 года воронежцы взяли реванш в Харькове, одолев местный «Спортинг» 2:1. Накануне Первой мировой войны многие игроки команды являлись студентами столичных вузов, что позволяло им наблюдать за более титулованными футболистами15.

Кстати, послевоенная судьба игроков дореволюционного воронежского футбола нередко складывалась трагически. Например, дворянин Александр Николаевич Алексеев после 1910 года переехал в Санкт-Петербург. По окончании Петроградской 12-й гимназии с осени 1916 года он учился в Петроградском университете на юридическом факультете. В школьные годы в сезоне 1915–1916 годов он играл за столичный футбольный клуб «Нарва». Его брат Николай также учился в столице, играл в том же сезоне в «Нарве» и поступил в Императорский Петроградский университет. В 1918 году братья вместе с отцом Н.П. Алексеевым (до революции ветеринарным врачом, надворным советником, гласным городской Думы и членом биржевого комитета, а в гражданскую войну — главой контрреволюционной организации в Царицыне) были расстреляны красными16.

Однако есть и обратные примеры того, как люди смогли не только успешно пройти через все горнила революций и войн, но и продолжить свою футбольную жизнь. Таким был выходец из крестьян Митрофан Николаевич Горяинов — игрок команды «Георгиевская» воронежской Троицкой слободы. В 1915 году в команду влились игроки второго коллектива Троицкой слободы «Бабры», и образовалась новая команда «Унитас», в которой также играл М.Н. Горяинов. В советские годы он выступал в воронежском «Штурме»17. В 1918–1921 годах Митрофан Николаевич, являясь добровольцем, служил в Красной Армии, воевал на фронтах гражданской войны. После этого он ходатайствовал о поступлении в Воронежский сельскохозяйственный институт по бесплатной квоте18. Интересно, что М.Н. Горяинов достаточно долго занимался спортом, обладая «слабым сердцем и легкими»19.

Частично известна судьба еще одного из первых воронежских футболистов. С 4 мая 1916 года воинскую службу на правах вольноопределяющегося проходил бывший игрок «Сфинкса», одноклассник и товарищ Сергея Кольцова — Анатолий Александрович Ялтуновский, зачисленный в списки 2-го резервного эскадрона 17-го гусарского Черниговского полка. 16 ноября того же года он был произведен в младшие унтер-офицеры, а 20 декабря сдал экзамены на чин прапорщика при управлении 1-й бригады кавалерийского запаса, дав подписку о непринадлежности к тайным обществам20. Это была стандартная необходимая процедура для получения офицерского звания…

Недавно в нашей стране завершился чемпионат мира по футболу. Он был организован и проведен на высшем уровне и уже получил признание ФИФА как один из лучших из всех состоявшихся турниров. Однако на этом работа не окончена. Теперь перед российскими спортивными функционерами стоит задача популяризации и развития отечественного футбола.

Одним из направлений этой работы, на наш взгляд, обязательно должно стать повышение внимания к истории российского спорта, в том числе и к его краеведческой составляющей. Важно показать, что футбол и другие дисциплины развивались в России, в Воронеже, в каждом губернском городе, в уездах и волостях еще в дореволюционный период, поэтому наше Отечество обладает глубокими спортивными традициями. За это необходимо поблагодарить энтузиастов, занимающихся поиском мельчайших крупиц истории в библиотеках и архивах, специалистов, обнаруживающих и публикующих новые данные, несмотря на, казалось бы, полностью раскрытые сюжеты в изданных ранее статьях и книгах по этой теме.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

 

1 Кольцов С.В. Воронеж спортивный. Воронеж, 1975; Кольцов С.В. Офицер из Воронежа // Мемуары. Вып. 9. Воронеж, 2008.

2 Нургалиева С. Несломленный Карлагом // Коммуна. 1990. 30 мая.

3 Из истории Воронежской охоты и собаководства: история, охотничьи рассказы, удивительные люди / В. Л. Елецких [и др.]. Воронеж, 2000.

4 Азаров М., Лебедев В. Эхо побед и рекордов. Воронеж, 2004.

5 Век футбола. 1908-2008 / авт.-сост.: А.А. Гудков, С.В. Погребенченко. Воронеж, 2008.

6 Воронежская энциклопедия. Т 1. Воронеж, 2008. С. 385.

7 Из истории Воронежской охоты и собаководства. Воронеж, 2000. С. 64–65.

8 Центральный Государственный исторический архив СПб. Ф. 14. Оп. 3. Д. 60548. Л. 8.

9 Кольцов С.В. Офицер из Воронежа // Мемуары. Вып. 9. Воронеж, 2008. С. 15.

10 Век футбола… С. 23.

11 Кольцов С.В. Офицер из Воронежа // Мемуары. Вып. 9. Воронеж, 2008. С. 14.

12 Кольцов С.В. Воронеж спортивный. Воронеж, 1975. С. 64–66.

13 Век футбола… С. 21.

14 Кольцов С.В. Воронеж спортивный. Воронеж, 1975. С. 68.

15 Там же.

16 Век футбола… С. 21.

17 Там же. С. 24–25, 34.

18 Государственный архив Воронежской области. Ф. Р–588. Оп. 1. Д. 173. Л. 198.

19 Там же. Ф. И–9. Оп. 3. Д. 450. Л. 1.

20 РГВИА. Ф. 400. Оп. 9. Д. 36638. Л. 67–69.