меню

(473) 228 64 15
228 64 16

Стихи университетских поэтов

Общая тетрадь

 

Анатолий Абрамов

(1917–2005)

Профессор филологического

факультета ВГУ

 

* * *

 

Не достает слов грубых и набатных,

А, может быть, проникновенных.

                                                               Дай,

Язык, таких звучаний необъятных,

Чтобы откликнулись и ад, и рай,

И близь, и даль, и низ, и верх —

                                                        все сферы

Услышали, уразумев одно:

Какие бы сознания и веры

Нам ни были близки, нам всем дано

Желание жить на земле цветущей,

На ней хранить свой дом и свой уют.

И пусть о том и ныне, и в грядущем

Сердца людей

                         об этом лишь поют.

 

Александр Немировский

(1919–2007)

Профессор исторического факультета ВГУ

 

* * *

 

Как найти тебя, паутинка,

Удержать тебя навсегда,

Слово ломкое, словно

                                         льдинка,

И слоистое, как слюда,

И не сделать тебя иконой

Иль картинкою на стене,

А остаться в тебя

                               влюбленным,

Задохнуться тобою во сне!

 

Николай Романов

(1903–1943)

Окончил математическое отделение

физико-математического факультета ВГУ (1924)

 

ВГУ

 

На фронтоне герб висел крылатый,

Но какой он —

Вспомнить не могу…

Я встречал за этою оградой

Лишь всегда родное — ВГУ.

 

И совсем неопытным мальчишкой

На зачет, волнуясь и спеша,

Я летел сюда с зачетной книжкой

И ломал копье карандаша.

 

И друзья приветствовали встречу,

В коридоре сдержанно бурля,

А в саду на молодые плечи

Блеклый лист роняли тополя.

 

Жизнь нам ставит

                                  новые зачеты.

Эта юность нам затем дана,

Чтоб цвела великою работой

Нераспаханная сторона.

 

Но, свершая нужное заданье,

Никогда забыть я не смогу

Желтое облупленное зданье

И родное сердцу — ВГУ.

 

Григорий Рыжманов

(1907–1985)

Выпускник литературно-лингвистического отделения

педагогического факультета ВГУ (1931)

 

ВЕСЕННИЙ ЗАЧЕТ

 

Набухают и чувства в апреле,

И влюбленных природа влечет.

Мы сегодня с Наташей сумели

В мокром парке, хмелея от прели,

Приготовить весенний зачет.

 

По талону слегка пообедав,

В энный раз починил я штаны,

Занял галстучек у домоседа,

А отваги — у пылкой весны.

 

Промочили мы ноги у рынка,

Где ручей черным кофе течет.

Молока мы не брали ни в крынках…

Впрочем, это не входит в зачет.

 

Мы гуляли по милым аллеям,

Исполняли отрывки стихов:

Там мы личное, втайне лелея,

Клали тонко на музыку слов.

 

Были пары и старших студентов,

В том же парке и в тот же час,

Возмужалых и лучше одетых,

Но влюбленных — не пламенней нас.

 

Улыбались ручьи и шумели,

Словно нам воздавали почет.

Мы сегодня с Наташей сумели,

Хоть и белого хлеба не ели,

Приготовить весенний зачет.

 

Яков Гершанович

(1917–1942)

Выпускник физико-математического факультета ВГУ (1939).

Погиб на фронте в 1942 году

 

«ПОЭТ»

 

Глаза горят, бумага — в клочья,

Рука нервна и горяча;

Сидит «поэт» глубокой ночью,

За хвост созвучья волоча.

Уж третий карандаш изгрызан,

Пронял беднягу третий пот —

Фальшивых строчек ряд нанизан —

Лишь существует, не живет.

Он не ласкает нежно слуха,

Не призывает на борьбу;

Он лишь тиранит людям ухо

И заставляет клясть судьбу.

Ведь он тяжел — неимоверно;

«Поэт» же счастлив, весел, рад.

В своих мечтах, скажу наверно,

Построил некий Арарат!

Считал профанами — поэтов,

Поэтом подлинным — себя.

(Я должен сообщить об этом,

разоблачения любя).

И окрылен мечтой своей,

Все покрывая нежной краской,

Пошел в «Подъём», и у дверей

Стоял с надеждой и опаской.

А что ему сказали там,

Я лучше умолчу про это,

Чтоб как-нибудь случайно нам

Не оскорбить «поэта»!

 

Константин Гусев

(1916–1980)

Выпускник географического факультета ВГУ (1939)

 

ИЗ ПОЭМЫ «ГОРОД ДРУЖБЫ»

 

………………………….

Глядит хозяйкою луна

из окон выжженного дома.

Бьет ветер в жесть.

                                  И ночь полна

железного глухого грома.

 

Здесь света нет и нет тепла —

твой город темен и печален,

и полночь на плечи легла

безмерной тяжестью развалин.

И стынут звезды января,

и гаснут, превращаясь в иней.

Заиндевелая заря

встает над каменной пустыней.

И всею силою любви,

всей горечью тоски бескрайней

так просит сердце: «Оживи!

Дай свет ему, тепло, дыханье!»

 

Гляди — из выбоин сквозных,

где странствует кочевник-ветер

твой город маревом возник

На расстоянии столетий.

Он русской родиной твоей

для ратных подвигов основан.

Глядятся в степь кресты церквей

и стены вала крепостного.

И видно башенным:

вдали

равнина пиками покрыта.

Там кони топчут ковыли,

мелькают гривы и копыта.

Зовут на стены горожан

удары бранного набата.

И лязг мечей, и кровь из ран,

и громом битвы степь объята.

На правом берегу крутом

донского древнего притока

твой город стал Руси щитом

пред кочевой ордой Востока.

 

Людмила Бахарева

Выпускница историко-филологического

факультета ВГУ (1959)

 

* * *

 

Во всем — безрадостный оттенок

искала вновь твоя душа…

А жизнь была так неизменно,

так безвозмездно хороша!

 

Да что пристрастные сужденья,

сомнений ироничный смех,

коль неслучайностью рожденья

отмечен каждый человек.

 

В пересеченье ж скольких линий,

в каком сплочении тепла

и неизбежнейше, и дивно

душа родиться вдруг смогла!

 

Каким путем вражды и рая

прошли скопления людей,

чтоб, замерзая и сгорая,

мечтать о радости твоей!

 

А чем ты людям отвечал?

Что эта связь — всего лишь давность?

Но скучная твоя печаль

звучит как бы неблагодарность.

 

А жизнь — не комик и не трагик,

для всех одна, у всех — одна.

И в общей пишутся тетради

все наши дни, все имена…

 

Владимир Гусев

(род. 1937)

Выпускник историко-филологического

факультета ВГУ (1959)

 

* * *

 

Ты прочь уходишь,

                                 город мой родной,

Уходишь мерно, маревом обвит.

Я не оставил за твоей стеной

Ни милых рук, ни славы, ни любви.

 

Быть может, мать, оглохнув от труда,

Посмотрит в ночь и медленно вздохнет.

Но о гнезде не плачут никогда,

Когда уходят в первый свой полет.

 

Я вышел в жизнь за жизнью и трудом,

Я полон сил, мечтанья и надежд.

Что ж мучит сердце твой последний дом,

Зачем мне сердце рвет реки рубеж?

 

Горит под ветром дождевая пыль,

В толпу домов вонзается проспект.

Вещают ветви грозовую быль —

Колонной кленов гимн дождю пропет.

 

Таким оставил старый город я.

Что мне деревья, улицы, сады?

Что мокрых зданий тихая семья?

Что в мертвом камне, в блеске той воды?

 

Меня не ждут, и в будущем светло,

И все — вот там, за лесом, впереди.

Какой же силой втиснут я в стекло,

Зачем назад, назад душа глядит?

 

Так! Мчись вперед, свободою дыши,

Но и у камня есть свои права.

И от того, что как бы без души

Живую душу надо отрывать.

 

Валерий Мартынов

(1938–1994)

Выпускник геологического факультета ВГУ (1960)

 

* * *

 

Мы те же, что были, —

и все же не те же…

В глаза твои падаю реже и реже,

и в радость,

такую безбрежную прежде,

вплетается сдержанность…

Где же ты, нежность?

 

Мы те же, что были, —

и все же иначе

в ладони свои ты лицо мое прячешь.

И пальцы мои,

                         что целуют, как губы,

подрагивать стали,

усталы и грубы.

 

Мы те же, что были, —

и все же не те же.

Как будто созревшего яблока свежесть

мы тонко вдыхаем глухими ночами,

тихонько касаясь друг друга плечами,

 

А дом, что построили мы, —

он не дрогнул,

а мир, как всегда, и могуч, и огромен!

Так что же мы —

                        предали?

                                    Сдали?

                                            Устали?

Нет —

это в душе оседают кристаллы.

 

Даниил Заславский

(род. 1943)

Выпускник математико-механического факультета ВГУ (1967)

 

* * *

 

Боимся слез. Нам не по стилю

Средь ежедневной суеты

Любые чувственные были,

Сентиментальные мечты.

 

Необходимостью жестокой

Связав чередованье дел,

Я стал выслушивать упреки,

Которых раньше не терпел.

 

Я стал внимательнее ныне,

Хотя по-прежнему в кино

Ты плачешь вместе с героиней

Над тем, что попросту смешно.

 

Так вот где суть твоя гнездится,

О, современница моя, —

Душа летит подбитой птицей,

О соучастии моля.

 

Аркадий Слуцкий

(род. 1940)

Выпускник филологического факультета ВГУ (1968)

 

* * *

 

Времен безвременья собрав черновики,

Среди случайных фраз и торопливой правки,

Резонам умников и смыслу вопреки,

Я уловил мгновенный привкус правды.

 

Быть может, был он чуть солоноват,

Косноязычен, чуть смешон, быть может…

Сквер опустел. Грозился мелкий дождик.

На убыль осень шла… Кто в этом виноват?

 

Костры и дворники на свой особый лад

Определяли это время года.

И наступала странная свобода —

Писать стихи темно и наугад.

 

Но надо же: собрав черновики,

Я не исправил ни одной строки,

Не обозначил время именами.

Что именам и призракам пенять?

Уже дождит… И чудится опять:

Безвременье совсем не за горами.

 

Валерий Исаянц

(род. 1945)

Выпускник филологического факультета ВГУ (1969)

 

* * *

 

Пусть будет вечен вечер у реки,

Не помнящий названья переулок,

И вы, ушедшая от света и от гула,

И я, идущий слева от руки…

И в грохоте полуночном ручей

Пробивший залежалые сугробы,

И блеск внезапно найденного тропа,

И ясная доверчивость речей…

И старенькая тумба для афиш…

Пусть будут вечны — гравий под ногою,

Впервые — ощущение покоя,

Огни, и церковь, и разлив, и тишь…

 

Анатолий Нестеров

(род. 1942)

Выпускник филологического факультета ВГУ (1969)

 

* * *

 

Небольшое село Колодезное

вырастает из детства снова.

Там мечтает журавль колодезный

в журавля превратиться живого.

 

По ночам, когда лай окаянный,

когда филин ухает грозно,

все он шею свою деревянную

тянет в небо, навстречу звездам.

 

Анатолий Петрашкевич

(1947–1971)

Выпускник математического

факультета ВГУ (1970).

В 1971 году трагически погиб

 

* * *

 

Человек между двух океанов,

между двух изменчивых небес,

медленной походкой великана

времени идет наперерез.

 

Четкое стремительное время

чертит жизни острые углы,

человек дорогу счастьем меря,

видит новь, встающую из мглы.

 

Человек идет, раздвинув небо,

словно дебри, каменным плечом.

И сливаются, как быль и небыль,

океаны, сшитые лучом.

 

Аркадий Пресман

(род. 1947)

Выпускник филологического факультета ВГУ (1970)

 

ДВА ФАКУЛЬТЕТА

 

Я учился на филфаке ВГУ,

перед этим факультетом я в долгу.

И спасибо вам, мои профессора,

за посевы просвещенья и добра!

 

А еще на черной лестнице крутой

я учился независимости той,

что рождалась в перекурочном дыму

и казалась неприличной кой-кому.

 

Там учебники и лекции, а здесь —

пастернаковский роман почти что весь.

Самиздатовский, в тетрадных списках он,

и в него я по-мальчишески влюблен.

 

Там, на лестнице, дебаты не тихи.

Там Ахматовой запретные стихи.

Старшекурсник с робеспьеровским лицом

называл «отца народов» не отцом…

 

Заваливший все экзамены почти,

он протягивал мне рукопись: «Прочти!»

И в крамольной полутьме, у пыльных рам,

открывался неизвестный Мандельштам.

 

Папиросная бумага так тонка,

но не стерлась рукописная строка,

не сковал ее, отчаянную, страх,

а художник затерялся в лагерях…

 

Черной лестнице я низко поклонюсь

и на прошлое невольно оглянусь.

Тот профессорский и этот факультет

мне запомнились на много-много лет.

 

Перед ними я обоими в долгу…

Я учился на филфаке ВГУ.

 

Анатолий Кобзев

(1945–2012)

Выпускник испанского отделения факультета РГФ ВГУ (1971)

 

* * *

 

Нацветовавшись, уходило лето,

несло душистой пылью тишины.

И напоследок так игралось детям,

что в играх забывались до луны.

Тягучие расплавленные воды

насквозь проголубели синевой.

С подсохшим сеном ночью шли подводы,

возы качало силой наливной.

И в платье, на прополке порыжевшем,

ты собирала теплые цветы,

любимейшая из любимых женщин,

счастливая незнанием беды.

В намеке только скорые дожди

пугали птиц на ветках бересклета.

Хорошая была на свете жизнь!

Нацветовавшись, уходило лето…

 

Виктория Биценко

(1951–1973)

Училась на отделении журналистики

филологического факультета ВГУ.

Трагически погибла в 1973 году

 

ПРОБУЖДЕНИЕ

 

И только теплая и тонкая луна

Сквозь небосвод сиреневый продета.

Пусть будет так.

Пусть будет тишина.

А после — легкий стык земли и ветра.

А после — два ствола, как две руки,

Из одного взметнутся корневища.

А после — и легки, и нелегки

Придут дороги, что сейчас не ищем.

 

Елена Неведрова

Выпускница отделения журналистики

филологического факультета ВГУ (1975)

 

* * *

 

Под высоким небом —

Бирюзовым дивом —

Все мы живы хлебом,

Хоть и не единым.

 

Что несет с собою

Выбранная доля?

Много нас — свободных

От страды и поля.

 

Кто-то возгордился,

Что других превыше:

С головой родился,

На дорогу вышел.

 

Зной ли, непогода —

Все такому с толком.

А моя свобода —

Обернулась долгом.

 

Вьет дорога петли,

Даль дымится синью.

Заплачу ли, нет ли?

Выдюжу? Осилю?

 

На душе — бессонно,

На земле — просторно.

Под луной и солнцем

Вызревают зерна.

 

Владимир Молчанов

(род. 1947)

Выпускник отделения журналистики

филологического факультета ВГУ (1976)

 

* * *

 

И солнце в тучах не померкло,

И гром не грянул в небесах,

Когда в селе ломали церковь

У всей округи на глазах.

 

На битых стеклах гасли блики,

Старухи плакали, шепча.

Глядели свергнутые лики

Из-под обломков кирпича.

 

В глухом бору кричали птицы,

Как будто знали наперед,

Что с нами в будущем случится

И после нас произойдет.

 

Владимир Вигутов

(род. 1957)

Выпускник биолого-почвенного факультета ВГУ (1979)

 

* * *

 

Догорит бикфордов шнур —

взрыв взметнет породу.

И пробитый новый шурф

вдруг откроет воду.

 

Догорит последний лист,

трепетный и рыжий.

И его под тонкий свист

с ветки вьюга слижет.

 

Догорит моя беда,

догорит однажды.

Оживет стихом тогда

чистый лист бумажный.

 

Догорит любовь дотла,

но не станет стылой —

вновь, печальна и светла,

вспыхнет с новой силой.

 

Лилия Гущина

Выпускница филологического факультета ВГУ (1980)

 

* * *

 

Ни о чем не жалею,

Ни о чем никогда не жалею.

                                    Эдит Пиаф1

Ничего по-прежнему не жаль.

Белый локоть — черное крыло.

Ласточка с панелей Пляс-Пигаль,

Для тебя я выставлю стекло.

 

Пигалица — Эйфелевой в рост,

Города гортань, певучий нерв.

За твою любовь поднимет тост

Мертвый молодой легионер.

 

Что судьба? Заплеванный перрон,

На бинты изорванный батист.

Но звучит в ночи аккордеон

На последний включенный регистр.

 

Сергей Гудков

(род. 1959)

Выпускник отделения журналистики

филологического факультета ВГУ (1985)

 

* * *

 

Словами выскажется то,

Что неподвластно живописцу —

Какое сможет полотно

Изобразить ночную птицу?

Она рыдает…

                   И пойми:

Наброски лживы и

                                 напрасны,

Давно осознано людьми —

Слезам свидетели опасны!

На фоне темного — темна.

Искусство темного

                                   не любит,

Но фон подсветишь —

                                      и она

Уже ночной — живой —

                                        не будет.

 

Дмитрий Чугунов

(род. 1971)

Выпускник филологического факультета (1994)

и факультета романо-германской филологии (1995) ВГУ,

профессор филологического факультета ВГУ

 

* * *

 

Был каждый день — как таинство. Я знал,

Глухими вечерами засыпая,

Что завтра будет красок карнавал,

Что кто-то, за меня переживая,

Пойдет навстречу мне, и будет знак,

Что в сонном мире есть душа живая.

 

И я смотрел в гудевшее окно,

За ним метались ветви, заплетая

Незримой паутиной то одно,

Что было по ошибке суждено

И что с рассветом завтрашним растает.

 

И я смыкал глаза и верил в вас —

Упругие минуты сновидений,

Октябрьский золотой иконостас

Мне виделся, скользили тени

От путников в ночи, и кто-то знал,

Как уходить из сумрака сомнений.

 

Вера Сафонова

Выпускница факультета журналистики ВГУ (2008)

 

* * *

 

каждое второе утро

начиналось с физики

читай — с опоздания

по причине незнания

законов Ома, Ньютона

и далее — по возрастанию.

 

каждая вторая парта

была карандашом исхожена,

головой излежена,

забронирована, заморожена,

на каждую третью похожая,

но родная, своя, надежная.

 

каждая вторая мысль

была кем-то сказана,

к чему-то привязана,

кому-то навязана,

красной ниточкой обвязана —

словом, обязана

быть представленной к восприятию

без всякого особого понятия.

 

каждое второе чувство

было первым.

 

Василий Нацентов

(род. 1998)

Студент факультета географии, геоэкологии и туризма ВГУ,

лауреат Исаевской премии (2018)

 

* * *

 

…как хочется этой улицей

с какой-нибудь милой спутницей

шагать, утопая в слякоти,

как в сочной арбузной мякоти.

И в ямочки щек краснеющих,

влюбленно уже робеющих,

смотреть глазами хрустальными,

невинно-исповедальными.

Смотреть глазами любившими,

так часто досадно бывшими,

так ярко сейчас горящими,

простыми и настоящими.

…как хочется этой улицей

с какой-нибудь милой спутницей

шагать, утопая в слякоти,

как в сочной арбузной мякоти.

 

 

1 Автор текста, отсылающего к прошлому Э. Пиаф, — Мишель Вокер.