(473) 228 64 15
228 64 16

Комиссар той далекой, гражданской

ЕВГЕНИЙ РОМАНОВ

(Превратности политической судьбы Ивана Врачева)

 

Создавая школьный музей в селе Полтавка Богучарского района, мы со школьниками вели активную переписку с участниками гражданской войны, собирали фотографии, литературу, воспоминания. В результате поиска сначала завязалась переписка с Михаилом Булавиным, известным воронежским писателем. Он пригласил меня в гости. Встретились с ним в Воронеже, в его маленькой комнатке. Он подарил для нашего музея свою книгу «Богучарцы», 1977 года издания, с личным автографом и пожеланиями. Подсказал несколько адресов участников гражданской войны. Писатель также рассказал, что есть еще одна книга «Богучарцы», написанная коллективом авторов в 1933 го­ду (книга была переиздана в 1935 го­ду, но впоследствии весь тираж был уничтожен — Е.Р.). Один из авторов, Иван Врачев, как оказалось, был на то время жив и проживал в Москве. На нашу удачу Булавин знал его адрес. По этому адресу я выслал свою научную работу, в которой попытался восстановить боевой путь 40-й Богучарской стрелковой дивизии буквально по дням. Вскоре получил ответ от Врачева, завязалась активная переписка. Только спустя 30 лет начинаешь осо­знавать, какой ценнейшей информацией и неутомимой энергией обладал этот человек.

В моем архиве сохранилось семь писем и несколько рукописей Ивана Врачева. В одном из писем он писал: «Благодарю Вас за подарок — Ваш очерк интересно написан на солидном научном уровне. Вы даже готовитесь к изданию книги о 40-й Богучарской дивизии. Хорошая инициатива. А какие у Вас возможности, на сколько печатных листов планируется книга? Для меня это не праздный вопрос. Вы, Евгений Павлович, просите меня о воспоминаниях, а мне не надо писать воспоминания, потому что я давно написал монографию о Богучарской дивизии на 40 печатных листов, имею о своей работе положительные отзывы историков. Кроме того, у меня есть статьи и очерки. Кстати, я начну присылать их в музей. А есть ли у Вас возможности перепечатать их на печатной машинке? Не собираетесь ли Вы в Москву? Хотелось бы встретиться… Если возможно, пришлите мне еще один экземпляр своего очерка… 16.01.82. И. Врачев».

Сразу после открытия школьного музея «Боевой славы» в 1984 году, И.Я. Врачев прислал письмо: «Благодарю Вас и членов музея при Вашей школе за присланную газету со статьей о начинании Вашей школы и приглашение на открытие музея. Очень тронут знаками Вашего внимания. Искренне приветствую юных краеведов и особенно инициаторов столь важного дела — выпускников школы Валю Червонную, Олю Золотореву, Нину Прядкину и других учеников, участвовавших в первых поисках. Для возможного пополнения фондов Вашего музея посылаю материалы… 4 апреля 1984 года. И. Врачев».

Однажды Иван Яковлевич прислал биографический очерк об И.Н. Домниче, написанный им в 1982 году для Воронежского краеведческого музея, а также его фото. С согласия автора этот материал был передан в местную газету «Сельская новь». Каково же было удивление, когда газета вышла со статьей «Легендарный Домнич», но вместо подписи «Иван Врачев» стояло «И. Яковлев». А под фотографией Ивана Врачева написано: «И.Н. Домнич». Я подумал тогда, что произошла ошибка. Однако все получилось не так. Известный местный краевед поведал мне интересную историю об этой публикации.

Но сначала — несколько вех из биографии Ивана Яковлевича Врачева. Дело в том, что когда в 1949 году, уже в третий раз в своей жизни он обратился к Иосифу Сталину с просьбой о восстановлении в партии, то его арестовали, как бывшего троцкиста. Постановлением ОСО при МГБ СССР в 1950 году он был приговорен к 25 годам ИТЛ строгого режима на Крайнем Севере. В 1956 го­ду ре­­шением Комиссии Президиума Верховного Совета СССР Врачева освободили со снятием судимостей и прекратили его дело «за отсутствием состава преступления». Однако в восстановлении в КПСС было снова отказано.

А теперь вернемся к газетной публикации в «Сельской нови». Дело в том, что в 1967 году в газете уже печатали «Странички из дневника» Ивана Врачева по материалам книги «Богучарцы» издания 1933 года. После нескольких статей редактора «приструнили» сотрудники органов. Публикация материалов И.Я. Врачева была прекращена. Вероятно, то же самое произошло и со статьей об И.Н. Домниче. Только в 1989-1990-м годах, когда в стране объявили «гласность», в нескольких номерах «Сельской нови» опять появились мемуары Ивана Врачева — «В самом начале» и «Я был сторонником Троцкого».

Переписка с легендарным бывшим военным комиссаром 40-й Богучарской стрелковой дивизии продолжалась довольно долго. Я не раз отдавал свои материалы на рецензию очевидцу и участнику революционных событий начала XX века. В 1990 году послал Ивану Врачеву очерк «Если сопоставить факты», опубликованный в местной газете. В этой статье была предпринята попытка опровергнуть утверждение Александра Солженицына, высказанное в книге «Архипелаг ГУЛАГ», о том, что в конце 1917 года и в начале 1918-го революционные трибуналы в глухих местах устроили «красный террор». В моем очерке сообщалось, что в Богучарском уезде власть сменилась практически бескровно. А потом сначала зверствовали белоказаки: «Начиная с 8 августа 1918 года, после приезда генерала П.Н. Краснова в Богучар, было арестовано и заключено в тюрьму более 300 человек. Каждую ночь белоказаки расстреливали и убивали в Богучарском яру по 15-20 человек… Только в августе было расстреляно 115 человек, 213 человек подвергнуто зверским истязаниям…» У крестьян отобрали 1326 лошадей, 1043 рабочих волов, были уничтожены многие посевы. Людей закапывали заживо в землю. В центре города расстреляли 28 красноармейцев. (Центральная площадь города почти 60 лет носила название Павших стрелков — Е.Р.) А в 1919 году в отместку именно богучарцы участвовали в подавлении Вешенского восстания, где и устроили «красный террор».

Иван Яковлевич не участвовал в подавлении восстания, так как возглавил дивизию в качестве военного комиссара 5 ноября 1919 года, но в городе Богучар бывал и хорошо помнил те события. В своем ответном письме он положительно отозвался об очерке.

Уже в другом письме, в феврале 1987 го­да он писал: «Отрадно, что Вы и Ваш коллектив проводит большую работу. О П.С. Грживо-Домбровском (П.С. Грживо-Домбровский с 17 августа 1919 года по 3 апреля 1920 года был начдивом 40-й Богучарской стрелковой дивизии — Е.Р.) и у меня нет ничего. Знаю только, что по окончании гражданской войны он жил в Калуге, был начальником военного училища. Относительно письма В.А. Васильева (военный комиссар Богучарского уезда Васильев В.А. в мае 1921 года написал письмо В.И. Ленину. В письме он сообщил, «что часть участников мятежа против Советской власти, вспыхнувшего в ноябре 1920 года в Богучарском уезде, уцелела и организовала бандитскую шайку, которая совершает убийства партийных и советских работников» — Е.Р.) ничем помочь не могу. Вы переоцениваете мои возможности, доступа в Институт марксизма-ленинизма я не имею. Ваш очерк интересен. У меня гостил Евгений Иванович Габелко, он член ученого совета Воронежского краеведческого музея, я сегодня передам ему Вам очерк для музея. Когда немного поразгружусь, постараюсь чем-нибудь пополнить Ваш музей. С приветом и пожеланиями успехов в вашем благородном деле. И. Врачев».

В одном из своих писем Иван Яковлевич пообещал прислать воспоминания о В.И. Ленине, с которым он беседовал в тех далеких сейчас для нас годах, да так и не прислал.

Работая над монографией, мне приходилось совместно с краеведом, участником Великой Отечественной войны В.Ф. Сыроваткиным общаться со многими участниками гражданской войны и исследователями. Владимир Федорович Сыроваткин посещал Ивана Яковлевича Врачева в городе Москве и лично с ним обсуждал нашу монографию, сделал много поправок. Он же посоветовал нам грамотного рецензента — кандидата исторических наук преподавателя Воронежского государственного института Евгения Ивановича Габелко, у которого я учился в студенческие годы. Иван Яковлевич дал еще несколько адресов, среди них был и адрес известного украинского краеведа Николая Дмитриевича Головачева. В своем письме Н.Д. Головачев поведал мне интересную историю, связанную с публикацией в 1957 году в газете «Правда» очерка «Легендарная быль» Гавриила Николаевича Троепольского. Этот документальный очерк пользовался тогда широкой известностью, речь в нем шла о событиях гражданской войны. В 1947 году Николай Головачев выступал с лекциями в Богучарском районе. Тогда же в районной газете «Коллективист» были опубликованы и несколько статей по истории края. В течение ряда лет он собирал и писал очерк о 40-й Богучарской дивизии. Когда рукопись поступила в Воронежское отделение Союза писателей СССР, Гавриил Троепольский взял и использовал из нее часть материалов и опубликовал свой очерк в газете «Прав­да». Началась «шумиха». В спор вступили сначала Валентин Александрович Малаховский (командир 103-го Богучарского полка, кавалерийской бригады, начальник 20-й дивизии. Кадровый офицер РККА, участник Великой Отечественной войны, генерал-майор — Е.Р.), затем Иван Врачев и Михаил Булавин, а также московский Совет ветеранов 40-й Богучарской стрел­ковой дивизии. Рукопись Г.Н. Тро­епольский вынужден был вернуть. Эту же историю рассказывал мне Михаил Булавин.

Уже в 1989 году увидела свет еще одна книга под названием «Богучарцы». Издали ее в городе Богучар, рецензировал и рекомендовал в печать кандидат исторических наук В.М. Фефелов, тогда заведующий кафедрой истории КПСС Воронежского филиала Московского областного государственного института физкультуры, научным редактором был Е.И. Габелко. Неоценимую помощь в ее написании и издании оказал Иван Яковлевич Врачев.

В годы перестройки об И.Я. Врачеве писала столичная и мировая пресса. Знаменитая английская актриса Ванесса Редгрейв, как «ископаемую диковинку», возила его с собой в Англию, Испанию, Грецию и по всему миру. Приезжал И.Я. Врачев и в Воронеж, гостил у Евгения Ивановича Габелко. Дал интервью газете «Коммуна», в которой когда-то был членом редколлегии. В 1997 году моя переписка с Иваном Яковлевичем Врачевым прекратилась: он умер, не дожив до своего столетия всего год.

 

Вместе с поисковой группой школьного музея нам удалось установить достаточно полную биографию Ивана Врачева. Он был сыном кочегара и прачки. Активно включился в революционные октябрьские события. Коммунист. В 21 год стал военкомом 40-й Богучарской стрелковой дивизии. Впоследствии — ярый «троцкист», открыто критиковал лично И. Сталина. Он подписал Декрет об образовании СССР в 1922 году. Начальник политуправления Туркестанского фронта, одновременно редактор фронтовой газеты «Еже­­­недельник политработника». Командующий Ферганской группой войск, начальник политуправления Отдельной Кавказской армии. Исключен из партии решением 15-го съезда ВКП(б). В 1929 году подал в ЦК ВКП(б) заявление о разрыве с оппозицией и просьбой восстановить в партии. Был восстановлен кандидатом, а 17 января 1930 году решением ЦКК ВКП(б) вновь стал членом партии. В 1936 году опять был исключен из пар­тии и арестован, в 1937 году приговорен без суда к высылке с семьей. В 1938 году отказал НКВД СССР убить Л.Троцкого в Мексике. Трижды обращался с письмами к И. Ста­лину с просьбой отправить на фронт в Великую Отечественную войну. Не получив ответа, ушел в армию рядовым. Дослужился до старшины. Несмотря ни на какие превратности политической судьбы, всегда оставался патриотом Отечества.