меню

(473) 228 64 15
228 64 16

Видеть невидимое

СЕРГЕЙ ПЫЛЕВ

(Духовность в поэзии Зои Колесниковой)

 

В воронежской литературе уже более тридцати лет поэзия Зои Колесниковой занимает видное место. Ее произведения имеют свой знаковый голос, собственную ауру.

Отчий край поэтессы — плодородная бутурлиновская земля, село Елизаветино, в котором, кажется, и поныне живо ее детство, прошедшее под сенью кротких молитв бабушки Ефросиньи Захаровны. Отец, директор школы, — Константин Яковлевич, мама — Елена Артемовна… Сурмины. Здесь ее увлеченность поэзией стала судьбой. Творчество молодого автора из глубинки в Воронеже заметили достаточно быстро. Руководивший в 1980-х в тогдашней знаменитой областной газете «Молодой коммунар» поэтическим клубом «Гренада» строгий мэтр Станислав Никулин встретил ее стихи с добрым и радостным пониманием. Его поддержал Олег Шевченко, многие годы руководивший литературным семинаром при местном отделении Союза писателей, а также Виктор Попов, тогдашний главный редактор журнала «Подъём», и ответственный секретарь этого издания Евгений Новичихин.

В лирике Зои Колесниковой присутствует некое духовное дуновение, струящееся над «бренной» землей как отблеск светлого мира, хотя чувства поэтессы имеют ощутимую земную привязку. Она как бы созидает в своих строках мир заповедный, куда приглашает читателя, чтобы он смог там обрести смирение, благословенность и восторг.

Я говорю о чайке, у которой

так много Неба. Неба и воды.

Река случайно здесь впадает в море

и ловит свет луны. Ее следы

в зеркальном отражении напрасном

пророчат возвращение туда,

где выраженье страстности —

бесстрастно

и поглощаемо. Мудрее, чем вода,

есть слово Бог. Там истина — в печали.

И в лабиринтах жизненных

кружа

там, — воплотившись в крики

диких чаек, —

так человечья кается Душа.

В самых, казалось бы, «любовных» стихах Колесникова выходит на более высокие горизонты миропонимания, где исчезает возможность рационального осознания бытия.

Любовь, как полусон, оборвалась…

Ее, как свет, я удержать пыталась,

Но с темнотой налаживая связь,

Она за полумрак еще цеплялась.

Узнала я тогда лишь об одном —

Она уйдет, и я навеки — с нею…

Как медленно темнеет за окном!..

А может быть, теперь уже светлеет?..

………………………………………

…Наверное, прошло немало лет:

Я по тебе по-прежнему скучаю…

Все так же мил мне тот и этот свет…

— Какой милей?

— Я их не различаю.

Известный русский поэт Эдуард Балашов, профессор Литературного института имени А.М. Горького, в предисловии к книге Зои Колесниковой отметил: «…способность среди реалий обыденного мира видеть невидимое: не только связанное с чувствами, но и сокрытые от взора мыслеобразы, — говорит о ее утонченности и устремлении в сферы, еще не освоенные поэзией»…

По жизни она настоящий труженик. В течение шести лет руководит поэтиче­ской студией «Современник» при писательской организации, постоянно ведет семинары на областных совещаниях молодых литераторов. Кроме того — выпускающий редактор журналов «Бюллетень межконфессионального совета при Воронежской областной Думе» и «Бюллетень Национальной палаты при губернаторе Воронежской области». В глубине души — человек верующий. И этим многое сказано…

Дом в деревне обветшалой,

весь скрипит и стонет он…

День над крышей старой, ржавой

долго кружит. Шелест крон

у деревьев — обреченный…

Только корни силы ищут!

Здесь укор, любимый, нам…

Стыдным стало слово — нищий.

Святым стало слово — Храм.

С 1981 года стихотворения Зои Колесниковой стали регулярно публиковаться в местной и центральной прессе — в воронежских газетах, журналах «Подъём» и «Наш современник», «Берега», региональных и столичных ежегодных поэтиче­ских альманахах: «День поэзии ВГУ», «День поэзии — XXI век», «Академия поэзии». У нее восемь поэтических сборников, самый недавний — «Выбирала цветы по цвету…» (2013). Среди ее издателей — администрация и департамент культуры Воронежской области, а также Воронежский архитектурно-строительный университет, где любят и ценят настоящее искусство. А иллюстрировали книги Зои Колесниковой такие известные воронежские живописцы, как Елена Кокорина и Александр Аникеев.

«Улыбнуться своей надмирности, усмехнуться своей нерациональности, в то же время понимая другого человека и сострадая ему — вот ее осязаемая неповторимая творческая черта», — написал председатель правления Воронежской писательской организации Виктор Попов в предисловии к книге поэтессы «Придет рассвет…» (2005).

Приютился домик на окраине

меж рекой и брошенным погостом.

Русская душа так любит тайное

бурное течение, где звезды

постигают видимую истину

единенья. Или — одиночества?

Русская душа здесь очень искренна

если не в Отечестве, то — в отчестве.

…………………………………………..

Наверное, весна, коль вишня зацвела,

наверное, судьба, коль по ночам не спится…

А в ранние часы звонят колокола,

наверное, пора нам о душе молиться.

Надмирность — что в этом слове? Диакон Андрей Климов в «Метафизике русскости» так трактует его: «Русская душа — душа вселенская, космическая по своей масштабности, способная объять такие высоты Духа, на которые редко поднимаются представители других этносов. Надмирность русской души определяет ее главные качества, и первое из них — святость».

Душе не жаль

покинутого тела

и суеты

возникшей

вкруг него…

Она, освобожденная,

взлетела,

и возлюбила

небо и Его.

Она светилась,

радовалась, пела,

надеялась, любила

и …ждала,

что станет

совершеннее

то тело,

которое

однажды

предала.

От стихотворения к стихотворению Зоя Колесникова подводит читателя к ощущению жизнестойкой святости русской жизни. Неспроста наш народ как никакой другой одарен святыми угодниками.

— Так чего же душа просила?

— Не просила, а ввысь звала.

И была в ней такая сила,

что сама себе не мила.

Обвиняла себя, казнила,

утешала, держа ответ…

Тихо Боженьку я молила:

«Дай хотя бы нам десять лет…»

Глубокое знание мировой поэтической культуры закономерно повлияло и на собственное творчество Зои Колесниковой. В ее строках можно найти следы увлеченности автора поэзией Марины Цветаевой, Гийома Аполлинера, Юрия Кузнецова, Эдуарда Балашова, Вероники Тушновой, известный воронежский филолог Лев Кройчик писал о присутствии в ее поэзии импрессионистских волн…

«Стихи Зои Колесниковой… помогают каждому читателю почувствовать: мир все еще человечен…», — отметил в предисловии к подборке стихотворений Зои Колесниковой «Вечерняя свеча» известный российский критик и публицист Вячеслав Лютый.