(473) 253 14 50
253 11 28

А март пришел с лицом апреля…

Стихи

 

Сергей Михайлов

 

***

Россия уснула в оврагах

Средь елей и сонных болот,

А волк — одинокий бродяга —

Ночами ей песни поет.

А песни те кажутся воем.

И тонкий пугается слух.

И тешатся мысли разбоем

И плачем детей и старух.

То реже забьется, то чаще

Усталое сердце, дрожа, —

Как будто скрывается в чаще

Лихая орда каторжан.

Забытые прошлого тени

Страдают у сонных болот.

И древняя страшная темень

С оврагов по-волчьи идет.

 

***

Время бежит вприпрыжку

За нашей душою кроткой…

Кто-то идет за книжкой,

Кто-то идет за водкой.

Каждому жизнь — дорога,

Только не всем под силу…

Кто-то находит Бога,

Кто-то свою могилу.

Время меняет лица,

Но неизменны души…

Кто-то летать стремится,

Кто-то идти по суше.

Каждый проходит смело

Свой океан и сушу…

Кто-то спасает тело,

Кто-то возносит душу.

 

***

— Что грустишь ты, Украина,

Наклонившись у Днепра?

Иль от тяжести поминок

Голова болит с утра?

 

Не поешь веселых песен

И не водишь хоровод.

Или мир не интересен,

Иль устала от забот?

 

Почему твои дивчины

Не плетут тебе венки?

Иль задавлены кручиной

Лежат пьяны парубки?

 

— Не до песен мне веселых,

Хороводов не веду:

Города мои и села

Будто в огненном аду!

 

На полях на васильковых

У могучего Днепра

Хороню детей я новых

С ночки темной до утра…

г. Пермь

 

Михаил Яковлев

 

ГОЛУБИ

 

У ворот монастырских кормил голубей

последней краюхою хлеба.

Были голуби — белого снега белей,

а ворота — лазурнее неба.

 

И, взирая на добрых доверчивых птиц,

подаривших смирение ветру,

увидал, как Иосиф двоих голубиц

в день восьмой приносил в храме в жертву.

И глазам моим, грешным, не верила плоть,

называя видение — ложным…

А в ладони никак не кончался ломоть,

восполняемый Матушкой Божьей!

г. Воронеж

 

Виктория Дубинкина

 

***

Украинка я по матери,

А по духу птица вольная.

Не хотите быть нам братьями?

Что ж, обидно, даже больно мне.

Мне к лицу веночек с лентами,

А рубаха шита крестиком.

Мы же с вами одинаковы,

Почему сейчас не вместе мы?

Мы же с вами как две реченьки,

Как березки в поле белые.

Что ж вы, братья, с собой сделали?

Стали звери оголтелые.

Вы же душите и травите,

Вы ж бомбите, убиваете,

Вы в самих себя не верите,

Вы уже в детей стреляете…

И народ свой перепуганный

Под флажки как скот сгоняете,

Жжете, если кто и выживет —

Вы лежачих добиваете.

Человеческие ценности

Растеряли, перегадили.

Под бендеровскими лозунгами

Лик свой истинный утратили.

Ну а души ваши чистые,

Испокон веков свободные,

Чужеродным страшным демонам

За пятак с полтиной проданы.

Не хотите быть нам братьями?

Бог рассудит, время вылечит.

Два птенца от одной матери.

Но один из гнезда вылетит.

Налетавшись вдоволь по небу,

Опалив крыла до белого,

Он вернется, как намается.

Лишь бы слишком поздно не было.

г. Бутурлиновка,

Воронежская область

 

Алиаскер Ашрафов

 

***

У любви нет ни будущего, ни прошлого.

И в любви не должно быть ничего пошлого.

Есть только настоящее:

В себя глядящее,

Никого не щадящее.

 

***

Лучше быть как растение скошенным

Где-нибудь в окружении дружном,

Чем любимою женщиной брошенным

И другим уже больше не нужным.

 

Когда солнце как сердце погасло,

По ночам не давая уснуть,

Превращаясь в горячее масло,

Обжигая холодную грудь.

г. Воронеж

 

Татьяна Сергеева

 

В КЕДРОВОЙ ЛОЩИНЕ

 

Смотрит луна сквозь оконную раму,

Где-то стрекочет сверчок,

Снова прошу рассказать мою маму,

Пусть домотает клубок…

 

Молча подушку она мне поправит,

Лампу притушит слегка,

Правду расскажет, а может, слукавит.

Ляжет на лоб мне рука.

 

«Было давно это, мало, кто верит,

Будут ли врать старики,

Будто, как люди, любят и звери…

Случай вот был у реки.

 

Волк-одиночка, гордый и смелый,

Стаей своей пренебрег,

Был он в охоте лихой и умелый,

Сердце медведицы сжег.

 

Гордая, сильная и непреклонная,

Знала тайгу и людей,

Смелая, властная, с виду спокойная,

Много видала смертей.

 

Волка любила на расстоянии,

Не нарушая покой,

Так и жила она в том ожидании,

Когти ломая порой.

 

Как-то однажды утром холодным,

Чувствуя рядом беду,

Любящим сердцем и благородным

Тихо сказала: иду.

 

Вой раздается по сонной округе,

Лапой в капкан угодил.

И в леденящем каком-то испуге

Гордость свою загубил.

 

Видит за кедрами егерей стаю,

Ружья, собаки, клинки,

Волку плененному смерти желают,

Гончие рвут поводки.

 

Только медведице ль стаи бояться,

Лапой разжала капкан,

Некогда, милый, с тобою прощаться,

Прочь уходи сквозь туман!

 

Так и ушел он с истерзанной лапой,

Воем гортанным давясь,

Позже услышал вздох ее слабый.

Он уходил, не смирясь.

 

А через год из кедровой лощины,

Егеря люди несут…

Волка убили выстрелом в спину.

Так и свершился тот суд».

г. Новокузнецк

 

Павел Колядинцев

 

РОССИЯ

 

…как ты смогла себя отдать

              на растерзание вандалам…

И. Тальков

 

Я вопрошаю, Боже,

Прости, что вообще смею:

Долго ль так быть может?

Что ж ты творишь с нею?!

 

Кровью ее алой

Белую ее кожу

Разве кропил мало?

Что же теперь, Боже?

 

Ты окрылял верой,

Сыпал любви ноты,

Только другой мерой

Счастье измерил кто-то.

 

И ликовали площади,

Руша, что было свято…

Как ты позволил, Господи,

Брату убить брата,

 

Веру топтать с хохотом,

Правду смешать с прахом,

Бить то серпом, то молотом

По куполам с размаху?!

 

Что натворили — не ведали,

Всеми старались силами…

Боже, тебя ж предали

Те, кого ты миловал!

 

Мало ль дождем горестным

Беды идут над Россиею?

Господи, дай нам совести,

Смилуйся, спаси ее…

 

Боже, прости, что всуе…

Ты не даешь ответа…

Больно любить такую,

Только другой нету…

 

ПУТЬ К ПАСХЕ

 

Закрыв Прощеным воскресеньем

Дверь на пути мирских забот,

В Поста Великого мгновенья

Россия тихо Пасхи ждет.

И эта грусть благословенна…

 

День, прибавляясь понемногу,

В сраженьи с ночью победит!

Мы к Празднику пойдем дорогой

Добра и искренних молитв.

Дорога к Пасхе… Ну же, с Богом!

 

Наш дух, почти уже уснувший,

Разбудим верою своей…

Господь омоет наши души!

Все благовест звучит ясней…

Постой. Перекрестись. Послушай…

 

И вновь Христовым Воскресеньем

Закончится Великий Пост…

И будет всякому прощенье,

Кто тяготы смиренно нес,

Кто к Пасхе долго шел в смиреньи…

г. Воронеж

 

Юлия Сухорукова

 

***

  Лермонтову

 

Не про поэта пропета ода,

но расклад про него таков:

нет поэта — и нет народа,

осталось сборище едоков.

Родился поэт — и пришел воитель

от детского лепета до седин.

Поэт, несомненно, — народа родитель,

хоть одновременно — народа сын.

г. Урюпинск,

Волгоградская область

 

Ирина Васильева

 

***

He моя — моя вина.

Не мое — мое вранье.

То не ночь стоит темна,

Налетело воронье.

Прокричал вдали петух,

Разнеслась молва-река,

И последний свет потух,

Почернели облака.

И теперь моя вина,

И вранье — мое вранье,

Неродная сторона,

Незавидное житье.

Рубят правду на дрова,

Щепки острые летят.

А слова, слова, слова…

Не сгорают, но коптят.

 

***

Тени, тени прошлого.

Что вам до меня?

Ничего хорошего

В том, что я — не я,

И не жаль нисколечко,

Чудо не зову.

Притворюсь тихонечко,

Что и я живу.

 

***

Пьет Красно-Солнышко Синее море,

В тучке дырявой запуталось ножкой.

Вечер приходит в страну Лукоморье

Огненно-рыжею ласковой кошкой,

 

Трется о скалы игриво волнами,

Песню мурлычет и лодки колышет,

И припадая к воде берегами,

Пеной морской строки белые пишет.

 

Синие волны листают страницы.

Судеб обрывки уносит теченье.

Если на солнце смотреть сквозь ресницы,

В сердце мечта обретает значенье.

 

И оживают герои романов,

Верные рыцари смелой удачи.

Знают они, что в дырявых карманах

Звезды небесные чище и ярче.

 

Радуг цветы без любви не сияют,

Счастье держать в сундуке ненадежно.

Женщины-птицы красиво летают,

Но приручить их, увы, невозможно.

 

Не потому ли на голос сирены

Лодки плывут и плывут безвозвратно…

И облачаясь в прозрачность Селены,

Верит душа — в мире все вероятно.

г. Воронеж

 

Елизавета Коротких

 

ОСЕНЬ

 

Печальная и нежная картина:

Кусочек осени — лишь золотой осколок.

Как клену этому не тяжело, не больно

От блеска этих огненных заколок?

 

Как небу этому не горько вечерами,

Когда без солнца умирают света краски?

Когда на ледяной оконной раме

Застынут тени — сказочные маски.

 

…Как ни дышалось осени духами,

Как ни смотрелось мне на позолоту,

Да только все тянулась я руками

К весеннему, надежному оплоту.

 

АВТОГРАФ ВОЙНЫ

 

Кто победил, кто — голову склонил.

Кто-то живой, а кто-то там… за дверью…

Ведь у войны не отобрать чернил

и не отнять, не уничтожить перья.

 

Кто-то решил, что стоит позабыть…

Но эта мысль жестока и дика:

Шекспировское «быть или не быть»

Обидно для героя-старика…

 

И, словно подпись — братские могилы.

На каждую семью легла печать…

И как у женщин тех хватило силы

Так провожать, так ждать и так встречать?!.

 

Сейчас и слезы радости так редки,

А может, их положено скрывать.

Чтоб не читать военные пометки,

Достаточно совсем не воевать…

 

И в память о сердцах, единых, кровных,

натруженных, мозолистых руках —

Автографы на древах родословных,

Дыхание войны — на орденах.

г. Воронеж

 

Галина Таланова

 

***

И март пришел с лицом апреля.

И снег осел и посерел.

И с крыши прыгают капели,

Но ты мне вслед не поглядел.

И я ушла, расправив плечи

И кутаясь в ажурный шарф,

И все твердя:

«Еще не вечер,

Не надувай воздушный шар.

Он полетит, чтоб зацепиться

За крону — и остаться в ней

Поникшей, сморщенной тряпицей.

И сердцу будет лишь больней».

 

***

А травы все гуще и гуще.

Деревья дошли до реки.

Печаль гложет прежнего пуще.

Хоть райские нынче деньки.

Так долго готовилось лето

Спокойным теплом одарить

Ту жизнь, что без вкуса и цвета.

Но тянется, будто бы нить

Из старой кофтенки,

Что с детства,

Давно коротка, хоть мила.

Кому же оставишь в наследство?

На нитки пустить — все дела!

За петелькой петелька быстро

Ложится в извивах вся нить,

Как будто и не было смысла

Когда-то те нитки крутить

Из тонких, чтоб были прочнее,

Чтоб кофту до дыр все таскать…

Как не было вовсе ребенка,

Осталось чуть-чуть распускать…

г. Нижний Новгород