меню

(473) 228 64 15
228 64 16

Птица печали

НАТАЛЬЯ ХАРИТОНОВА

Стихи

 

ТОПОЛЬ

 

Вот тополь. Прочих не милее.

Покуда временем храним.

Я прохожу по той аллее

И переглядываюсь с ним.

 

Роса под вечер оседает.

С достоинством кивает он

И равнодушно наблюдает

Мой немудреный моцион.

 

— Опять прогулка? Топай, топай! —

Напутствует в который раз.

Он мой ровесник, этот тополь,

И память общая у нас.

 

Теперь уже не оглянуться

На ту, прошедшую весну.

Как хочется порой вернуться

В мою далекую страну! …

 

Мне старый тополь машет веткой,

Макушку вперив в синеву…

И я на улице Советской

Невольной памятью живу.

 

ЧУДО

 

Эй, вы, в романтику влюбленные,

хотите видеть чудеса?

Пойдем со мной в луга зеленые,

пока еще лежит роса!

 

Вглядимся, как преображается

с минутой новою рассвет,

как в каждой капле отражается,

по сути, весь наш белый свет.

 

Мы — тоже это отражение.

Какое чудо, Боже мой! —

росинки — камеры слежения

за всей вселенною самой!

 

НОЯБРЬ

 

Свои слюдяные ворота

грядущей зиме отворя,

еще пребывает природа

под твердой рукой ноября.

 

Ну, как тут не встать на носочки,

чтоб солнышко было видней? —

Березы в соседнем лесочке

продрогнут до самых корней.

 

Продрогнут, однако, не дрогнут,

как воины в ратном строю.

И этим отчаянно тронут

притихшую душу мою.

 

Предтеча снегов и морозов,

осенний последыш скупой,

ты этим продрогшим березам

свою колыбельную спой!

 

* * *

 

В раздумье говорю вам, я не с теми,

кто памятью веков не дорожит.

Пойду в музей, ведь там хранится Время —

калачиком свернулось и лежит.

 

Оно глядит со старых фотоснимков

и с разворотов выцветших газет.

Но ни проклятий нет на нем, ни нимбов,

оно — такое, и другого нет.

 

Оно — история. Оно уже случилось.

Оно веков связующая нить.

А кто-то хочет, чтобы получилось

то обелить его, то очернить.

 

И в этой драке хороши все средства.

«Благих желаний» умысел зловещ.

Хотя прекрасно всем известно с детства:

лишь только факт — упрямейшая вещь!

 

И подлость не слоняется без дела.

Былое судит глупая молва…

Я жизнь свою прожить бы не хотела,

как тот Иван, не помнящий родства.

 

ДВЕ ПТИЦЫ

 

Есть светлая птица печали

и темная птица тоски.

О чем же они прокричали

художнику средней руки?

 

Та первая птица пуглива.

Чем можно понравиться ей,

чтоб тихо и неторопливо

была б она гостьей твоей?

 

Та первая птица — отрада,

да только недолго гостит.

Второй приглашенья не надо.

Она и сама прилетит.

 

ИВА

                                                                         Михаил Алексеев

                                                                  «Ивушка неплакучая»

                                          Люсе Ивановой

 

Какое счастье поутру проснуться

И ощутить, что я еще жива,

И снова дню блаженно улыбнуться,

Который только что вступил в свои права.

 

Задумалась у моего балкона ива,

К земле печально ветви наклоня.

Она беззлобно и неторопливо

Свою тоску наводит на меня.

 

Я размышлять не буду туча-тучей

Про краткость и неповторимость бытия.

Ты, ива, будешь ивушкой плакучей.

А неплакучей ивой буду я.

 

БЕРЕЗА

 

Где рощи осенним пожаром горят,

снимает береза зеленый наряд.

И, душу березы сжимая в тиски,

несутся по ветру резные листки.

 

В осенней печали сама не своя

тоскует береза, подружка моя.

Я эту печаль у тебя отниму

и крепко, береза, тебя обниму.

 

Рассеются тучки в дали голубой.

Да мне ли, береза, равняться с тобой?

Распустишься снова ты ранней весной,

а я и не знаю, что будет со мной.

 

* * *

 

То ль веселая метелица,

то ли хмурая метель…

То ли смертно ложе стелется,

то ли сладкая постель…

 

А морщин тугие полосы

помнят лучшие года,

но снежок, что лег на волосы,

не растает никогда.

 

И, послушны назиданиям,

заполошные умы,

предадимся мы страданиям

и стараниям зимы…

 

* * *

 

Я всего превыше ставлю

Жить по правде на миру.

А нет-нет — да и слукавлю,

А, бывает, и совру.

 

Глянуть (только и осталось!)

На прожитые года:

Вроде честно жить пыталась —

Получалось не всегда.

 

И порой в жестоких сворах

Слова молвить не могла,

А в ненужных разговорах

Слишком глотку я драла.

 

И несдержанной бывала,

И прощала нелегко,

И, увы, до идеала

Мне, конечно, далеко.

 

Коль взгрустну — брожу по лесу.

А в предчувствии беды

Ни в товарищи не лезу,

Ни в калашные ряды.

 

Но, доверившись итогу,

Буду петь благую весть

И надеяться, что Богу

Пригожусь, какая есть.

 


Наталья Евгеньевна Харитонова родилась в городе Красногвардейске Белгородской области. Окончила Московский институт инженеров железнодорожного транспорта. Работала инженером-технологом в локомотивном депо Лиски. Публиковалась в «Литературной газете», журнале «Подъём», региональных изданиях, альманахах. Автор поэтических книг «Спря­танный город», «На семи ветрах». Лауреат фестиваля поэтического творчества «Воронцовая Русь». Живет в городе Лиски.