(473) 228 64 15
228 64 16

«Ваши Зенкевичи выше всякой похвалы…»

ЕЛЕНА АНТОНОВА

(Судьба сотрудников губмелиоратора А. Платонова)

 

Осенью засушливого 1924 года в Воронежской губернии были открыты общественно-мелиоративные работы, охватившие значительные территории и большое количество людей. Главной задачей этих работ было массовое привлечение крестьянского населения особо пострадавших от засухи районов к мелиоративным работам (строительство и ремонт колодцев и плотин, осушение заболоченных территорий и т.п.) с последующей выплатой заработной платы из денег, выделяемых на это Москвой.

Для руководства подобными работами на разных уровнях требовались квалифицированные специалисты: гидротехники, техники-строители, десятники и т.п., причем в количестве, значительно превосходившем наличный штат отдела мелиорации ГЗУ. Необходимость срочного набора кадров легла всей тяжестью на губмелиоратора А. Платонова. Наркомзем пытался помочь губернии, но не всегда удачно. Так, например, известно письмо Платонова (от 6 сентября) инспектору Наркомзема Адриану Прозорову, курировавшему Воронежскую губернию, в котором обосновывается невозможность принять командированных инженеров: «С инженерами, командированными НКЗ, — недоразумение. Их условия: основной оклад — 120 руб. плюс командировочные и суточные на общих основаниях. Наши условия: производитель работ — 90 р. (считая все — основной оклад и 50% надбавки за командировку), районный гидротехник — 120 р. (считая все). Условия, упомянутые выше, были предложены специалистами НКЗ-м, вероятно, не совсем точно поняв наши условия, сообщенные в телеграмме нашей. На условиях НКЗ-ма прошу инженеров нам не командировать. На наших условиях — покорная просьба выслать 10 техников»1.

Но совсем иначе сложилась встреча Платонова с братьями Августом и Леонидом Зенкевичами, и 22 сентября он сообщил тому же Прозорову: «Ваши Зенкевичи выше всякой похвалы. Вообще на изысканиях у нас герои. Зенкевичи и их сотрудники работают по пояс в болоте, так что когда наклонится инженер к трубе инструмента, то подбородок его в воде»2.

Что известно о биографии этих гидротехников до их приезда в Воронеж? Узнать довольно многое об Августе Зенкевиче помогают документы его личного дела из фонда ГАРФ3. Он и его брат родились в семье рабочего «в селе Кумово Холмского района УССР». Как писал в автобиографии сам Август Леонидович (1888 г.р.), его детство «протекало в тяжелых материальных условиях, так как семья состояла из 8 человек, и отец имел возможность дать мне начальное образование в сельской школе, после окончания которой меня определили подручным мальчиком в кузницу». Но в 1904 г. глава семейства получил работу в городе, что дало юноше возможность поступить в высше-среднее механико-строительное училище и окончить его с отличием то ли в 1908, то ли в 1910 г. (разночтение сохранившихся анкет). Далее события развивались так:

«…работал техником-производителем работ по постройке шоссейных дорог, мостов и укреплению берегов рек в Привислянском крае по Министерству путей сообщения.

В 1912 г. я вынужден был помогать родителям и с этой целью перевелся на работы в Белоруссию, на лучшие условия. Работал в Минском управлении земледелия и государственных имуществ, вначале старшим техником и прорабом, затем начальником изыскательского и строительного отряда по постройке дорог, мостов, колодцев, осушению болот и регулировке речного стока.

В 1918 г. направлен в Ярославский отдел сельхозмелиорации Наркомзема и работал начальником работ по осушению болот, регулировке рек, постройке мостов и организации опытно-показательных участков в Мышкинском уезде.

В 1920 г. Ярославским профсоюзом командирован в Москву на инженерно-гидротехничекий факультет б. Петровско-Разумовской академии4, ныне Институт инженеров гидротехнического строительства (МИИГС), который закончил с защитой дипломного проекта и званием инженера-гидротехника в 1924 г. В период учебы, в 1922 г. был командирован в Узбекистан — Туркводхоз на работы по ремонту и восстановлению ирригационных систем и сооружений, разрушаемых басмаческими бандами; работы производились в весьма тяжелых и опасных условиях».

Сведения о его брате Леониде (1896 г.р.) скуднее, но, как можно узнать на сайте «Москва—Волга»5, он также окончил бывшую Петровско-Разумовскую академию (в 1922 г.) и с 1922 по 1924 г. работал по ведомству Туркводхоза.

В мае 1926 г., спустя почти два года после своего появления в Воронеже, Август Зенкевич занял оставляемый Платоновым в связи с переездом в Москву пост губмелиоратора, хотя этот выбор, вероятно, не был для руководства ГЗУ таким уж безусловным. Иначе сложно объяснить тот факт, что, всегда имея А. Зенкевича в своем распоряжении, ГЗУ в апреле 1926 г. потребовалось просить Управмелиозем6 отсрочить отъезд Платонова «до подыскания ему заместителя достаточной квалификации, но не позже 1-й половины мая месяца сего года»?7

Что касается Леонида Зенкевича — он стал окружным мелиоратором Острогожского уезда, и ему в 1927-1930 гг. пришлось воплощать в жизнь один из главных и любимых проектов Платонова-мелиоратора — регулировочно-осушительные работы на реке Тихая Сосна. По проекту, утвержденному Техническим комитетом Управмелиозема НКЗ (от 30 апреля 1925 г. за № 270-а) эти работы должны были охватить «пойменный массив по Острогожскому и части Коротоякского районов, начиная от слободы Писаревки Острогожского района до хутора Дивногорье Лискинского района, всего на протяжении около 40 км на площади 82,7 кв. км <…>. Главный массив, подлежащий осушению, находится между слободой Писаревкой и веткой железной дороги от ст. Копанище на г. Коротояк, главным образом в Острогожском районе, за веткой по направлению к р. Дон осушением затрагивается незначительная площадь <…>, непосредственно примыкающая к р. Тихая Сосна»8.

Именно для осушительных работ на Тихой Сосне в конце 1925 г. Наркомзем выделил Воронежской губернии экскаватор «Марион» № 3608. Впрочем, лучше всего читать предысторию прибытия экскаватора в губернию в изложении самого Платонова: по этому случаю он, уже работая в столице, опубликовал статью «Мелиоративное достижение»9. Стоит лишь указать, что в этой статье большую часть собственных усилий по приведению экскаватора в рабочее состояние Платонов приписывает «воронежским мелиораторам» в целом. А ведь именно он, говоря современным языком, являлся «автором идеи» подобного применения экскаватора, и сам же ездил в Ленинград в январе 1926 г. для заключения договора о ремонте и переустройстве машины (установке на понтон) с ГЭК10. В мае того же года, фактически уже не являясь губмелиоратором, Платонов съездил в Ленинград еще раз — на предварительную приемку машины.

Стоит сказать несколько слов о размерах этого экскаватора: в спецификации11, прилагавшейся к договору, указаны наибольшая длина понтона — «не более 16 метров» и ширина — «не более 6 метров». При этом надо учесть, что такая длина рассчитана с учетом дополнительно размещаемой на корме деревянной каюты «с камельком» на 4-х человек (команда плавучего экскватора должна была включать в себя багермейстера, машиниста, кочегара, двух матросов и боцмана). Емкость черпака составляла 1 куб. ярд, что ощутимо меньше 1 куб. метра.

В Воронежскую губернию экскаватор прибыл в августе 1926 г., но на воду был спущен лишь в 1927 г., в начале мая (см. извещения «Воронежской коммуны» (далее — ВК): 1926. № 188. 20 авг. С.4; 1927. № 97. 1 мая. С.3), поскольку некоторые недоделки пришлось устранять уже на месте. Окончательная его приемка прошла в конце июля — начале августа 1927 г.12, а регулярная работа началась в 20-х числах августа и к середине октября результат ее был следующим:

«С 22 августа на реке Тихая Сосна начал работать экскаватор (землечерпательная машина). К настоящему дню он продвинулся вверх на 2 версты. На этом расстоянии устье реки очищено на 3 метра глубины и 16 метров ширины.

Во время работ экскаватор встретился с меловыми выносами и набросками в районе бывшей мельницы Бокова (удаленной в прошлом году). Несмотря на то, что экскаватор в общем мало приспособлен к работе в твердом грунте, ему все же удалось вынуть «меловую пробку», углубив дно реки с Ѕ метра до 2 Ѕ метров. Удаление «меловой пробки» сразу освободило от воды затопленную луговую площадь примерно в 3 тысячи гектаров.

Работа в районе Дивногорье закончена. Недели через две экскаватор дойдет до Коротоякской ж.д. ветки, где ему придется вести углубление дна реки под ж.д. мостом, для чего придется часть моста разобрать.

Экскаватор будет продолжать работу до заморозков. Во время зимней стоянки он подвергнется капитальному ремонту.

Нынешний год показал полную рентабельность работы экскаватора: выемка кубического метра стоит 55 копеек. Ручная выемка (фактически она невозможна) обошлась бы в 1 р. 50 к.

Когда работы по осушению поймы Тихой Сосны будут закончены, в сельскохозяйственный оборот губернии войдет 15 тысяч гектаров луга»13.

В 1928 г. экскаватор, как и было запланировано, продолжил работу, но, к сожалению, в печати об этом упоминалось лишь в связи с конфликтом окрмелиоратора Л.Зенкевича и багермашиниста экскаватора К. Власенко, который, как сообщалось, пытался осуществить дальнейшее усовершенствование вверенной ему машины, преодолевая враждебное отношение своего начальника (Синий К. Рабочее изобретательство в загоне // Новая жизнь. Острогожск. 1928. № 24. 15 ноябр. С. 4; Голубой К. Бюрократы из ОкрЗУ: О тихой работе на Тихой Сосне// Там же. № 41. 25 дек. С. 4). Высказать какое-либо определенное суждение об этом конфликте без дополнительных архивных разысканий на настоящее время невозможно. Стоит лишь отметить, что в 1930 г. он был далек от завершения и даже достиг страниц главной областной газеты (Шамкин Б. На Тихой Сосне неблагополучно: Чинуши травят изобретателя рабочего Власенко // Коммуна. № 199. 24 авг. С. 3).

Естественно, что в связи с Л. Зенкевичем регулярно поминали и его брата: «У Зенкевича в области рука. У него брат облмелиоратор. Тягаться с ним трудно… Это знают сотрудники, знает и местком. Местком не решился противостоять безобразиям и произволу Зенкевича и его компании» («Бюрократы из окрЗУ»); «Против Власенко единым фронтом вольно и невольно выступают чинуши-спецы из Острогожского ОкрЗУ и ОблЗУ. Здесь и памятный Зенкевич-областной, его брат Зенкевич-окружной, техник Орлов и др., душащие творческую мысль рабочего-изобретателя» («На Тихой Сосне неблагополучно»).

На этом довольно мрачном фоне отрадное впечатление производят публикации «Новой жизни» 1929 г., посвященные непосредственно работе экскаватора: «Очистка Тихой Сосны» (№ 19. 16 февр., С. 3; подпись: З<енкевич>) и «Экскаватор в пойме Тихой Сосны» (№ 142. 5 дек. С. 4; подпись: Склобовский). Читая эти тексты, невозможно не задаваться вопросом, насколько в курсе работы «своего» экскаватора мог быть к тому моменту Андрей Платонов, тем более что в 1930 г. он положил сюжет с экскаватором в основу сценария «Машинист», включавшего такую, например, картину работы на болотах:

«Плавучий экскаватор стоит собранным на воде. Труба его дымится. Ковш поднят. Лето. Высокий день. Чаща осоки, кустарника и болотная топь окружают экскаватор с трех сторон. Экскаватор поворачивается рабочей стороной к заросшему болоту. Ковш опускается под воду. Ковш извлекает грунт и относит его в сторону. Экскаватор вгрызается в болотную чащу. Его ковш корчует чащобу, заросли, рвет из-под воды залежалые деревья, мечет грунт. Машины экскаватора работают ураганным темпом. При больших напряжениях, когда ковш экскаватора цепляет под водой глубокие корни, понтон экскаватора накреняется, через него хлещет вода. Тысячи лягушек, спасаясь, бросаются на экскаватор; другие тысячи их облепляют грунт берегов роемого канала. Вода мутными потоками кружится вокруг напряженной, трепещущей машины. Как трактор борозду, машина роет новую реку. Среди вечной неподвижной девственности, в окружении диких прекрасных цветов — экскаватор рвет землю и поднимает кверху железной рукой букеты подводных нежных растений, а затем бросает их прочь. Машинист, облитый маслом и потом, с радостной яростью работает рычагами управления. Позади экскаватора уже образовалось прямое и точное русло новой реки. Экскаватор работает дальше — вперед, окутанный дымом и паром».

В 1931 г. экскаватор должен был продолжить работы около Острогожска (см. «Экскаватор в пойме реки Тихой Сосны»), но узнать дальнейшую историю этого проекта можно, вероятно, только в архивах Воронежа. Очевидно лишь, что Зенкевичи к ней причастны уже не были: в конце 1930 г. они были арестованы по так называемому делу воронежских мелиораторов. Областная газета никак об этом не сообщила, а вот острогожская «Новая жизнь» позволила себе такую вольность в заметке «Пропал сундук с делами»:

«Губмелиоратору Острогожского РайЗО Чугунцеву потребовался для составления мелиоративного плана проект работ по реке Тихой Сосне, утвержденный Наркомземом в 1925/26 году.

Проекта в конторе мелиотреста не оказалось, так как, по словам секретаря конторы Траянова, все чертежи лежат в кладовой бывшего ОкрЗУ. Но и там их, по проверке, не оказалось. Инженер-мелиоратор Зенкевич уволен и арестован в декабре 1930 года и часть чертежей доставлена в РайЗО уже после ареста женой его.

Заведующий кладовой Кардашов заявляет, что кучер плодоовощсоюза отвозил сундук с бумагами, но к Зенкевичу или к десятнику Горбацевичу — не сообщил. В передаточном акте сказано, что все материалы находятся на хранении в конторе, а материалы по мелиоративным работам не сданы Зенкевичем впредь «до особого распоряжения ОблЗУ».

Странно, привлечены оба Зенкевичи, а дела ими не только не сданы, но даже пропал самый сундук с ними.

Об исчезновении сундука предполагали сообщить в уголовный розыск, но до сего времени в этом направлении не приняты меры.

Необходимо выяснить, кто виноват в нераспорядительности по вопросу свое­временного изъятия материалов от Зенкевича»14.

Теперь мы имеем возможность дополнить эту картину свидетельством самого А. Зенкевича из его уже цитированной выше автобиографии: «В 1930 г. среди ряда работников области я был арестован и заключен. В октябре 1932 г. без объявления обвинения и суда направлен на строительство Беломорско-Балтийского водного пути, на котором работал инженером строительного участка до окончания канала — 1933 года. За честную, подлинно ударную работу, постановлением ОГПУ досрочно освобожден и откомандирован на строительство канала Москва—Волга в качестве начальника работ района. <…> В мае 1936 г. правительством награжден орденом Красного Трудового Знамени за № 2300. В 1936 г. после окончания канала Москва-Волга Министерством МВД я был командирован на строительство союзного значения — Куйбышевский гидроузел, с назначением начальником Переволокского узла»15.

Сведения сайта «Москва—Волга» более детальны и не всегда в точности совпадают с приведенными в автобиографии, но в целом картина приблизительно та же: «Осужден в 1931 году Коллегией ОГПУ по ст. 58—7—10 на 10 лет. Освобожден досрочно из ББВП16 в 1933 году, как лучший ударник инженер. <…> Старший инженер Опытного конструкторского бюро ОГПУ по проекту ББВП с 1931 года по 1932 год. Начальник ПТЧ17 отделения канала Москва-Волга с 1932 года по 1934 год. Заместитель начальника работ Центрального и Северного районов строительства канала Москва-Волга с 1 июня 1934 года. Работа на строительстве канала Москва-Волга: Дмитлаг, Северный район, заместитель начальника работ с 5 мая 1934 года (приказ № 7 от 6 июня 1934 г.). Оревский район, начальник работ района (приказ № 52 от 14 марта 1935 г.). Снимается с должности начальника работ района и назначается временно исполняющим должность начальника работ района (приказ № 166 от 20 июля 1936 г.). Центральный район, помощник начальника работ (приказ № 56 от 5 мая 1937 г.). Оревский участок, начальник работ. Откомандирован в Куйбышев (приказ № 77 от 9 августа 1937 г.), откомандирован в отдел кадров МВС18 (приказ № 363 от 10 сентября 1937 г.)»19.

И вновь, как и в предшествующие годы, Леонид Зенкевич оказался недалеко от старшего брата: «В 1930 году осужден Коллегией ОГПУ ЦЧО по ст. 58—7—11, на срок 8 лет. Освобожден досрочно в 1934 году из Дмитлага по личному распоряжению начальника строительства товарища Когана. Работа на строительстве канала Москва-Волга: Северный район, начальник работ участка № 5 с 28 мая 1934 года (приказ № 178 от 11 июня 1934 г.). Оревский район, начальник сооружения канала <…> (приказ № 301 от 31 мая 1936 г.). Откомандирован в распоряжения начальника работ Южного района (приказ № 221 от 19 ноября 1936 г.). Южный район, начальник сооружения шлюза № 11, ГЭС 195 (приказ № 274 от 13 декабря 1936 г.). Откомандирован в Волголаг НКВД 15 мая 1937 г.)»20.

Похожая судьба предстояла и Адриану Прозорову, «сосватавшему» Зенкевичей в Воронеж21. В конце августа 1930 г. он был арестован по делу Промпартии, следствие длилось около года, и пока оно шло, арестованные, одновременно с до­просами, разрабатывали проект Беломорканала. Получив 10 лет лагерей по статье 58, Прозоров стал начальником строительства первого шлюза в Медвежьегорске. В 1933 г. он был досрочно освобожден без снятия судимости и направлен в Дмитров на строительство канала Москва—Волга, где до 1938 г. руководил отделом, проектировавшим затворы шлюзов и других сооружений.

Сложно отделаться от мысли, что подобный путь мог бы ожидать и Андрея Платонова, не покинь он Воронеж в 1926 году.

 

МЕЛИОРАТИВНОЕ ДОСТИЖЕНИЕ

 

Воронежское губернское земельное управление и Воронежская мелиоративная организация сделали большое и интересное техническое дело.

Год назад Наркомземом Воронежскому ГЗУ, по ходатайству последнего, был отдан неисправный американский сухопутный экскаватор на тракторном ходу типа «Марион» модель 31.

Воронежское ГЗУ, предприняв в 1924 г. большие регулировочно-осушительные работы, стало перед необходимостью больших подводных выемок. Для этого потребовался плавучий экскаватор, ибо вручную ни физически, ни экономически таких работ произвести нельзя.

У воронежских мелиораторов возникла мысль отремонтировать и переконструировать Марион 31 и построить для него понтон для работы на плаву.

Задача, стало быть, сводилась к тому, чтобы самый экскаватор (после ремонта и целесообразного переустройства) снять с тракторного хода и поставить на понтон, из сухопутного орудия превратить в плавучее, а имея и понтон, и тракторный ход, мы имеем земноводное орудие.

Задача чрезвычайно сложная и в русской действительности (считая и дореволюционные годы) почти беспримерная. Совместными усилиями воронежских мелиораторов (инициаторов всего дела) и инженеров Северной судостроительной верфи и Государственной экскаваторной конторы (в Ленинграде) был составлен проект ремонта и переделки экскаватора и постройки понтона, и к 1 мая экскаватор и понтон были готовы. После предварительной приемки экскаватора и понтона в Ленинграде воронежскими мелиораторами, весь агрегат был отправлен в Воронежскую губернию на место работ. На реке будет произведена склепка понтона, сборка и монтаж всего снаряда, испытание экскаватора на плаву на производительность, на расход топлива, смазки и пр., на общее определение эксплуатационных расходов, с целью точного установления стоимости 1 куб. метра подводной выемки.

По договору Воронежского ГЗУ с Государственной экскаваторной конторой и Северной судостроительной верфью окончательная приемка снаряда производится после испытания снаряда на плаву. По договору, экскаватор должен показать производительность не менее 25 кв. метров в час (в тяжелых глинистых грунтах с вкраплением камня и карчей), при емкости черпака в 1 ярд и при мощности главной паровой машины в 25 лошадиных сил.

По предварительным подсчетам себестоимость 1 куб. сажени будет около 5 руб., при отоплении кулачным углем и при современной относительно высокой цене на него.

Если воронежским мелиораторам удастся перевести экскаватор на торф (который имеется в пойме той же реки, где будет работать экскаватор, пойдя даже на снижение годовой выработки), если далее им удастся наладить работу машины, т.е. сорганизовать хорошие экскаваторные команды и поставить их в наилучшие условия труда и оплаты, то стоимость 1 куб. сажени подводной выемки может значительно снизиться.

Приветствуя крупнейшее техническое начинание воронежских мелиораторов, желая полного успеха делу механизации регулировочно-осушительных работ в Союзе Республик, мы обращаемся с просьбой к воронежцам поделиться со своими коллегами опытом по экскаваторным работам на страницах «Землеустроителя», дабы весь советский мелиоративный коллектив смог перенять опыт воронежцев и помочь им своими указаниями в их трудном, но много обещающем предприятии.

 

ОЧИСТКА ТИХОЙ СОСНЫ

 

Как образовались болота.

В восьмидесятых годах прошлого столетия в угоду заводчику Петрову, по ходатайству Коротоякского земства, была проложена железнодорожная ветка Коротояк — Копанище.

При постройке никто не думал о том вреде, который принесет она не только отдельным хозяйствам, но и большому району, расположенному вверх по реке Тихой Сосне.

Чтобы удешевить строительство, вместо двух мостов, требовавшихся по условиям местности, выстроили только один, да и то с недостаточной пропускной способностью, два русла реки соединили в одно, отчего луга, лежащие по пойме реки, начали постепенно заболачиваться и в наше время представляют собой непроходимые заросшие камышом и осокой болота площадью в две с половиной тысячи гектаров. Этот узел в свою очередь способствовал заболачиванию всей местности, где протекает Тихая Сосна, вследствие чего в общей сложности в округе образовалось 20 000 гектаров болот.

Эти изменения, безусловно, не замедлили отразиться на экономическом состоянии района: уничтожение пастбищ повлекло за собой гибель скота, отличавшегося особой молочностью.

Помимо этого болота стали рассадниками малярии и эпизодических заболеваний. Сейчас, по данным бактериологической станции, все население заражено малярией: смертность, особенно среди детей, превышает все другие районы округа; ежегодно гибнет на 500 000 р. скота от различных болезней. Население обеднело, значительный процент его стал заниматься отхожими промыслами, чего раньше никогда не было.

Болота поглотили экономическое благосостояние, как поглотили они луга и расположенный когда-то на берегу Тихой Сосны хутор Таволожный.

Что же делать?

В первые же годы гражданской войны советская власть обратила внимание на бедственное состояние района и на уездном съезде советов в 1924 году было вынесено постановление об осушении болота.

Тогда же были произведены необходимые изыскания и был составлен проект работ по осушке поймы реки Тихой Сосны.

Прежде всего, намечены следующие основные работы: углубление реки и выпрямление ее на всем протяжении, укрепление оврагов прилегающих к реке, замена гатей мостами через реку, устройство регулирующих воду шлюзов, укрепление берега в районе гор. Острогожска, расчистка в районе слободы Ольшань ключа, который может дать реке, как установлено изысканием, около 20000 ведер воды в час. Кроме того, по все заболоченной пойме будет прорыта сеть осушительных каналов.

В общем плане земляных работ будет вынуто 480 000 кубическим метров земли.

Экскаватор — паровая лопата.

Ввиду такого грандиозного объема работы и невозможности выполнения ее вручную из-за сильной заболоченности, все работы механизированы.

С 1927 года на реке Тихая Сосна работает экскаватор-паровая лопата, переконструированный с сухопутного на плавучий. Осушка реки экскаватором в СССР до работ на реке Тихой Сосне применялась только на работах по реке Дубне в Московской губернии.

Район проводимых по Тихой Сосне работ находится в сфере боев гражданской войны. Во время производства предварительных изысканий рабочими бы­ли обнаружены местонахождения артиллерийский снарядов. Чтобы обезопасить работы, для извлечения снарядов из русла реки были приглашены водолазы.

Население присосненских слобод, испытывая весь ужас от все увеличивающихся болот, с первых же дней работ почти поголовно объединились в мелиоративные товарищества, чтобы участвовать в их проведении своим личным трудом. Размер бесплатного участия населения определяется в 28 процентов всей стоимости работ.

Что сделано.

По настоящее время расчищена и углублена река от впадения в Дон на 9 километров вверх по течению с целым рядом других подсобных работ и сооружений. Проведенные работы дали положительные результаты: ниже Коротояк­ской железнодорожной ветки вполне обеспечен ток воды, выше — на ближайших к полотну железной дороги участках, несмотря на особо дождливое лето, снят урожай сена, а площадь «Серпухов» используется под огородные культуры.

Работа экскаватора по реке Тихой Сосне у города Острогожска по намеченному плану будет производиться в 1931 г.

Сельскохозяйственный экономический и санитарный эффект от проведения всех работ, намеченных проектом, огромны.

Разрешение тихососновской проблемы — есть борьба за 2 миллиона пудов сена, возвращение населению на сельскохозяйственное использование 20 000 гектаров земли, отнятой у них стихией, оздоровление местности и прекращение эпизоотий.

 

ЭКСКАВАТОР В ПОЙМЕ ТИХОЙ СОСНЫ

 

О мелиоративных работах на реке Тихой Сосне в свое время очень много говорили, много писали, и наконец разочаровались в них настолько, что перестали интересоваться ими.

Причин к тому, что к этим работам охладел общественный интерес много: медленность проведения самого процесса работ, частые поломки экскаватора, дождливые месяцы (в прошлые годы) недооценка трудностей со стороны технического персонала, нехватка квалифицированной рабсилы, недоставка или несвоевременная доставка мелиоративными товариществами рабочей силы и т.д. и т.п. Все это не могло не отразиться на ходе работ и работы затянулись очень сильно: с 1926 г. по настоящее время экскаватор прошел только от устья (место впадения р. Тихой Сосны в р. Дон) около б. Дивногорского монастыря (теперь дом отдыха) до «староречья» на высоте урочища «Дальнее». Кроме того, проведена часть магистрального осушительного канала, который должен осушить обширную территорию, начиная от с. Криница и до железнодорожного моста через Тихую Сосну по Коротоякской ветке.

План работ этого года предусматривал прорытие так называемого «спрямляющего» канала, начиная почти от железнодорожного моста и кончая глубоким руслом реки. До прорытия канала на всем этом обширном участке до 2000 гектаров находилось полупроточное болото, передвижение по которому было зачастую невозможно ни на лодке, ни при помощи высоких болотных сапог. Болото заросло тростником, хвощом, осокой, служило рассадником малярии и эпизоотий и только болотные птицы и дикие утки чувствовали себя хозяевами положения.

Уже при начале экскаваторных работ положение начало меняться, и чем дальше продвигалась «механическая лопата», тем суше становилось болото.

 

* * *

 

Канал соединен с рекой. Вода реки бурным потоком хлынула в новое, приготовленное ей человеческими стараниями, русло, наполнила канал неугомонным шумом быстро движущейся массы воды и в своем стремительном беге увлекла за собой тихие болотные воды. В момент соединения напор воды был настолько силен, что экскаватор чуть не понесло с его якорями.

Канал соединен с рекой уже около полмесяца, но напор воды в нем еще настолько силен, что плыть на лодке против течения очень трудно, а одному подчас и невозможно. В своем бурном течении река продолжает увлекать через частые прорывы в кавальерах (насыпях) канала стоящие болотные воды, и там, где еще в начале лета бродить можно было лишь в высоких болотных сапогах, уже теперь можно ходить, не опасаясь набрать грязи в мелкие галоши. Но грязь еще есть, болото еще не побеждено окончательно. Громадная пойма реки, лишенная стока и сплошь заболоченная, еще крепко держит в своих цепких объятиях многие тысячи тонн воды. Болото еще по прежнему мешает земледелию. Но дни его уже сочтены. Болото изучают, роются многочисленные колодцы, ежедневно измеряется горизонт воды, намечается прорезка новых каналов-стрелок, окон­чательно побеждающих и обуздывающих дикую стихию.

 

* * *

 

Шаг за шагом, порой сравнительно легко, порой преодолевая громадные трудности, продвигается экскаватор вверх по реке. И каждый ковш грязи, выкинутый им на берег, приближает нас к окончательной победе над болотом.

За истекший сезон экскаватор прорыл канал длиною в 3 версты 310 сажен, на пути пересек 3 извилины реки, выбрал по приблизительным подсчетам 5078 куб. метров земли. В истекшем сезоне производственная программа выполнена, правда без превышения, но и без преуменьшения, несмотря на то, что из-за позднего начала работ и поломок было потеряно за сезон свыше 45 рабочих дней.

Производительность труда в истекшем сезоне повысилась по сравнению с сезоном 1928 года на 43,7 процента, текучесть квалифицированной рабсилы почти ликвидирована.

Мелиоративные работы почти закончены. Сейчас экскаватор отведен к стоянке, где к нему приделывают для опыта изобретенный К.К.Власенко транспортер, который должен, по мысли изобретателя, еще более удешевить работу и заставить экскаватор работать интенсивнее.

После опытов экскаватор будет отведен на зимовку.

Так с большим трудом закончен первый, самый трудный этап деятельности экскаватора: прорытие канала через болото и направление реки в новое русло.

Попутно с этим в главных чертах произошла и осушка обширного болота свыше 2000 гектар.

В следующем году экскаватору предстоит более легкая работа: он будет лишь срезать перекаты на реке и расширять русло. Серьезные работы будут лишь около мельницы «Байдак» и около Лушниковки, где попутно с чисткой реки придется укреплять два крутых оврага.

Что же касается окончательного осушения болота — оно будет произведено уже без помощи экскаватора. Небольшие узенькие и неглубокие канавки, длинный, но неширокий и мелкий магистральный канал для экскаватора невыполнимы: ему в них негде повернуться, нечего захватывать. Эти работы будут проделаны вручную, но уже в совершенно иных условиях. Людей уже не будет окружать непролазная топь, и работать будет значительно легче.

 

примечания

 

1 Письма. С. 129.

2 Там же. С. 131 — 132.

3 ГАРФ. Ф. А539. Оп. 7. Ед. Хр. 1480. Л. 1, 6, 9 — 9 об., 15.

4 Совр. Российский государственный аграрный университет — МСХА им. К. А. Тимирязева (Тимирязевская академия).

5 http://moskva-volga.ru/zenkevich-leonid-leopoldovich-1896/ (из архива краеведа М.И. Буланова).

6 Управление землеустройства, мелиорации и госземимуществ Наркомзема.

7 ГАРФ. Ф. А310. Оп. 16. Ед. Хр. 322. Л. 58.

8 РГАЛИ Ф. 2124. Оп. 2. Ед. Хр. 8. Л. 4.

9 Землеустроитель. М. 1926. № 7. С. 73. Подпись: А.П.

10 Там же. Оп. 1. Ед. Хр. 7. Л. 1 — 2.

11 Там же. Оп. 2. Ед. Хр. 7. Л. 1.

12 Зенкевич. Работа экскаватора // ВК 1927. № 189. 21 авг. С. 3.

13 Осушение 15000 гектаров луга // ВК 1927. № 235. 14 окт. С. 4.

14 «Новая жизнь». 1931 № 20, 19 февр. С. 4. Подпись: Член союза.

15 В этой же автобиографии А. Зенкевич сообщает: «28/IX 1946 г. Военный трибунал Воронежского военного округа известил меня, что он пересмотрел дело по обвинению меня и постановление коллегии ОГПУ от 23/VII 1931 г. отменил, дело прекратил с полной реабилитацией». Вместе с тем в деле имеется справка, содержащая информацию, что данное событие относится к 1956 г.

16 Беломоро-Балтийский водный путь.

17 Производственно-техническая часть.

18 Москва—Волгострой.

19 http://moskva-volga.ru/zenkevich-avgust-leopoldovich-1888 (из архива краеведа М.И. Буланова).

20 http://moskva-volga.ru/zenkevich-leonid-leopoldovich-1896/

21 Сведения предоставлены М.А. Прозоровым.

 

 


Елена Викторовна Анто­­нова родилась в городе Магнитогорске. Окончила Литературный институт им. А.М. Горького. Кандидат филологических на­ук. Старший научный сотрудник Института мировой литературы РАН, член группы по подготовке Научного собрания сочинений А. Платонова, хранитель фонда А. Платонова в Отделе рукописей Института мировой литературы РАН. Живет в Москве.