(473) 228 64 15
228 64 16

В тишине

Стихи: общая тетрадь

 

Олеся Ласкателева

 

* * *

 

И хмурость пасмурного неба,

И луж осенних чернота

Острей напомнят — где б ты не был:

С тобой повсюду красота.

 

Она не в улицах старинных,

И не в просторах площадей,

Не в книгах, песнях и картинах —

Она живет в глазах людей,

 

Согретых теплым словом, взглядом.

И в бескорыстии твоем.

Она всегда с тобою рядом,

Ты только разгляди ее.

г. Липецк

 

Кира Долгинцева

 

ПЕРВЫЙ СНЕГ

 

У окошка, замирая,

Ни жива и ни мертва,

Я стою, перебирая,

Как жемчужины, слова.

 

Я их пробую с опаской:

Не годится ни одно.

Так художник мучит краски,

Создавая полотно.

 

Так трубач терзает звуки,

Чтоб бесчувственную медь

После длительной науки

Серебром заставить петь.

 

И, отчаявшись решиться

На слова, что так бедны,

Я смотрю, как снег ложится

Невозможной белизны,

 

Как, роясь, снежинки-перлы

Убыстряют легкий бег,

Словно это самый первый

Или мой последний снег.

 

* * *

 

Убежала из рощи береза,

Березят за собой увела,

Чтоб ее горделивая поза

Отовсюду заметна была.

 

Как она укрывает любовно

Тонконогую поросль свою,

Словно знает, что я безусловно;

Материнство ее воспою.

 

Пусть на ней постаревшее платье

И уже не заменишь его,

Изумрудинок-дочек объятья

Ей на свете дороже всего.

 

И напрасно с опушки лепечет

Юный клен, как она хороша,

На обманно-влекущие речи

Не поддастся святая душа.

 

Лишь порою в ночи встрепенется,

Когда шелком опутают сны,

И, виденья стряхнув, улыбнется —

Нет второй у природы весны.

 

Я хочу, чтобы счастье вернулось,

Чтобы завтра простило вчера

И чтоб белой коры не коснулась

Беспощадная сталь топора.

 

* * *

 

Щурясь от яркого солнца,

Август стоит у плетня,

Из золотого колодца

Рыжего поит коня.

 

Плещется солнце в колодце,

Спрячется — снова всплывет,

В мокрую гриву вплетется,

Тысячи радуг зажжет.

 

Фыркает конь притомленный,

Не принимая игры.

Зной. Даже мухе зеленой

Крылья свело от жары.

 

Только подсолнух смеется

На изнуренной гряде,

Семечки жарит на солнце,

Словно на сковороде.

г. Курск


Надежда Кудашова

 

* * *

 

Ты устал от затертых улиц и вечных драм,

И перо не скрипит, опасаясь густых чернил?

Ты не помнишь названий придуманных нами стран

И забыл, как шипит постаревший родной винил?

 

Так бросай эту жизнь и беги от земных огней,

Чтобы мир перевернутый ярко слепил глаза!

Среди многих дорог только та проведет верней,

Что ты выберешь сам, отметая все «против» и «за».

 

Будет много падений и дней в беспросветной тьме,

Но не бойся, хоть мир и бывает порою груб.

И из многих дорог лишь одна приведет ко мне

И заставит перо танцевать для усталых рук.

 

г. Воронеж

 

Евгений Паршин

 

ПО-ОСЕННЕМУ

 

1

 

гиблое место — овраг, бугор,

дикий пустынный пляж:

внешне похожий на сыр «рокфор»,

мрачный лунный пейзаж;

 

стаи пернатых летят на юг,

хмурые облака

слезы вторую неделю льют —

лишь вторую, пока.

 

2

 

Город болеет — по чьей вине

знает один лишь Бог;

Он бы хотел нам помочь, но не

смог бы уже, не смог;

 

черные кошки из-за угла

пересекают путь

тех, кто забыл, что ночная мгла

есть человечья суть.

г. Усмань

Липецкой области

 

Ольга Тиманова

 

* * *

 

В твоем доме так много осени,

Чрезвычайно прохладно, сумрачно,

Будто под ноги снега бросили —

Будто дворники перед булочной…

 

Остывает крепчайший кофе,

И ладонь не согреть озябшую,

Через твой несравненный профиль

Я смотрю на звезду упавшую…

 

Не успев загадать желание:

Все, как дурочка, в чудо верую,

Я могла бы узнать заранее,

что не быть ни второй, ни первою.

 

В доме сильно запахло зимами,

От мороза душевно холодно,

Собираю печаль корзинами,

А как-будто украла золото…

 

* * *

 

Морозный ноябрь, а окна в избе

Нагреты и печью и словом,

Лежит старый пес на каком-то тряпье

И хмурит мордаху сурово;

 

Возможно, ему снится мама щенков,

Возможно, погоня за стаей…

Рисуется утро из облаков

Над старым и серым сараем,

 

А знаешь, мне счастье спокойное то

Дороже огней ресторана,

В печи — жаркий хлеб, на комоде — лото,

И звуки родного баяна…

 

А коли поссоримся — сор из избы

Не вынесем. Это беда ли?

Морозный ноябрь, утро, музыка, ты,

и счастья бескрайние дали…

 

г. Нижний Новгород

 

Дина Мухамедзянова

 

* * *

 

Сидели молча у окна,

боялись встретиться глазами…

И, воцарившись, тишина

делила этот вечер с нами.

Огарок свечки затушив,

Ты скрипку взял, и задрожали

все струны тайные души

от слез, сомненья и печали…

Но вот, едва забрезжил свет,

смычок забыт, уже все смолкло,

и этой ночи больше нет,

лишь барабанит ливень в стекла…

 

* * *

 

Предрассветная тревога,

запах роз,

ночь дежурит у порога,

точно пес…

Не задернутые шторы,

блики звезд,

и в ночи растает скоро

лунный гость.

От насмешливой улыбки

ни следа,

Мне оставит только скрипку

изо льда…

г. Казань,

Республика Татарстан

 

Дмитрий Колейчик

 

НЕ КУРИТЬ

 

Некурящий не доберется до города.

Некурящий не повидает маму смертельно больную астмой.

Мама старая кровью откашляется

и отправится в одиночестве на остров Пасхи.

 

Некурящий не доедет до города.

Никогда-никогда не попадет домой.

Некурящий никогда не узнает, что в городе

давно объявили праздник, который всегда,

и новый век золотой.

 

Некурящий никогда не познакомится с девушкой.

Потому что все приличные девушки на дискотеках.

А все дискотеки, конечно же, в городе,

куда некурящий не попадет ни за что на свете.

 

У некурящего никогда не будет детей.

Разумеется — потому что все девушки на дискотеках…

Впрочем, это не самое страшное.

Хуже — когда у тебя некурящие дети.

 

Некурящий не узнает по телевизору из новостей

тайну скульптур на острове Пасхи.

Потому что… ну вы уже поняли мысль.

Он никогда не узнает, кто же на самом деле был Создателем,

и в чем был смысл…

И вот это, пожалуй, действительно страшно…

 

У некурящего никогда не будет друзей.

Ему всю жизнь будет не с кем поговорить.

Потому что, предположим, подошел человек,

попросил закурить,

а разговор и продолжить нечем…

 

Некурящий из времени вьет веревки.

Некурящий вымокнет до нитки под проливным дождем.

Некурящего иссушит солнце.

Некурящий впадет в депрессию и покончит с собой…

А автобус так и не появится на остановке.

г. Воронеж

 

Сергей Шуба

 

* * *

 

Женщина спит в электричке,

Откинувшись на сиденье, сцепив руки под грудью…

Она везет тяпки на дачу, тяпки обернуты бумагой, скреплены скотчем.

То спит Россия,

То спит твоя мать, неверный.

Не попросишь ее: мати, мати, дай мне водицы!

Рядом не сын, не муж, не ребенок —

Чужие люди…

Испита горечь и счастье.

Манит земля.

Свистит вагон, блестящая полоска рельс рядом, как черта, направление, барьер…

Спи, спи, мама, минуем его.

 

* * *

 

Ты приходишь к земле,

Как растения приходят к воде

Год за годом.

Отказываешься от знания необходимого

Своей смерти.

И только поедешь когда на Троицу

К берегу Дона,

Там, под утро,

В холодном тумане

Дрожа, побредешь по росе

К просвету, к простору, к самому…

В тишине.

г. Новосибирск

 

Ольга Лукашева

 

* * *

 

Устанет отсчитывать пульс

паденье мгновений во тьму, —

Я больше сюда не вернусь,

где я не нужна никому.

Я сорок оттаявших дней

ловила слезу за слезой, —

Но небо не стало светлей

за дальнею той полосой.

Я сорок отчаянных лет

тебя непрерывно ждала.

Я вязью имен на стекле

в холодную ночь истекла.

И таяли капли дождя,

мороз запечатывал сны, —

А я не отчаялась ждать

Тебя от луны до весны!

Я сорок последних часов

ловила ладони твои, —

Своей кружевною красой

коснуться боялась земли.

Своею холодной щекой

боялась обжечь облака,

Невольно нарушив покой

времен, от витка — до витка.

Я сорок последних минут

спала у тебя на плече…

Пусть завтра к ногам упадут

Другие — не хуже ничем.

Но не было места теплей,

Чем куртки твоей воротник, —

Как будто далекий апрель

к поземке февральской приник.

И так горячо-горячо

Врывались весенние сны….

Спасибо тебе — за плечо

за сорок секунд до весны.

г. Воронеж

 

Елена Николаенко

 

* * *

 

День уходит, краски гаснут,

Тишина дрожит.

Звезд рассеянность неясно

Сумрак серебрит.

 

Ива груз зеленых прядей

Опустила в пруд —

По широкой темной глади

Лишь круги бегут…

 

Рощи край туман ласкает.

От весенних грез

По стволам берез стекают

Капли сладких слез.

 

Под ногами мягкий шелест:

Тлен сухой листвы

До поры скрывает прелесть

Молодой травы.

 

Свежесть раннюю вдыхая,

К бересте прижмусь.

Радость в воздухе витает —

Сердце помнит грусть…

 

ИЗ ДЕТСТВА…

 

Рвется в небо синий шарик,

Непослушный дурачок.

Хочет ввысь умчаться птицей —

Все на месте не сидится!

Но сжимает нитку крепко

Детства хрупкий кулачок…

г. Липецк

 

Николай Воробьев

 

* * *

 

Горел за пригородом лес,

Деревья корчились от боли,

И дым клубился, к Богу лез

Просить для леса лучшей доли…

 

А лес горел, пылали кроны

Недоцелованных берез,

И, как жемчужины короны,

Мерцали в углях капли слез…

 

Лес догорал, и это тленье

Казалось множеством свечей,

И создавалось впечатленье,

Что лес был чей-то — и ничей…

г. Павловск

Воронежской области


Александр Климов

 

ВОСПОМИНАНИЯ О ПОЕЗДЕ

САРАТОВ—БАЛАШОВ

 

Поезд летел. Степь искрилась под солнцем,

В тамбуре цвел яркий запах угля.

Русь пролетала в вагонном оконце,

Майским разгулом дышала земля.

 

Степь была жарким ветром овеяна.

Рощи, болотца, грачи и полынь.

И вспоминались строки Есенина —

Там, где про брагу, баранки, теплынь.

 

Плыли эпохи. Царь-батюшка, Стенька.

Первый колхоз, трактора над жнивьем.

Биржами этот простор не оценишь.

Степь остается в величье своем.

 

Пусть олигархи сулят злые беды.

Пусть на экране сатирик остер.

Вновь мы выходим, как шли наши деды,

В степь, где в тумане нам светит костер.

г. Саратов