(473) 253 14 50
253 11 28

На чужбине поет непокорная птица

Стихи участников межрегионального поэтического конкурса "Обетованному отеческому краю", посвященного 145-летию со дня рождения И. А. Бунина

 

Людмила Овчарова

 

НА ЧУЖОЙ СТОРОНЕ

 

Писатель носит Родину в душе.

И.А. Бунин

 

Тихо падают яблоки в старом саду.

Осень тучи запутала в темных аллеях.

В окаянные дни повторял, как в бреду:

«Не приму», «не прощу»,

«ни о чем не жалею».

Только вот на далеких чужих берегах

То ли в грезах, а то ли в ночных сновидениях

Выплывала Россия в холодных снегах

И в молитвах искала душа утешенье.

А когда очень ярко светила луна,

Вспоминались сирени душистые ветки,

Тихий смех у открытого настежь окна,

Расставанья и встречи в знакомой беседке.

Разве было в том мире лазурном легко?

Не давила тоска? Никогда не поверю.

Только Родина так далеко-далеко,

И закрыты навеки заветные двери.

Был великим. Великий для нас навсегда.

Бунин. Тихо листаю страницы.

Возвращаются все. Только вот иногда

На чужбине поет непокорная птица.

 

поселок Змиёвка,

Орловская область

 

Мария Соколовская,

дипломант Бунинского конкурса

«Обетованному отеческому краю…»

 

* * *

 

«Бунин жив», — царапает в подъезде

Пьяная веселая девчонка

И, кружась по лестнице, сбегает

От смазливых лиц, холодных пальцев

Нелюбимых мальчиков соседских.

А любим ей умерший в Париже

В нищете забытый старый Бунин.

Никому не нужный. Только ей.

В парке распускается сирень,

Статный свежий ветер привлекателен.

Пьяная от солнечных деньков,

Девочка танцует и смеется,

В стороне от миленьких подруг.

Мысли занимает русский Ваня,

Что в Париже ровно тридцать три

Года прожил.

Есть у девочки крещеная собака

(в детстве каждый знает: в рай с собакой

вход не запрещен). Фото папы.

Мама-алкоголик. Друг бездомный.

И старик, корпящий над столом,

Где-то в недоступном ей Париже.

Вот ее богатство, путь, судьба.

Облако для свешиванья ножек,

Цирк для избалованных детей.

Перед сном, сама того не зная,

Хмурит брови. Поджимает губы.

Безответно смотрит в никуда.

Нараспев тихонько произносит:

«Сент-Женевьев-де-буа».

г. Воронеж

 

Лариса Оленина,

лауреат Бунинского конкурса

«Обетованному отеческому краю…»

 

* * *

 

В прозрачном апреле рисуй, как кружат сквозняки

по выцветшим улицам с мокрыми пятнами снега,

где шум ледохода, донесшийся вдруг от реки,

тебя опьянит, будто узника после побега.

Взгляни, как легка на рассвете воздушная рябь

над дышащей плотью оврага за сонным предместьем,

куда долетает, разверзнув небесную хлябь,

трезвон колокольный, стихающий за мелколесьем.

Пиши этот благовест, как он плывет, не спеша…

Наверное, там, в поднебесье и время иное…

И это оттуда прощально рыдает душа,

за все расставанья казнясь запоздалой виною…

 

* * *

 

Проведем сентябрь в деревне

и опять, как в первый раз,

там томительный и древний

дух жилья одарит нас.

И добычею желанной

Нам покажется уют —

утешитель необманный

болевых душевных смут.

Утром сумрачным так ценны,

Так желанны станут вдруг

эти старенькие стены

и от лампы тусклый круг,

Богоматери склоненной

из оклада грустный взгляд,

да из книги оброненной

пара строчек наугад…

Умудренные ненастьем,

мы из временных гостей

станем плотью, станем частью

этих мест и этих дней,

как деревьев мокрых кроны,

что под вихрями сплелись,

как осенний дождь бессонный,

как в окно влетевший лист…

г. Воронеж

 

Геннадий Рязанцев

 

ПРОЩАНИЕ С ДЕТСТВОМ

 

Всходило солнце в шесть утра,

Сначала освещало раму,

Затем портьеру, часть ковра

И спящую тихонько маму.

 

Свет огибал овал плеча,

Изгиб руки, волос колосья,

И яркость первого луча

Делила мир на до — и после.

 

* * *

 

Ах, двенадцатый год,

Благодарственный год,

Принесли во храм

Дорогой киот.

А в киоте том,

Бисером расшитом, —

Богородица

Со Христом.

 

Она смотрит глазами

Строгими.

Плечи светятся звездами

Пологими.

А Господь не глядит —

Сердит.

г. Липецк

 

Ольга Григорьева,

обладатель специальной премии

Воронежской организации

Союза российских писателей

 

ДОМИК, ГДЕ РОДИЛСЯ БУНИН

 

Отвернемся и забудем,

Что была иная Русь…

Домик, где родился Бунин,

Как к тебе я доберусь?

Рассекая все границы,

Самолетом, кораблем…

Будет сниться, сниться, сниться

Двухэтажный этот дом.

Не Бутырки, не Полтава,

Не Москва и не Елец…

Все равно, где зрела слава,

А душа проснулась здесь.

Первый дом — всему основа,

Родниковая вода.

Здесь в него вселилось Слово

И осталось навсегда.

 

СКВОРЦЫ

 

Заселили скворечник скворцы…

Может, скажете — что здесь такого!

Заливаясь, шалеют певцы

От апрельского дня золотого.

Может, скажете — это старо,

Восхищаться их свадебным пеньем.

Ах, как скворушка чистит перо,

Ждет скворчиху свою с нетерпеньем!

… Рухнул век, и погибли отцы,

 

И давно поразъехались дети,

Но опять заселяют скворцы

Неказистые домики эти.

И, не ведая разных химер,

Возвращаются к милой отчизне,

Всем живущим даруя пример

Непонятной,

но правильной жизни.

г. Павлодар,

Казахстан

 

Елена Матросова

 

ДВЕ ПРАВДЫ

 

Было когда-то две правды на свете,

постоянно сменявших друг друга:

первая та, что жизнь несказанно прекрасна, а другая — что жизнь мыслима лишь

для сумасшедших…

И. Бунин. «Сны Чанга»

«К вечеру солнце теряет свои лучи».

В сумерках жизни правда всегда одна.

Если мужчина сгорбился и молчит,

Значит, он выпил правду твою до дна.

 

Горькая правда пьянит, погружая в сон.

Чудится жар в камине, не плачет дождь.

И колокольчики где-то роняют звон.

И непременно сбудется то, что ждешь.

 

Дальше — сплетутся забытые правды в сны.

Пес желтоглазый ляжет, вздохнув, у ног.

Птицами — листья с деревьев! И до весны

Нас позабудет старый, замерзший Бог.

 

Не были — были. Две правды, как выдох — вдох.

Жизнь, что вокруг, прекрасна! — одна из них.

Выживет тот, кто безумцем стать в жизни смог.

Это — вторая… Дождь за окошком стих.

г. Воронеж

 

Зоя Колесникова

 

22  ОКТЯБРЯ 2001  ГОДА

 

Воронеж. Нет цветов

у памятника Бунину…

И мокрая листва

вальсирует к земле…

Сегодня светлый день.

Но я не долго буду в нем.

Кричат страницы дня, —

грядущего, — в Орле…

Сквозь долгий перестук

колес, о вечном шепчущих,

прощальные слова

дают на все ответ:

пора, наверно, знать

поэту — милой женщине —

бессмертие в Любви,

других бессмертий нет…

……………………………

Сегодня светлый день.

г. Воронеж

 

Антон Бушунов,

дипломант Бунинского конкурса

«Обетованному отеческому краю…»

 

ХОЗЯЙКА УСАДЬБЫ

 

Горбатые тени на ужин

Сходились в гостиную к ней.

На шахматном столике мужа

Скелеты слонов и коней.

 

От мужа остались гвоздика

И стеганый драный халат.

Моргая от нервного тика,

Часы в коридоре стоят.

 

Семь лет как чердак заколочен,

Но скрипнет порой потолок.

В камине появится к ночи

Фаты закопченный комок.

 

Безмолвствуют трубы в котельной,

Сверчок за портьерой трещит,

Склонясь над тарелками, тени

Обсасывают хрящи.

 

И больше ни звука, ни слова,

Ни света в окне не мелькнет.

Сервиз поменяли в столовой —

Хозяйка усадьбу сдает.

г. Орел

 

Владимир Ващалкин

 

* * *

 

Ты помнишь, мой ангел, светлейшие плесы,

Сияние солнца в прозрачной волне?

Волна отражала русалочьи косы,

И взгляда смущение виделось мне.

 

Мы плыли неспешно по воле теченья,

И сами, казалось, избрали свой путь.

Когда потускнело протоки свеченье

И стала похожей водица на ртуть?!

 

Боюсь, мне уже не дождаться ответа,

И, видимо, больше уже никогда

В зеленом раю первозданного лета

Нас не околдует простая вода.

г. Саранск,

Республика Мордовия

 

Сергей Михайлов

 

ВЕЛЕС

 

Это сон или явь, наваждение?

Только лес почему-то затих.

Или может земли откровение:

Из груди ее льющийся стих.

 

Там шаги и дыханье тревожное,

И горящие ярко глаза. —

Из забытого тайного прошлого

Нелегко возвращаться назад.

 

На опасном мосту, на Калиновом,

Что над речкою Смрадной навис,

Он глядит, и тоской неизбывною

Слезы, капая, падают вниз.

 

Эти слезы по душам обманутым,

По-над Русью так плачет Велес…

Это тучами небо затянуто —

И дождем скоро вымоет лес.

г. Пермь

 

Татьяна Коржова

 

* * *

 

Темными аллеями бродили

И в садах покинутых блуждали,

Но нигде, увы, не находили

Даже тень его, безмолвны дали.

Уводили в никуда аллеи,

Тишина — ни шороха, ни хруста.

И в садах на ветках не желтели

Яблоки антоновские. Пусто…

Синь небес не разглядеть из мрака,

Лишь ветвей сплетенье, колыханье.

Свыше ни знамения, ни знака.

Отлетело легкое дыхание.

Белым блеском шелковым светились

В глубине аллей стволы березок,

Параллели двух пространств сходились,

Но сокрыт от взглядов перекресток.

Не сыскать. В столетьях разминулись.

Замер звук — ни стона и ни смеха…

Как от чар, мы от аллей очнулись,

Лишь прощальное осталось эхо…

поселок Змиёвка,

Орловская область

 

Зураб Бемурзов,

обладатель специальной премии

Воронежской организации

Союза писателей России

 

ЗИМА

 

И.А. Бунину

 

Говорила зима,

что она на ветру не остынет,

Что ветвей хрусталем

занавесит она холода.

Что в январском плену

будет все черно-белым отныне,

Что до мартовской лести

забудет природа цвета.

Только где-то в лесу

зацвела под снегами калина,

Свои гроздья в мороз

растопырив, как пальцы огня,

Только черным подлесьем

зияет моя половина,

И твоей чистотой

и рассветом не греет меня.

Только дни одичало

зимы и людей сторонятся,

Прикрываясь давнишней,

опавшей на землю бедой,

Только ходит январь

вдоль опушки в заштопанной рясе,

И пророчит весну,

разродившейся лишь лебедой.

Только в этом дурмане,

и выцветшем за зиму крае,

С горизонтов срываются

в бездну зимы облака.

Только каждую ночь

у опушки меня провожает,

Растопыренной пядью,

над черным сугробом рука.

 

БЕЛОЕ И ЧЕРНОЕ

 

Забылся вечер в синеве прохлады.

Мир протянул из-под ветвей ладони

И ловит дождь с осенним листопадом —

А мать моя играет на гармони.

И сотни рек по стеклам пробегают,

И ветер облака, как стадо, гонит,

Там, в сердце, заблудилась птичья стая —

А мать моя играет на гармони.

Заглохло все, забылось и ослепло,

Под жизнью пали загнанные кони,

И вдовы посыпают себя пеплом —

А мать моя играет на гармони.

 

Края глазниц, изъеденные солью,

Не белое, а черное запомнят.

От жизни плачут, в радости и боли —

А мать моя играет на гармони…

аул Али-Бердуковский,

Карачаево-Черкесия

 

Владимир Фалин

 

К БУНИНУ

 

В Озерки к Бунину… Тут от Ельца

Рукой подать до светлых теней дома,

А на машине можно в два конца

За два часа промчать по-деловому.

Но на мгновенье вдруг вообрази,

Что ты в санях, пропахших смачно сеном,

Декабрь зарей багровой моросит,

И тонет конь в сугробах по колено.

Чернявый мальчик кутается в шарф,

Тулуп поверх шинели гимназиста.

В седой овраг скатился солнца шар

И догорает там, искрясь лучисто…

Возница рядом. Он мосласт и сух.

Его слова порой мудры и дерзки,

А даль такая зыбкая вокруг,

Что тонут в ней лески и перелески.

Над чистым полем кружит воронье,

В свои гнездовья возвращаясь стаей,

У всех на свете есть свое жилье.

Есть Родина, воистину святая.

Она едина в мире и сильна

К себе великой тягою отныне,

Когда впервой небес голубизна

Тебе открыла таинства земные.

И повела, судьбой обременяя,

Страданьями и славою омыта…

А конь бежит, упряжкою звеня,

И снег морозный дыблется копытом.

Вокруг бескрайность, вечность и покой,

И жаден взгляд у юноши, как голод.

А впереди вся жизнь — поток людской,

И ощущенье, что еще ты молод.

Еще порой раздумья горячи,

И далеки превратности планиды.

В душе родятся чистые ключи

Стихов, еще строкой не именитых.

Но холодна мерцающая синь,

Струящаяся от зарницы нервно.

И первые утраты, как полынь,

Горьки до слез и солоны безмерно.

И, загустев, ложится на поля

Вечерний сумрак вязко до рассвета…

В свершенье таинств русская земля

Рождает нынче Бунина-поэта.

А дальше — вечный непокой души,

Любовь и слезы, горечь ностальгии,

Лишь только память чуть развороши,

Места припомни, сердцу дорогие.

г. Елец,

Липецкая область