(473) 228 64 15
228 64 16

Птицы белые улетают

Анатолий ЛЫКОВ

Стихи (Предисловие Михаила КАМЕНЕЦКОГО)

 

 

Звонок был неожиданным. Звонила дочь недавно ушедшего из жизни поэта Анатолия Лыкова. Она сообщила, что ввиду намечающейся публикации подборки стихотворений отца в журнале «Подъём», ей порекомендовали обратиться ко мне за небольшим предисловием. При встрече она передала мне книгу отца «Еду Русью» и краткую его биографию.

Анатолий Алексеевич Лыков родился в Оренбургской области в семье военнослужащего 19 сентября 1942 года. Окончил Казанский инженерно-строительный институт. Работал на стройках Министерства обороны СССР и народного хозяйства страны. Заслуженный строитель России. С 1976 года проживал в Воронежской области. Издал в 2013 году в Москве книгу стихов «Еду Русью» и сборник прозы «Истоки». Был финалистом национальной литературной премии «Поэт года» и «Писатель года» в 2013 году. Ушел из жизни 6 июня 2014 года, накануне приема в Союз российских писателей.

Естественно, я не мог составить объемного представления о творчестве автора только по тем стихотворениям, которые были отобраны отделом поэзии из 23-х сти­хотворений, представленных дочерью поэта. Я прочел книгу.

Что можно и нужно сказать об авторе и его творчестве. Анатолий Лыков, безусловно, талантлив. Но, скорее всего, он долго писал в стол, не общаясь с другими поэтами, не имея наставника, который мог бы помочь ему. И когда он решил «выйти в свет», уже не хватило земного срока, чтобы уйти от подражательности, от не всегда удачной рифмовки… Стихотворения его весьма неравноценны. Обуреваемый жаждой творчества, он торопится, но не успевает отрешиться от внешних влияний и перейти к внутреннему, родному, наболевшему, обращение к которому дает автору собственное видение и индивидуальный голос.

Но было бы неверным заострять внимание только на недочетах. Лучшие строки Анатолия Лыкова перевешивают другие своей искренностью, одухотворенностью. Они показывают, что поэт может быть вдумчивым, душевно зорким, а его стихи – жизненными, образными, вызывающими ответный отклик в душе каждого человека.

Михаил КАМЕНЕЦКИЙ

 

ЕДУ РУСЬЮ

 

Еду Русью, еду Русью.

Перелески, хуторки,

Заколдованные грустью

Плачут ивы у реки.

 

Широта, немые дали —

Только двигатель поет.

Еду, еду от печали

Все вперед, вперед, вперед…

 

Поражения, победы

И возврата нет домой.

Еду Русью. Еду, еду

За неведомой судьбой.

 

ПТИЦЫ БЕЛЫЕ УЛЕТАЮТ

 

Птицы белые

Ранним утром

Возле берега

Соберутся,

 

Прокричат подъем,

Зарыдают,

Синеву углом

Разрезая.

 

Им в тиши вослед

На удачу

Сиротливо ветер

Проплачет,

 

Зарябит вода,

Потемнеет,

И камыш, грустя,

Онемеет.

 

В утро серое

Стаей в дали

Птицы белые

Улетают.

 

ЗА СНЕГАМИ

 

Километры и километры.

А дорога — одна метель.

Разлучили нас злые ветры,

И не встретиться нам теперь.

 

Нежный голос по телефону

Вдруг услышу — замрет душа.

Фотография, как икона, —

Как же ты на ней хороша!

 

Дружный топот. Какие кони!

Кто в оглобли загнал метель,

Кто коней исступленно гонит,

Завывая как лютый зверь?..

 

Хохотала, смеялась вьюга,

Закусила жизнь удила —

Ошалелая от испуга

Ты куда ж меня занесла?!

 

СОБЕСЕДНИЦА

 

Лампа — спутница ночная

Вдохновенья и тоски —

Смотрит прямо, не мигая

На мои… мои грехи.

И волнуется под утро —

Понимая что со мной,

И кивает мне как будто

Перегретой головой.

 

КОМНАТА

 

Пыль, паутина, пауки,

Побитая посуда.

Пытают память черепки:

— Откуда мы, откуда?

 

И память тайну выдает —

Здесь ревность бушевала,

Здесь быта белый пароход

Ударился о скалы.

 

Отсюда страсть ушла в туман,

За ней любовь вдогонку.

Здесь вера плачет по ночам

Обманутым ребенком.

 

ДАЛЬ ПОЛЫННАЯ

 

Оставьте обоз кручин,

Ряды больничных палат,

Я сам уползу в полынь,

Истерзанный, умирать.

Оплачет меня ковыль,

И ветер, сбиваясь с ног,

Начнет в изголовье пыль

Носить мне с седых дорог.

И звезды мне будут петь

Волшебно над головой,

И мертвые губы степь

Закроет сухой травой.

Колдунья придет весна,

И цветом глубоких ран,

От горя сходя с ума,

Замрет надо мной тюльпан.

Не надо, друзья, тужить,

Могилы искать моей,

Спросите, где я зарыт, —

Ответит вам суховей.

Знакомым скажите так:

Он там, где уходит в синь

Непройденная верста,

Уснул, целуя полынь.

 

ИСТОКИ

 

Деревеньки, хуторки,

Вид дворов убогих.

В чистом поле маяки —

Версты без дороги.

 

Призадумались, стоят,

Подпершись клюкою.

И у всех усталый взгляд

С русскою тоскою.

 

Гробовая тишина…

Проезжай, не сетуй.

Отчего и чья вина —

Знает только ветер.

 

ОКТЯБРЬ

 

В старых амбарах ветры

Сходятся в синий сумрак,

Освобождают плечи

От рюкзаков и сумок.

С пахоты одиноко

С видом вдовы усталой

Осень заходит робко

В медную дверь амбара.

Мирно идет беседа:

Ветры подруге хмурой

Тайны спешат поведать

О предстоящих бурях.

Дождь молчаливо чистит

Мокрые грабли веток,

Осень, закрыв ресницы,

Спит под рассказы ветров…

В старых амбарах ночью,

Звезд погасив лучины,

Ветры качают осень

В зыбке из паутины.

 

СЕЯТЕЛЬ

 

Я не стану богатым.

Нет хором у меня —

Деревенская хата

С журавлем у плетня,

Под окошком рябина,

Воробьи под стрехой,

Печка вместо камина

И душевный покой.

За сиреневым логом

Синей лентой река,

И петляет дорога

По оврагам века.

Ветер с запахом мяты,

В ивах прячется грусть…

Я ведь самый богатый —

Мне завещана Русь.