(473) 228 64 15
228 64 16

Верстовые столбы

НИКОЛАЙ БЕСЕДИН

Стихи

 

* * *

 

Мимо этих полей, мимо этих берез

Я не раз проезжал в пассажирском вагоне.

Вот и речка, и гулкий некрашеный мост,

И у домика стрелочник на перегоне.

Так знакомо и все же загадочно так,

Словно это со мной колесит по России.

Или я заблудился в бессчетных верстах

И кружу в заколдованном круге в бессилье.

Те же люди, как будто их водит слепой

Из деревни в деревню, из города в город,

То ли рай обещая за ближней горой,

То ль из мест уводя, где разруха и голод?

Эти лица угрюмые, эти глаза

Будто бродят за мной молчаливо, безвольно…

Снова те же овраги и те же леса

И от мертвых окон мне тоскливо и больно.

Неужель мы в заложниках горькой судьбы?

Отрешенно гадает ноябрь на ромашке.

И бегут, и бегут верстовые столбы…

Вот опять этот стрелочник в старой фуражке.

 

* * *

 

Максу — внуку моему

 

Мы в войну не играли.

            Мы жили войной,

Фронтовыми вестями,

            солдатскими письмами,

Материнскими плачами,

            горькой нуждой

И еще ожиданьем побед

            над фашистами.

Жили взрослой заботой

            и скудным пайком,

Отводили от взрослых

            глаза горевые,

Похоронкам не веря,

            писали тайком

Письма нашим отцам

            в адреса полевые.

Мы на фронт убегали,

            таясь в поездах,

Нас ловили и снова домой возвращали.

Полыхала война в наших детских сердцах,

И во сне мы по танкам

            немецким стреляли.

Утром все возвращалось на горестный круг.

А потом — День Победы и слезы, и встречи…

…Бой прервав на компьютере,

            спросит мой внук:

— Как в войну вы играли?

            И я не отвечу.

 

ХРАМ

 

Отгремели салюты,

                                   отплакали очи вдовиц,

Сорок пятый гулял

                                    в тронных залах и сенцах.

Это было в сибирской глуши,

                                                     далеко от столиц,

Это вызрело в горнице русского сердца.

 

Кто позвал? Как случилось?

                                                    Никто потом вспомнить не мог.

И откуда взялись бревна звончатых сосен?

Но сплелись в одночасье

                                               следы уходящих дорог,

И одела убранство, как в августе, осень.

 

Люди вышли на взгорок

                                              к излучине быстрой реки,

Помолились на все поднебесные дали,

И на голос работы откликнулись дебри тайги,

И безлунные ночи костры освещали.

 

По-над кряжем кедровым

                                                склонился безногий солдат,

Двоеперстие падало крестообразно.

Он молился три дня.

                                     И на праздник святой аккурат

Стал вытесывать крест старине сообразно.

 

За венцами венцы поднимались в небесный простор,

И притвор, и алтарь, и срединное место.

Купол — досточка к досточке —

                                                         крест над тайгой распростер.

Люди ахнули, глядя: — И вправду, невеста!

 

Украшали всем миром, несли золоты кружева,

По старинной иконе от каждого дома.

Освятили ее на стозвончатый день Покрова

В честь Победы и Отчины Богохранимой.

Над вратами святого Георгия образ сиял,

В запах ладана ветер вплетался таежный,

Голос хора старушек к спасению звал

Всех родимых своих на дорогах тревожных.

 

И пошли в него люди и в радости, и в маяте,

И крестились, и близких своих отпевали.

И солдатской звездой отражался рассвет на кресте,

И на лицах святых растворялись печали.

 

…Годы, годы прошли.

                                       Та деревня стоит в наготе,

Не хотят люди жить там, где тлен и разруха.

В запущении храм.

                                  Лишь вороны сидят на кресте,

Да с иконы Георгия пыль вытирает старуха.

 

* * *

 

                                    Евг. Морозову

 

От вечных тем бегут, как от чумы.

Другое дело гаджики и лайки.

Под дулом кольта не признаем мы

Свое родство от щей и балалайки.

Морозный воздух душу веселил,

И радость встречи врачевала сердце.

Казалось, Пушкин сам благословил

Нас по обычью русскому согреться.

Под сенью инсталляций ледяных

Мы пили водку, ели чебуреки

И спорили о судьбах роковых

России и о русском человеке.

Так кто же он: ленивый раб, творец,

На ниве созидания работник?

Он то терял, то обретал венец

Величия, державности угодник.

Во временах кто только не судил

Его с апломбом непорочных судей.

Да, варвар! Ватник! Но как он любил,

Теперь в Европе так давно не любят.

С трибун, с экранов просвещают мир,

Как беден он, посконное отребье.

Да, не прикольный! Во дворе сортир.

Но первый в деле на земле и в небе.

Да, делать деньги — не его мечта.

Что золото? Прах пустоты и бренность.

Но для него добро и красота,

Как высшая, Божественная ценность.

Мы спорили, цедя аперитив,

И шли потом, почти в обнимку, вместе.

А рядом Пушкин, голову склонив,

Ронял во тьму слова любви и чести.

 

* * *

 

Ермаку не спалось. И накинув на плечи

Атаманский кафтан о семи жемчугах,

Вышел в степь он.

И мягкий по-летнему вечер

Лег росой на высоких его сапогах.

Поднималась трава. И знакомые запахи

Атаманскую душу взмутили до дна.

И взыграла в тот вечер станичника-пахаря

Неспокойная кровь, как донская волна.

И велел он соху изготовить!

А в полдень,

Боевые доспехи сложив в стороне,

Первый пласт отогнул,

                                          и комочек растер на ладони,

И причмокнул: — Землица-то знатная в этой стране!

И маячила долго над степью спина атамана,

И садились на плечи ему отдыхать облака,

И казалось дружинникам, что непонятная рана

Доконает недюжинных сил казака.

Но земля излечила.

А бранное дело привычное.

И бросало Кучума от русского воинства в дрожь.

А по осени, словно в помин атамана-станичника,

Темно-желтыми зернами

                                               плакала спелая рожь.

 


Николай Васильевич Беседин родился в 1934 году в Кемеровской области на золотом прииске. Окончил Литературный институт им. А.М. Горького. Работал в институте ядерной физики, научно-исследователь­ских институтах, Госплане СССР. Автор 16 поэтических сборников, трехтомника «Избранное». Лауреат литературных премий имени Н. Заболоцкого, И. Бунина, А. Чехова, международной премии «Золотое перо». Член Союза писателей России. Живет в Москве.