(473) 228 64 15
228 64 16

Петербург, электронная почта и Алексей Кольцов

В начале 2017 года издана уникальная книга. Называется она «Глагол. Карта современной поэзии»*. Её составителями выступили два известных поэта – ростовчанин Виктор Петров и питерец Виктор Тихомиров-Тихвинский. Мотивация на создание совместного творческого проекта объясняется в авторской аннотации: «Неохватна карта современной поэзии. Ныне интернет даёт возможность «высказаться в рифму» и маститому, и начинающему автору. Как сориентироваться читателю в разливанном море стихов? Где тот маяк, что укажет верный путь?

И если знаменитый во все времена альманах «День поэзии» даёт панорамную картину, то у сборника «Глагол», выпускаемого в рамках издательского проекта «Санкт-Петербург – Ростов-на-Дону», задача иная.

Составители собрали и выносят на читательский суд творчество тех ныне здравствующих поэтов как в глубинке, так и в столицах, кто интересен им самим вне зависимости от обстоятельств. Ни регалии, ни пол, ни возраст, ни место проживания не имеют решающего значения. Главное – достойный уровень поэтических сочинений, поверяемых образцами русской классики».

«Глагол» я ещё не держал в руках, составители только обещают выслать авторский экземпляр. Хотя, признаюсь, электронный вариант в личной копилке уже есть.

С жадностью листая это виртуальное чудо, я вот о чём подумал. Интернет сегодня не ругает разве что ленивый: всемирная мусорка, место для свала хлама…

Я и сам такой! То ничего, а то вдруг так достанет этот интеллектуальный монстр, что крепкое словцо само из тебя выскочит.

А с другой стороны, удобно же, когда такая безграничная коммуникация под рукой. Привыкли! И электронная почта – прелесть какая! На мышку щёлк – и летит твоё послание друзьям, родственникам, коллегам или деловым партнёрам через степи и леса, моря и горы, не зная остановок и препятствий. Да хоть к пингвинам в Антарктиду.

Кое-кто из знакомых коллег-писателей сетует: не то всё это, интернет отбивает чувство письма и слова, и по «электронке» всё равно не выходит душевной переписки, как раньше пером да в конверте по почте.

Не знаю, не знаю, может, кому и так. Мне электронная почта не помеха.

Даже представил себе картину, какая сердцу воронежца ближе.

Собрал, например, Алексей Васильевич Кольцов свои новые вирши, настрочил пером письмецо на бумаге, всё аккуратно запечатал в конверт – и почтовыми прямиком в Санкт-Петербург. Аж самому А.С. Пушкину!

Месяц ждёт ответ, другой. Душа вся истосковалась: что там, как… А вдруг Александр Сергеич сердится, не по нраву пришлись стихи воронежского прасола.

От одних думок спать перестанешь. Хоть лошадей впору заказывать, да самому в столицу – заместо письма…

А тут в первой трети декабря минувшего года из Питера «электронка» сама к тебе прилетела: «Здравствуйте, Иван Александрович! Я предлагаю вам публикацию в книге «Глагол» (карта современной поэзии)
проект «Санкт-Петербург–Ростов-на-Дону». Все авторы прошли серьёзный редакционный отбор. В книге принимают участие видные русские стихотворцы. Виктор Тихомиров-Тихвинский».

И тут же файл прикреплён с моими стихами и с просьбой, чтоб я их согласовал и вычитал.

23 января 2017 года Виктор Тихомиров-Тихвинский прислал новое электронное сообщение: «Здравствуйте, Иван! Авторский экз. смогу выслать через пару недель».

Представляете себе современные скорости и темпы жизни!

А теперь ещё раз мысленно вернёмся в пушкинские времена. Это сколько бы потребовалось дней и ночей, чтобы Александр Сергеевич оповестил Кольцова, что его стихи уже отобраны и ждут публикации в журнале!

Возможно, интернет – не то место, где всё стерильно, качественно и натурально. Но ведь и янтарь отнюдь не в салфетке по недрам разбросан. Иисус советовал отделять зёрна от плевел. Пора нашему поколению научиться этому вековому ремеслу, когда речь идёт об интернете: вред, конечно, есть, но и польза налицо…

Кстати, в книге «Глагол» представлены 68 имён современных поэтов России. Два автора – из Воронежской области: это ваш покорный слуга, как вы уже поняли, и Александр Нестругин.

Надеюсь, читателям будет интересно познакомиться с нашими стихотворными подборками из нового поэтического издания: книги-то сегодня издаются мизерными тиражами, а интернет бездонен.

 

Иван Щёлоков

___________

(Глагол. Карта современной поэзии. – Санкт-Петербург, Ростов-на-Дону: Дониздат, 2017. – 208 с.). Ссылка в интернете: http://book-kiosk.ru/book.php?id=1637 

 

 

 

 

 

 

 

Александр НЕСТРУГИН

 

*   *   *

Не вспомнят? Может, и не вспомнят…

Нас много. Трудно помнить всех.

Но всё равно слова из комнат,

Слова крылатые из комнат

Не отпустить на волю – грех.

 

Пусть воробьями липнут к липам,

Зовут роднёй синичий люд.

И, тая журавлиным кликом,

В глазах заплаканных живут…

      

*   *   *

Земля, меня не обходи,

Я стебелька не трону!

Погожий день, бровей не хмурь,

Чтобы меня жалеть.

Я выпал изо всех обойм –

Неходовым патроном,

И был молвой приговорён

Пылиться и ржаветь.

И я лежу в сухой траве,

Усталый и тяжелый,

А вдалеке – затворов лязг

И автоматный крик.

А где же мне ещё лежать? –

Я не патрон, я жёлудь!

И я не брошен, я щекой

К своей земле приник.

Летел куда-то – и упал,

Ударил, но не сильно,

И молча я шепчу траве

Последнее «прости».

Зато в груди свинец не стыл –

И смерти не носил я,

Прижмёт меня к себе земля –

Из смерти прорасти…

          

*   *   * 

Губы тёмные разлепит

Почка, слова не сказав, —

И зелёный тонкий трепет

Набегает на глаза!

 

Станешь корнем, станешь веткой,

Станешь капель звон копить…

Но судьбы хватает редко –

Так вот губы разлепить.             

 

*   *   *

Бурьяном лог обмётан серым,

Буграм оттаявшим темно.

А дождь – зелёный ветер сеет,

Согрев за пазухой зерно.

 

…А первый снег клянётся летом,

Что только снилось, не сбылось.

И лебедей на взлёте лепит

Из посиневших мокрых лоз…

 

Всех половодий стёрлись меты,

А я из строк сбиваю плот…

Я перестану быть поэтом –

Как дождь, как снег перестаёт.

 

*   *   *

Ничего не надо лишнего…

Только плащ и только дождь –

Не приятельства столичные,

Не застолия галдёж.

 

Только жизнь – и там со сколькими

Хороводы не води –

Лишь обрыва глина скользкая

Да бессмертие в груди.

 

*   *   *

Не серебро волны по черни

Стремнин, а просто: чернь и знать…

Такие вот теперь теченья –

И берегами не собрать.

 

И этот смысл полузабытый

Глубины выстужает в нас.

И меньше всё воды открытой,

Не ледяных – стремнинных глаз.

 

И бьёмся: чем ответить? Тем же,

Извечным: русской быть рекой!

И вздыбит лёд – до самой Темзы –

Лозняк излучины донской.

 

Иван ЩЁЛОКОВ

 

*    *    *

Охраните меня от ненастного,

От залётного ветра ознобного,

Чтобы душу туманом не застило

Из овражного зева утробного;

Чтоб несло костерком еле тлеющим

От осенних деньков над бахчевнею,

Там, где женщиной, огненно млеющей,

Занимается зорька вечерняя…

Я неспешно пройдусь по тропиночке,

Тайну стольких следов чьих-то вызнавшей,

Как щемяще сведет мне горчиночка

Скулы гроздью рябины невызревшей!

 

БЕЛЫЙ БОК И ЧЁРНОЕ КРЫЛО

 

Я тебя изъял из подреберья,

Где когда-то золотились перья.

Им на смену ветром принесло

Белый бок и чёрное крыло.

 

Птица моя странная – сорока.

Что мне от тебя? Одна морока!

Выболтала рощам и лугам

Всё, что полагалось только нам.

 

Этот голос подхватило время,

В нём созрело брошенное семя.

Чуда нет, и семя проросло

В белый бок и в чёрное крыло.

 

И летят, от двух начал зачаты,

Бело-чёрной масти сорочата.

Где темно от них, а где светло.

Белый бок, что чёрное крыло.

 

Кто не любит, пусть живёт надеждой,

А кто любит, верит, как и прежде.

Источают вечное тепло

Белый бок и чёрное крыло.

 

КАТЕРОК

 

Пыхти, пыхти, мой катерок,

Отцов библейское творенье!

Наш путь с тобою не далёк –

Всего до первого селенья.

 

Знакомый с юности маршрут

Как лучший компас мирозданья,

Чтоб убедиться: ждут, не ждут,

С желаньем или без желанья.

 

Косится день с отвесных гор,

Подпудрив мелом луч заката.

Каким я был до этих пор?

И чем теперь душа богата?

 

Зачем же та, кого любил,

Волной  по берегу плеснула?..

Пыхти, родимый! Больших сил

В тебя эпоха не вдохнула.

 

Наверно, не было нужды,

И прыти той на всех хватало…

Недолог пенный след воды,

Длинна лишь тень от краснотала.

 

Пыхти, любимый катерок!

Плыви, душа, против теченья!

Не всякий пройденный урок

Нам ценен поздним повтореньем.

 

И не маршрут привычный плох,

Тревожит мощный ток стремнины…

Молю, чтоб только не заглох,

Едва доплыв до середины.

 

*    *    *

Оставь меня. Хочу побыть один.

Устал от голосов пустых и резких.

Открою окна – лунный серпантин

Усыплет мягким блеском занавески.

 

Сольется мир – небесный и земной –

В мерцанье звёзд и трепете душевном,

И что-то вдруг произойдёт со мной,

И образ твой не станет утешеньем.

 

Какая жизнь! Почти на волоске.

И что ни миг – дыханье вхолостую.

И лунный луч скользит в моей руке,

И я за ним скольжу – не протестую!