меню

(473) 228 64 15
228 64 16

Горячие слова — на ледяное небо

Общая тетрадь

 

Юрий Новиков

 

МИР РИСУЕТ ДЕВОЧКА

 

Сарафанчик с белочкой,

Карандаш в руке —

Рисовала девочка

Счастье на листке.

На листочке в линию —

Солнца яркий круг,

Птицы, небо синее

И цветочный луг.

В том рисунке — мирные

Дни ее страны.

Ты не знаешь, милая,

Ужасов войны.

Сарафанчик с белочкой,

Карандаш в руке —

Мир рисует девочка

На своем листе!

 

АМУРСКИЕ ВОЛНЫ

 

Под перестук колес вагонных,

Под мерный рокот голосов

Ласкают слух, чаруют «Волны…»

С амурских дальних берегов.

Касаясь кнопочек баяна,

Как будто женщину ласкал,

Старик без фальши, без изьяна

Самозабвенно вальс играл.

И все печали позабылись,

Стихает рокот голосов.

Лишь звуки вальса сладко плыли,

Придя с амурских берегов…

 

г. Павлоград

Днепропетровской области

(Украина)

 

Екатерина Барбаняга

 

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

 

                                                 Памяти моей бабушки

 

Закрывай глаза, родная моя, закрывай.

Эти сны — предвестники Рая, в котором май

Такой же, как за окном — изумрудный шелк.

Бог пришел за тобой, родная, с креста сошел.

Закрывай глаза, закрывай и поспи еще.

Снам тревожным твоим только ангелы знают счет,

Только им ведома вся боль твоя, только им.

Слышишь, душу зовет к заутреней серафим?

Может, это не ночь, просто синих гардин обман,

Может, звездам светить сквозь день дар особый дан?

Но ты все же поспи, чутко внемлет дыханью сонм —

Многокрылой любви беззастенчивый унисон.

Отпускай! Отпускай эту жизнь — в ней полно хлопот,

Иссыхает ручей и судьбой больше не течет.

Замирает — во дреме — пульс. Спи, родная, спи.

Чашу долгих дней тебе было дано испить.

Путь непрост и извилист — с собой ничего не взять:

Ни слов, ни воспоминаний цветную прядь.

Тело плавится, словно масло, в прямых лучах —

Так ромашки цветок отцвел солнцем и зачах.

Это правда веков, ее нерушимый столп:

Мы приходим в мир и уходим частичкой толп.

От первого в легких воздуха — к пустоте

Отмеряно только раз каждому взлететь.

Твой последний сон овевает дыханьем ночь,

Пальцы вздрагивают, как перья у птиц — точь-в-точь.

Засыпай, закрывай глаза. Я тебе пою.

Отпускай эту жизнь, засыпай… Баюшки-баю.

 

г. Санкт-Петербург

 

Екатерина Ступникова

 

* * *

 

Горячие слова — на ледяное небо,

Как камушки пускать по розовой воде,

Пытаться понимать и доверяться слепо,

И вспоминать, где мы и наши чувства где…

От времени и глаз сбежавшие случайно,

Запутанным в себе, что остается нам —

Глядеть на этот мир, раскинутый бескрайно,

Отчаянно искать приют любимым снам

И обжигаться о летящие несмело

Горячие слова, не принимая их…

Так поступали мы, только вода темнела,

И ледяное небо скрывало нас двоих.

 

* * *

 

В сочетании секунд и композиций

По одной из тысячи причин

Снова я смотрю, как речка длится,

Снова слушаю, как мы молчим.

И касаются земли — спокойной, темной,

С ледяным налетом по краям —

Наши неприкаянные корни,

И врастает в землю злой бурьян.

Вы простите, речка, травы, птицы,

За отсутствие согретых сердцем слов,

Что родное место редко снится

И стирается за пылью городов…

 

г. Воронеж

 

Кристина Гайдукова

 

* * *

 

Солнце садится, машины паркуются,

к счастью сыскав места.

Где-то под звездами люди целуются —

сладки у них уста.

Дети смеются, беснуются в дворике —

весь их удел таков.

Завтра с утра вновь гадать будут дворники:

кто притащил щенков?

 

День этот кончился, жалко ли, к радости —

вот ведь поди узнай.

Если в сон клонит от мягкой усталости —

медленно засыпай.

Все свои мысли дурные и славные

молча отдай в закат.

И вот увидишь, в этом есть главное —

если утру ты рад.

 

Если не рад (и такое случается)

помни простой совет:

с сердцем тоска просто так не прощается.

Темное лечит свет.

Шторы раздвинь на глазах и на улицу —

сдайся и привыкай.

Это в тебе новый день образуется.

Жмурься. Цени. Вдыхай.

 

ИПОТЕЧНОЕ

 

Столько домов возводится,

к небу поданы.

Смотришь: пустырь-безводица,

год — и проданы

площади, метражи,

пластик, плиточки.

Нанизаны этажи,

как на ниточку.

 

Кипельно-белый мел,

двери, лестница.

Тысячи новых тел

в короб вместятся.

Тысячи голосов:

мамы, деточки.

И на глухой засов

свои клеточки.

 

В солнце бликует двор

металлический.

Каждому свой мотор

механический.

Каждый, кто так сумел —

считай, выиграл бой.

Этого ты хотел,

ипотечный мой?

г. Воронеж

 

Юрий Богомолов

 

* * *

 

Не гонись, парнишка,

За копейкой легкой.

Будешь ехать тише,

Будет путь далекий.

 

Не гонись, парнишка,

За никчемной славой.

У людей повыше

Тяжелее нравы.

 

Не гонись, парнишка,

За любовью сладкой,

Что спелї, как вишня.

Но полна отравы.

 

А живи, как скрипка,

Ломко и беспечно.

И пропой нам песенку:

«За рекой, за речкой…»

 

* * *

 

Ему знакомых не хватало,

Обычных встреч, обычных бед.

Он по ночам ходил к вокзалу

И в кассе покупал билет

 

Куда подальше. На Воронеж.

Средь ртутных луж один стоял.

Его толкали на перроне.

А он как будто провожал

 

То ли сестру, то ли коллегу…

Но, не подверженный вранью,

Присыпанный колючим снегом,

Он юность провожал свою.

 

Он в юности друзей оставил.

Подруг небрежно растерял.

(Тогда еще житейских правил

Он никаких не наблюдал).

 

Позднее только он заметил,

Утратив и запал, и стать:

Судьба, конечно, мягко стелет,

Но почему-то жестко спать.

 

И он не ехал в свой Воронеж

(Кому он нужен в поздний час!)

И рвал билет, и в переходе

Его уже не видел глаз.

 

* * *

 

Человек ничего не умеет,

У него только сердце болит.

Огонек сигареточки тлеет,

Да по шиферу дождик шуршит.

 

Он все курит и курит, и курит,

И посматривает вокруг.

Он случайно женился на дуре.

Он утратил и зренье, и слух.

 

Но глаза ли его обманули?

Или голос ее с хрипотцой?

Только взяли да не вернули

Из кармана его золотой.

 

Он теперь ничего не умеет,

У него только сердце болит.

Он, конечно же, будет умнее.

А пока сигаретка горит.

г. Москва

 

Евгений Кисляков

 

* * *

 

Я на Чистых Прудах не встречал суеты,

Там иначе все обустроено…

Другой времени ход, в самом центре Москвы

Все красиво, спокойно, достойно.

 

Много там я провел одиноких часов,

Чтобы мысли собрать воедино,

Наблюдал отраженье в воде облаков,

Это место, оно, как вакцина

 

Для уставшей души от столичных шумов,

От метро и безвылазных пробок.

Нет, на Чистых Прудах не писал я стихов,

Хоть и с музой встречался бок о бок.

 

Видел я музыкантов, художников там,

Попадались порой и поэты…

Я смотрел в эти лица, читал по глазам —

Есть у всех с этим местом секреты.

 

Пусть же так остается во веки веков —

Разум лечится там от болезней.

Нам еще завещал это Игорь Тальков

В старой, доброй, лирической песне…

 

МОНОЛОГ В УТРОБЕ МАТЕРИ

 

Здравствуй, мама! Ты проснулась?

Я пока что не хочу.

Ты оделась и обулась,

А я ножкой колочу

 

В твой животик… чуть щекотно,

Ведь тебе не больно, мам?

Мне не очень здесь свободно,

Как на воле, в жизни, там…

 

Я пока что не родился

И чуть-чуть потороплюсь,

Мне сегодня мир приснился —

Тот, в котором появлюсь.

 

Как ты выглядишь, не знаю,

Мне б уже прийти скорей.

Да… Мамуль, я обещаю,

Буду лучшим из детей!

 

Я послушным буду сыном

С моих самых первых дней,

Стану смелым я мужчиной,

Мир ваш сделаю добрей.

 

Мам, ты плачешь… Что случилось?

Не волнуйся, я с тобой!

Что сердечко так забилось?

Ты живот погладь рукой…

………………………………..

Врач… Больничная палата,

Кровью залита душа.

В кассу небольшая плата

За убийство малыша…

 

г. Воронеж

 

Александр Какунин

 

           Бессонница. Гомер. Тугие паруса…

                                                     О. Мандельштам

 

Сон. Мандельштам. Безветрие. Мотор.

«Грей» всех достал за сутки у причала.

Никто пока не дует из-за гор —

Там новый день берет свое начало.

 

И вдруг над бухтой облачный белок

Завел свою омлетную болтанку:

Он тыщи лет не ловленный желток

Себе надумал жарить спозаранку!

 

Но карты спутал мрачный Карадаг —

Опять не там сверкнул электрогрилем,

И все осталось на своих местах,

Барашки в море обернулись штилем…

 

И легким бризом ласковый закат

Потрогал перья ватных оригами,

Еще никем не найденный агат,

половичок и томик со стихами…

г. Коктебель

 

Алексей Шишкин

 

* * *

 

Дороги, дороги, как смрад в тяжком зное.

И их не хватает моторам колесным.

То пробки замедлят в ненужном покое.

То гонки надрывные в вое несносном.

А город закован асфальтом, бетоном,

И некуда аисту здесь притулиться.

Моторов все больше со скрежетом, звоном,

И негде посевам травы укрепиться.

Да что же и сетовать, кто там услышит.

Кому не дано, может тот не увидеть…

Гляжу вдаль — земля подчинилась, не дышит,

Не в силах бензиновый голод насытить.

 

* * *

 

Лес пошумел и нахмурился —

Ветрены вести плохие.

Есть и хорошие: вдумайся —

Как-то встряхнулась Россия.

Можно пройтись, где теплее,

Греться в багрянце восхода;

Думать чуть-чуть веселее,

Чем напоет непогода…

Встретить знакомого, словом

С ним перекинуться можно:

Пусть и со смыслом суровым,

Пусть и войдет он подкожно.

С ним мы сойдемся в печали,

Если коснется тревога.

И… за лесные дали

Будет тревожно немного.

 

г. Липецк