меню

(473) 228 64 15
228 64 16

Предчувствие цвета

НАДЕЖДА КНЯЗЕВА

Стихи

 

* * *

 

Вот, мальчику наскучила игра —

И он уходит прочь, оставив мелочь,

И застывает в космосе двора,

Не представляя, что же дальше делать.

 

Так после лета достаешь пальто —

И чувствуешь, что плечи узковаты,

Размер не тот и качество не то,

И странно, что носил его когда-то.

 

Так чешется под кожей у змеи,

Сбегающей из чешуи вчерашней,

Так режутся дома из-под земли,

Которая всегда служила пашней.

 

Мал потолок, и спят на дне квартир

Запаянные в капсулы надежды,

Когда ты изменяешься, а мир

Вокруг тебя — такой же, как и прежде.

 

СЛОВА И КАМНИ

 

Все думаешь: да куда мне,

Лучина не топит льды.

Бросаешь слова, как камни

Бросают в ладонь воды.

 

Круги разойдутся, смолкнут,

Но глянешь ли в глубину —

И только поймешь, как долго

Твой камень идет ко дну,

 

Где может упасть безвольно,

Стать частью материка,

А может черкнуть так больно,

Что помнится на века.

 

Волна своего улова

Не держит, фарватер пуст.

Ты — камень. Ты просто слово,

Упавшее с Божьих уст.

 

Невзрачный, убогий, тленный,

Не видишь вокруг ни зги —

А все же по всей вселенной

Идут от тебя круги.

 

* * *

 

Пока вертится день,

торопятся спицы рук,

мир так прост и прочен,

похож на гончарный круг,

где работа-дом,

где ком превращают в чашу.

Но мотив бессонницы выучив назубок,

видишь старый невод:

так тонок и так глубок,

что вот-вот — и не выдержит тяжесть нашу.

 

И понятно, что мы здесь, вроде бы, ни при чем,

так как каждый еще при рождении обречен —

в один узел завязаны тропы, пути и броды.

Но гореть —

не то же самое, что сгорать.

Музыкант берет инструмент,

начинает играть —

не затем, чтобы скорее дойти до коды.

 

И в четыре часа,

небесный поймав эфир,

ясно видишь:

прозрачен, прозрачен мир,

создающий опять дневную иллюзию тверди,

и что дождь по стеклу тянет щупальца, словно спрут,

и что лики зеркал, как часы, постоянно врут,

и что жизнь —

это лишь немного больнее смерти.

 

ТАК НАЧИНАЕТСЯ МОРЕ

 

Я расскажу тебе самую суть мироздания.

Гулкое слово «прощай», спотыкаясь о здания,

Рухнет у края, прорежет рассвета прореху.

Так начинается эхо.

 

Город-ракушка, сплетенные зелень и камень,

Узкие улицы скручены завитками

Синего шума шуршанье из щели в заборе —

Так начинается море.

 

Дождь сероглазый раскосые волны целует:

Воды небесные встретили воду земную —

Смех и смешенье, единство огромного с частью —

Так начинается счастье.

 

ПРЕДЧУВСТВИЕ ЦВЕТА

 

Если апрель, это значит, предчувствия жалят.

Это уборка к весне, закатав рукава.

Небо, прикрытое ветошью, уничтожает

снежные декадентские кружева.

 

Здания хлопают окнами, будто глазами,

пряча в карманах балконов, что выбросить жаль,

так старомодно стесняются перед друзьями,

с крыш убирая в серванты сосулек хрусталь.

 

Если апрель, это значит, опять обостренье,

вскрытые вены ручьев, оголенный асфальт.

Льдины топорщатся, реки опять в возмущенье

переплавляют оковы на жидкую сталь.

 

Ежатся лужи под пристальным истовым ветром,

сор выметающим с улиц и из головы.

Города холст замирает в предчувствии цвета,

Ждет пробуждения первой зеленой листвы.

 

Скоро воскреснет! — и тучи прошиты лучами.

Надо успеть! — землю колют иголочки трав.

Сын Человеческий с новой зарей над плечами

снова вернется к нам, смертию зиму поправ.

 


Надежда Александровна Князева родилась в городе Лукьянове Горьковской области. Окончила Арзамасский государственный педагогический институт. Работает учителем английского языка. Автор двух поэтических сборников. Член Союза писателей России. Живет в городе Арзамасе Нижегородской области.