(473) 253 14 50
253 11 28

Провидцы из провинции

ВАЛЕРИЙ ЧЕРКЕСОВ

(Трехтомное издание произведений белгородских писателей)

 

Это издание — «Писатели Белогорья»: том 1 — проза, том 2 — стихотворения и поэмы, том 3 — произведения для детей, вышедшее в Белгороде в 2014 году, наверняка вызовет добрую зависть у литераторов большинства регионов. В три тома общим объемом более девяноста печатных листов включены произведения почти ста писателей, которые за полвека входили и входят в Белгородскую писательскую организацию.

«Литература — полноводная, могучая и вечная река. Она течет, вбирая воды других больших и малых рек. В нее попадают не только чистые струи, но порой стекают и грязные, вредные потоки. Но река не становится хуже, не теряет привлекательности, ибо имеет свойство самоочищаться, в чем ей помогает время. Правда, иногда она может мелеть, местами замуливаться, течение становится медленней, а вода мутней, но проходит какой-то срок — и вновь светлые дожди и подспудные ключи наполняют ее новыми животворящими силами. Река входит в свое прежнее русло, а то и заплескивается за берега, разливаясь вширь, обретая глубь», — так или почти так говорил мне в пору моей литературной юности один не очень большой поэт, но прекрасный человек, которому судьбой было определено место жизни и творчества — провинция.

А делится ли литература на столичную и провинциальную? Вопрос этот, скорее, риторический, однозначный ответ на него едва ли кто осмелится дать: любой будет спорным. Ибо литература — она есть или ее нет — вот истина. И прирастает она, полнится, ширится, скорее, как раз за счет талантов, родившихся в «глубинке», выпестованных и взлелеянных российскими просторами, большими градами и малыми весями. Столица же привечает и утверждает их. Или же наоборот. Подтверждение тому — стихотворение Лиры Абдуллиной, которым открывается второй том «Писателей Белогорья»:

В редакции столицы

Везут свои стихи

Провидцы из провинций,

Пророки от сохи.

Надвинув глубже кепку,

Обдернув рукава,

Торопятся, как в Мекку,

Как в храмы Покрова.

И последние строки:

Провидцы из провинций

Поэзию творят.

Но та же Лира Абдуллина, какая поэтесса — провинциальная или столичная? Родилась в Башкирии, училась в Москве в Литературном институте им. А.М. Горького, жила в Сибири и на Белгородчине. Печаталась во многих столичных и региональных периодических изданиях. В Москве вышло несколько ее поэтических сборников. О творчестве Лиры Абдуллиной известный прозаик Виктор Астафьев, в частности, писал: «…Целомудренны и точны эти стихи в каждой строке, при всей страстности и свободе дыхания. Корни поэзии Лиры Абдуллиной — русская песня, русский волжский говор, закалилась эта поэзия на ледяных ветрах Заполярья. Отсюда многие стихи ее обрели краткость пословиц, диковинное, парадоксальное звучание: «Утро вечера мудренее. Ночи, что ли, стали длиннее!» За эти две строки можно наградить человека высоким именем — Поэт». Это лишь одно высказывание об одном из авторов «Писателей Белогорья».

Трехтомник — не антология, а сборник (тексты представляли сами авторы, редакторы-составители отбирали произведения уже ушедших из жизни), и все же по нему в определенной мере можно судить, по каким дорогам-тропам шли и идут белгородские писатели. Главное в их творчестве — верность традициям. Это относится как к наиболее известным в читательской среде представителям старших поколений, уже ушедшим из жизни и ныне здравствующим — прозаикам Михаилу Обухову, Федору Певневу, Владимиру Жуковскому, Владиславу Шаповалову, Борису Осыкову, поэтам Виталию Буханову, Николаю Краснову, Владимиру Михалеву, Николаю Перовскому, Игорю Чернухину, Виктору Белову, так и к их более молодым собратьям — прозаикам Сергею Бережному, Александру Тарасову, Виталию Малькову, поэтам Владимиру Молчанову, Александру Осыкову, Татьяне Олейниковой и другим. Их рассказы и стихотворения, опубликованные в трехтомнике, вполне соответствуют творческой заповеди одного из авторов издания: «Не видел — не рассказывай, не знаешь — не пиши».

Преемственность традиции, к примеру, можно проследить по рассказам прозаика-фронтовика Владимира Жуковского «По ту сторону насыпи» и родившегося уже после Великой Отечественной войны Сергея Бережного «Сати». В первом повествуется о том, как наши чуть было не расстреляли ни в чем не повинного молодого фронтового шофера. Вот один из последних абзацев рассказа: «Да лучше сгнить здесь под кустами, чем за счет чужой смерти домой поехать… Кто сказал, что холоден дождь и земля жестка? Насмерть раненные всегда умирают. Кому судьба — всегда живут. И нечего выискивать в человеке то, в чем виновата сама война». Во втором речь идет о трагических событиях 90-х годов в Нагорном Карабахе, когда пятеро наших спецназовцев обрекли себя на гибель, решив защищать армянское село. Заканчивается рассказ такими строками: «Весть о горстке русских, оставшихся в развалинах старой крепости, облетела Талыш, и в каждом доме зажглись поминальные свечи, женщины надели черные платки, а лезвие бритвы трое суток не касалось заросших щетиной щек мужчин».

Однако вернемся к поэзии, по ней легче проследить эту самую «верность традициям». Несмотря на то, что понятие «тема» в поэзии весьма условно, ибо и любовная лирика может быть гражданственной, все же скажу: на первое место поэты-белгородцы ставят любовь к родному краю, его истории, героическому и в то же время трагическому прошлому. Они, а не лирические герои, соизмеряют свою жизнь, свои дела и поступки с жизнью страны. Почти у каждого автора поэтического тома есть стихи об этом. Вот строки Виталия Буханова, его первого из белгородцев приняли в Союз писателей СССР:

 

Не буду я светить

Средь звезд.

Я не звезда,

Я — искорка России золотая,

Что в ночь взвилась

И скрылась навсегда

В душистых дебрях трав

Лесостепного края…

                           Виталий Буханов

Еще цитаты:

Славяне мы…

У нас в крови течет

И мужество, и дерзость, и почет,

И доброта, которую мы знали

В дни радости и в дни большой печали.

                              Игорь Чернухин

Моя религия — Россия.

Ей изменить — что в землю лечь.

И мой удел: пока есть сила,

От черных сил ее беречь.

                        Василий Лиманский

России небо,

хлебушек и воля!

Да не взойдет над вами грозный час,

Когда не мы разыскиваем поле,

А поле ищет

и находит нас…

                                 Виктор Белов

События, произошедшие и происходящие в сегодняшней стране, тоже отражаются в стихах, проходят через сердца поэтов, которые в большинстве не прибегают к громким обличительным общим словам. У каждого боль своя.

Холодок от Псла.

Соловьи на Псле.

Я один в селе,

В нем одна изба.

По реке плыву

Я навеселе.

А в моем селе

Подожгли избу.

                      Алексей Алексейченко

Страна моя — белая птица

С пораненным правым крылом.

Сумеешь ли ты научиться

Взлететь и с двуглавым орлом,

Забыв про печали и беды,

И ветром свободным дышать,

И главной своею победой

Любовь и согласье назвать.

                            Татьяна Рыжова

Мы — русские, и потому

К любой привыкли участи.

Дадим мы фору хоть кому

По опыту живучести.

                            Александр Тарасов

Да, современность отражается в творчестве по-разному — болью, печалью, гневом, сарказмом, иронией, но, что общее, беспросветность и отчаяние не берут верх над верой в будущее нашей страны и народа.

Стихи о Великой Отечественной войне у большинства белгородских поэтов едва ли не самые сильные и пронзительные, особенно у тех, кто сам воевал.

Не рано ль, враг, ты празднуешь победу,

Бинокль направив в сторону Москвы?

Мы выстоим и, как ни тяжки беды,

Перед тобой не склоним головы.

Еще есть порох, духом мы не слабы.

Еще посмотрим, кто кого сильней.

У нас еще не разучились бабы,

Как в старину, рожать богатырей.

                    Константин Мамонтов

Эти строки написаны Константином Мамонтовым, как указано в публикации, в 1941 году под Ржевом. Но и сейчас они звучат актуально. Во все времена, военные и мирные, Россия славилась своими «богатырями». И сегодня их необходимость во всех сферах жизни и деятельности ох как ощущается.

Далее стихотворения еще двух фронтовиков:

Окоп. На бруствере гранаты,

Полынь, патроны, «Дегтярев».

Солдаты — двадцать лет на брата —

Из разных сел и хуторов.

Да соловьи в ничейной роще,

Да танк подбитый на меже.

Мир так суров и прост, что проще,

Пожалуй, некуда уже.

                             Иван Овчинников

Когда атака увенчалась

Победою за хуторок,

В живых лишь пятеро осталось,

Считая автора сих строк.

                                Леонид Кузубов

Но и поэты послевоенных поколений находят проникновенные строки о тех четырех огненных годах.

И светятся над нами огоньки

Солдат, упавших на траву июля.

То душ их бесконечные полки

За нашу землю

С тьмою зла воюют…

                           Николай Грищенко

Что еще стоит отметить в творчестве белгородцев, так это музыкальность. На их стихотворения написано множество песен, как местными, так и известными композиторами. В этом отношении показательно творчество Владимира Молчанова, у него даже вышли три сборника текстов песен и романсов. Вот «Плакучая ива»:

 

И снова я вспомнил родимый свой дом,

Где детство промчалось счастливо,

Где рядом с березкой под нашим окном

Смеялась плакучая ива.

Текли надо мною и дни, и года,

Как речки вода говорливо.

И детство и юность ушли навсегда —

Осталась плакучая ива.

Теперь этой ивы давно уже нет,

Но в памяти вижу, как диво:

Сквозь годы печалей, сомнений и бед

Смеется плакучая ива.

Естественно, что белгородские авторы размышляют о смысле и предназначении поэтического творчества. Как мне думается, наиболее емко и точно выразил это Владимир Михалев, о стихах которого высоко отзывались такие известные поэты, как Александр Межиров, Николай Старшинов, Владимир Гордейчев. Истинный крестьянин, он родился и жил в селе, пас овец, но был наделен самородным талантом.

Спешу на выпас до рассвета

И часто думаю о том,

Что в мире стоит быть поэтом

И даже просто — пастухом.

И его, так сказать, лирическая установка:

Чем ты жива, любовь извечная,

Тем и поэзия жива!..

И ей к лицу слова сердечные,

А не усердные слова.

Будет неверно сказать, что вся белгородская литература, в том числе и поэзия, традиционно-реалистическая, что писатели не отходят от канонических тем, форм и т.д. и т.п. К примеру, еще в 60-х годах в Воронеже вышел поэтический сборник Эллы Потаповой «Метафоры», состоящий в основном из верлибров — редкость для того времени. К свободному и белому стиху обращались и обращаются Сергей Ташков, Юрий Литвинов, Михаил Кулижников, Михаил Машкара, Андрей Муренков и некоторые другие.

Теперь все не так,

даже эхо другое…

— Люблю! —

однажды я крикнул в распахнутое окно.

— Ненавижу! —

многократно вернулось ко мне…

                        Михаил Кулижников

В поэтическом томе, надеюсь, каждый читатель найдет то, что ему станет близко и дорого, что вызовет добрый отклик.

…Кто же они, провинциальные писатели, — провидцы, пророки или же всего-навсего авторы, как говорится, «местного значения» — об этом судить читателям. Но понятно одно: без них литература, в том числе и современная, будет неполной.