меню

(473) 228 64 15
228 64 16

Птица с непонятным хохолком

ВИКТОР ПЕТРОВ

Стихи

 

* * *

 

Спасибо предкам за сохранность

Священных звуков языка,

Неосязаемую данность,

Соединившую века.

 

Не надо мне иных речений,

Я их запомнить не смогу,

Но это дедово свеченье

От детства в сердце берегу!

 

* * *

 

Много новых птиц на огороде:

Пестрых, с хохолками и без них.

Вижу изменения в народе,

Только дней не вижу золотых.

 

Вроде солнце всходит и заходит,

Вроде то же самое кругом,

Только песни странные заводит

Птица с непонятным хохолком.

 

* * *

 

Время такое: лишь сорнякам

В рост подниматься вольготно.

Больно натруженным нашим рукам

В этой ловушке погодной.

 

Жаром ударит, градом добьет.

Климат меняется что ли?

Лишь сорняки не боятся невзгод,

Ломки в суставах и боли.

 

Время такое. Люди сойдут

И не поднимутся боле.

Где же веками прославленный труд?

Лишь одичавшее поле…

 

1971-й

 

Мне двадцать два, я в форме офицера

Там, где уже не побывать мне въяве.

Над морем Баренца висит сырая сфера,

И крейсер стынет в ледяной оправе.

 

Пока сквозисты сопки побережья,

Не тронуть взглядом — исчезают тотчас,

Но с каждым часом все нежней и реже

Туман, рожденный пеленой полночной.

 

Здесь до Норвегии не больше километра,

На вышке натовской вальяжные солдаты.

Им бы в Техас, чтоб шляпами из фетра

Укрыть от бед свои родные штаты.

 

По воле министерства обороны

И я заброшен в самый угол мира.

Мне двадцать два: кокарда и погоны,

И чувство Родины, и пушкинская лира.

 

НА ПРУДУ

 

«Вода холодная?» — спросила ты.

«Дно илистое!» — быстро отвечаю.

И это значит, что, цепляясь за кусты,

Я просто о-ко-че-не-ва-ю.

 

Конечно, я бы мог лишь повторить

Твои слова, снимая знак вопроса,

Когда бы просто мог я говорить,

Но мне такая не дается проза.

 

Подкручивая нервы и слова,

Ищу я фразы с тайной подоплекой,

Но все же ты, любимая, права:

«Да, да, холодная! И вот еще — глубЛко!»

 

И если б сразу я ответил так,

То вмиг забылось утро неземное,

И светлый берег, и прозрачный знак,

Что мне тепло, всегда тепло с тобою!

 

* * *

 

Соловьи не поют — хорошо,

Значит, каждый нашел свою пару.

                                                  Нина Стручкова

 

Ранним часом хорош соловей,

Что за песню любовь сочинила!

Он поет, все сильней и живей

Вызревает звенящая сила.

 

Жгучей музыкой песня полна,

Никуда от нее мне не деться,

С головой накрывает волна,

Разрывая и горло, и сердце.

 

Я смотрю в побуревший овраг,

Одинокую песню толкую:

Ах, несчастная птица, чудак…

Как же выдержать муку такую!

 

ДОМНА

 

Героической правдою послевоенной

От рождения полон по самое сердце,

В этой жизненной топке смолистым поленом

Все сгораю, и все не могу я согреться.

 

И согреть не могу тех, кто верит и любит,

Этим бедным огнем после бед и сражений…

Только рудные угли оставили люди,

Только пепел сгоревших в печи поколений.

 

* * *

 

Умею сильным быть и гордым,

Но не умею так страдать,

Чтобы безмолвьем сжало горло,

И плакать, плакать без стыда.

 

Но ты, любимая, страдаешь,

Ты убиваешься навзрыд,

А я всего лишь ранен, я лишь

Немного ранен, не убит.

 

СТАРЫЙ ПТЕНЕЦ

 

Все реже радость, чаще — грусть,

Душа — птенец неоперенный,

Я с нею заново учусь

Внекрепостному чувству дома.

 

Дороги есть на воздусях,

Пока туда мне путь заказан.

Ловлю я ветер второпях,

И повожу голодным глазом.

 

Заканчивая жизни круг,

Я приближаюсь к точке точек

Неоперенных моих рук,

Неголосистых моих строчек…

 


Виктор Михайлович Петров родился в 1949 году в Томске. Окончил Томский государственный университет. Служил в армии. Участ­­вовал в ар­хе­ологиче­ских раскопках и исследованиях в Сибири. Публиковался в «Литературной газете», журналах «Сибирские огни», «Радуница», «Очаг», «Сельская новь», в антологиях и периодике. Автор ряда научно-популярных книг, стихотворных сборников «Кол­чан сибирских стрел», «Заян», «За пределами суток», «Параллельные ми­ры» и др. Член Союза писателей России. Живет в Лобне Московской области.