меню

(473) 228 64 15
228 64 16

Полынная веточка

Стихи кантемировских поэтов

 

Любовь Адерихина

 

ПЕСНЯ

 

Чистая водица

Из лесной криницы,

Дозволь и мне, грешной,

Вволюшку напиться.

 

Вволюшку напиться,

Ноги окропити.

Пришлось им сегодня

Много походити.

 

Много походити,

Росой умываться,

Крутою тропою

Землей присыпаться.

 

Чистая водица,

Свети зеркалами.

Силушку мне даруй,

Да взмахну крылами.

 

Да взмахну крылами,

Полечу над полем.

Над зеленым лугом,

Хмельная от воли.

 

Хмельная от воли,

Полечу я лесом.

Птицей быстрокрылой

К облакам белесым.

 

Чистая водица

Из лесной криницы,

Дозволь и мне, грешной,

Вволюшку напиться.

 

* * *

 

Ракиты шумят над затишьем воды

В горячем медвяном июле,

И сохнут сожженные солнцем цветы,

И, кажется, страсти уснули.

 

И жаркое лето на дне луговин

Невольно влечет в перелески.

И кони сбивают со стриженых грив

Росу в переливчатом блеске.

 

Все стихло. Пригнулась пшеничная рать,

В дремоте покорствуя зною.

Лучами объятая зыбится гладь

Июльской красой неземною.

 

Валентина Хамидулина

 

* * *

 

В гнезде своем вчера погибла птица,

Ей злые люди в этом помогли.

Едва-едва успев на свет родиться,

Она уснула, не узнав любви.

Жестоким человек порой бывает,

И равнодушен он к чужой беде.

Но вновь сюда весною лебедь приплывает

И бьет крылами по живой воде.

 

* * *

 

Судьба меня мотала по дорогам,

Катилась жизнь, как поезд, под откос.

Хотелось счастья в жизни очень много,

А много было только горьких слез.

Открою в прошлое я двери,

Как будто бы приду к себе домой…

А за спиной — одни потери,

Одни потери за спиной.

 

* * *

 

Сквозь бурю чувств и впечатлений

Я проживаю жизнь мою.

Судьба гнет плечи и колени,

А я страдаю. И — пою.

 

Любовь Калашникова

 

ПРЕДЗИМЬЕ

 

Предзимье — время долгих снов,

Молчанья и немой тревоги,

Живое ищет теплый кров,

Пустеют шумные дороги.

 

Насытив зренье, спит река,

И лес-отшельник грусть наводит.

Зима уже недалека,

Предзимье с летом счеты сводит.

 

Владимир Панков

 

ВОЕННОЕ ДЕТСТВО

 

Сыну лыжи купили,

И ботинки, и палки,

Ничего не забыли —

Что ж, катайся, не жалко.

Как сейчас это просто:

Захотел — появились,

Но военным подросткам

Лыжи вовсе не снились.

Шла война. На границы

Уходили солдаты.

Жались к окнам синицы,

Гулко рвались гранаты.

Взгляд у взрослых был строгий,

Мы о лыжах не знали,

От воздушной тревоги

Мы на печке дрожали.

Ветер дул из-под пола,

Керосинка качалась…

Наша старая школа

«Медсанбат» называлась.

Чтоб теплее нам было,

Прижимались друг к другу,

А за окнами выло:

То снаряды, то вьюга.

Помню я свое детство

Вперемешку с войною…

Жил солдат по соседству

С деревянной ногою…

 

Валентина Кислянская

 

НАЧАЛО ЗИМЫ

 

Легкий, пушистый снежок

Падает, вьется, кружится

И на осеннюю грязь

Тихо, бесшумно ложится.

 

Медленно стынет река,

Нет уж волны и в помине.

Тихо плывут облака,

Словно верблюды в пустыне.

 

Крик подняло воронье,

Черной метелью кружится,

И на седые кусты

С криком и шумом садится.

 

* * *

 

Посмотри, как весна наступает,

Гуси с юга на север летят.

Белый снег так стремительно тает!

И ручьи по оврагам бурлят.

 

Улыбается солнце лучистое,

И заря полыхает огнем.

Небо вешнее чистое-чистое,

И ни облачка нету на нем.

 

Ветерок озорной, как мальчишка,

Ветви-кудри берез растрепал.

А курносый малыш-шалунишка

Поскользнулся и в лужу упал.

 

Валентина Палиева

 

* * *

 

Я иду тропой нехоженой,

Вспоминая о былом.

Мысли разные, непрошено,

Душу жгут мою огнем.

 

И трава стоит, некошена,

С бриллиантовой росой.

И, клонясь полоской тонкою,

Не ложится под косой.

 

А над лугом — утро раннее

И туманы чередой.

То бредут они, обманные,

То ложатся над водой.

 

А лучи, рассеясь сеточкой,

Так красивы на свету.

Пахнет здесь полынной веточкой,

Как в заброшенном саду.

 

Галина Гаврилова

 

* * *

 

Как прозелень на бронзе,

Как чернь на серебре, —

Так поступает осень

В туманном ноябре —

Он осторожно ходит

За мною по пятам,

И в сторону уводит

Меня в поля. А там,

Все скучно и уныло,

И тускло, и темно.

Что ж сердце вдруг заныло,

Как в юности давно?

И просится на волю

В безудержный разлет…

А озими — по полю

Прокалывают лед…