(473) 228 64 15
228 64 16

Буквицы солнечной пыли

ВЛАДИМИР СОРОЧКИН

Стихи

 

* * *

 

Олегу Янкову

 

Ангелы всюду…

Они — посмотри:

Кружат незримо, мелькают, как блики,

Прячутся, только искрятся внутри

Каждой морщинки их чистые лики…

 

Кто запретит им еще и еще

Вновь осязать наши грешные души.

Вот на твое взгромоздились плечо

Дюжина ангелов, дюжина дюжин!..

 

Недосыпая, все ночи и дни,

Жизни сжимая в мгновенья и миги,

Ангельской азбукой пишут они

Судьбы людские в амбарные книги…

 

Если доступен тебе их язык,

Их письмена, что чудны и крылаты,

Ты расскажи, узнавая из них —

В чем же мы правы, а в чем — виноваты.

 

Ты расскажи, прочитав по слогам

Жгучие буквицы солнечной пыли —

Что же мы сделали нашим врагам,

Что мы для наших друзей позабыли.

 

Ты прочитай в неразборчивой мгле

Знаков, что время не переиначит —

Что же мы значим на этой земле,

Где лишь немногое что-то да значит…

 

Пусть примечают в бореньях земных,

Глядя в открытые души, как в бездну, —

То, что нам нечего прятать от них

И друг от друга скрывать бесполезно.

 

* * *

 

Этот день неподвижен, но вспыхнет на смену ему

Бесконечная ночь за чертой ослепленного взгляда.

Незаметно — как жизнь — незаметно в осеннем дыму

Листопад отшумит, и наступит пора звездопада.

 

Но останусь я там, где последние ноты звучат

Уходящего времени, пьющего вечности воду, —

Там, где падают птицы, летя на кровавый закат,

Пропадая в высокой траве, обращенной к восходу.

 

* * *

 

Лети, стрела, пронзая зной,

Сквозь ветер, что тебе подобен. —

Не щит, а только взгляд чужой

Остановить тебя способен.

 

Твои теперь простор и пыль.

Пускай твоя душа узнает,

Как из пустых глазниц ковыль

В степи весною прорастает.

 

* * *

 

Бывают дни пронзительного счастья,

Когда уже почти сойдя на нет,

Душа не разрывается на части,

Но воедино связывает свет,

 

За тенью жизни — призрачной и длинной —

Скрывает и безверие, и зло,

И трещины замазывает глиной,

Как ласточка разбитое гнездо.

 

* * *

 

Казалось: вся жизнь впереди.

Коль молод — плевать на потери.

Но шепот твой: «Не уходи» —

Меня удержал возле двери.

 

С тех пор пролетели года.

Я стольких оставил и вышел

Из стольких дверей — в никуда,

Но слов этих больше не слышал.

 

Давно отшумели сады,

Давно уже выросли дети,

Но шепот твой: «Не уходи»

Еще меня держит на свете.

 

* * *

 

Ты приходишь дождем, ты себя не жалеешь совсем.

Ты становишься явью, окутанной терпкими снами.

Но, чем ближе хотим мы друг к другу приблизиться, тем

Все безбрежнее пропасть невольно встает между нами.

 

И, как будто, пульсируя, дни обращаются вспять,

Оплывая тягучей водой по иссеченной раме,

И, когда я к тебе прикасаюсь — опять и опять

Разрывается небо, утробно играя громами.

 

Ты приходишь дождем, неразрывной сплошной пеленой,

Ты смываешь ту ложь, что минувшие годы не смыли,

А когда исчезаешь — вокруг растекается зной,

Оставляя меня задыхаться в потерянном мире.

 

Но мне страшно тянуться к тебе, преступая черту,

Чтоб прильнуть, чтоб уткнуться незряче в продрогшую шею,

Чтоб не видеть в зрачках твоих трепетных ту пустоту,

Что собою заполнить уже никогда не сумею.

 

* * *

 

                      Сергею Карачакову

 

Он шел в ночи, черней, чем дым

Над прахом деревень,

И тьма лежала перед ним,

Как собственная тень.

 

Он шел быстрей, чем время шло,

Быстрей, чем мог идти…

Пустое, мертвое село

Лежало на пути.

 

В дом постучал, но звук во тьму

Прочь унесли ветра,

И не открыли дверь ему

У этого двора.

 

Стучал он в дом другой, и вновь

Стучался в третий дом,

Но стук проглатывала ночь

На много верст кругом.

 

Холодным ветром пальцы жгло,

Но и в домах других

Они не слышали его,

И он не слышал их…

 

И тяжелела на плечах

Ночная круговерть,

И каждый звук, и каждый шаг

Был обречен на смерть.

 

…Он уходил на шум реки,

Как будто в мир иной,

И зажигались огоньки

В окошках за спиной.

 

* * *

 

Когда сам воздух рвется и трещит,

Тогда и я тебя среди безлюдья

Каленой кровью выплюну на щит,

На грудь, на древко, сросшееся с грудью, —

 

И взгляд смежу, чтоб даже таковой

Забыть тебя — без боли и помина,

Чтоб до конца — корнями и травой

Земля нас уравняла воедино.

 

* * *

 

В прах сухое зерно опустила рука,

И пролился полуденный дождь на долину,

Чтоб услышала почва движенье ростка,

Чтоб дыхание жизни пробилось сквозь глину.

 

И побег появился, сливаясь с травой,

И зеленые стрелы в зенит устремились,

Чтоб вершина на солнце шумела листвой,

Чтобы корни во тьме вековой шевелились.

 

АНГЕЛ

 

Пред собой я так близко увидел чело

Золотое, как свет, и благое, —

И одно — точно солнце — горело крыло,

И синело, как небо, другое.

 

И ничто не смущало саднящий покой,

Лишь лучи расходились тугие.

Я спросил у него: «Почему ты такой…

Почему твои крылья такие…»

 

Я тянулся к нему, словно пыль на стекло,

Можно было потрогать рукою

И одно, что горело, как солнце крыло,

И, подобное небу, другое.

 

Но исчез он, и меньше не стало огня,

Лишь рассыпалось ветром горячим:

«Я такой, чтобы ты не увидел меня

Меж землею и солнцем парящим…»

 

* * *

 

Склонюсь у тропы… Нога

Чужие примнет следы.

Из слезного родника

В ладонь зачерпну воды.

 

Дохнет чистотою глубь,

Затерянная в лесу,

И капли, сорвавшись с губ,

Просыплются на листву,

 

На землю, и дальше — вниз

Уйдут, соскользнув туда,

Где лес над тобой повис,

И тело твое — вода.

 

* * *

 

Разлука меня измотала,

Как будто, сливаясь в огне,

Тяжелые струи металла

Тебя выжигали во мне.

 

С дыханьем рвалась ты наружу,

И мне не хотелось дышать,

И можно — казалось бы — душу,

Как слиток в руке подержать.

 

Когда-то алхимики так же,

Иного не зная греха,

Испачкавшись в угле и саже,

Молясь, раздували меха,

 

И с тихой улыбкою счастья

Крестились на образ святой,

И серый свинец превращался

В сияющий луч золотой.

 


Владимир Евгеньевич Сорочкин родился в 1961 го­ду в городе Брянске. Окончил Брянский технологиче­ский институт, Высшие литературные курсы при Литературном институте им. А.М. Горького. Работал на производстве, в издательских организациях, журнальном бизнесе. Главный редактор альманаха «Литературный Брянск». Публиковался в журналах «Москва», «Наш современник», «Молодая гвардия», «Юность» и др. Автор книг стихов «Луна», «Тихое «да», «Завтра и вчера». Лауреат многих литературных премий. Председатель Брянского отделения Союза писателей России. Живет в Брянске.