(473) 228 64 15
228 64 16

Откуда есть пошел Мамон?

ДМИТРИЙ ШЕНШИН

Записки краеведа

 

…Молча Русь, отпор кругом готовя,

Подняла щиты свои багряны…

«Слово о полку Игореве»

 

ЗАСЕЛЕНИЕ СРЕДНЕГО ПРИДОНЬЯ

 

Присоединением к Москве в 1521 г. Рязанского княжества, куда входил Воронежский край, завершилось объединение русских земель в единое государство. Золотая Орда распалась, но на ее месте возникли другие государства. Наибольшую опасность для южных окраин России представляли крымские и ногайские татары. Они вторгались в пределы русских земель, грабили и сжигали поселения, угоняли скот, уводили в рабство людей. С целью защиты от набегов татар в XVI в. по южным рубежам было решено возвести города-крепости. В 1585 г. были построены: на крымской стороне Дона — Ливны, на ногайской — Воронеж. Несколько позже на крымской стороне было поставлено еще шесть городов-крепостей: Елец (1592), Белгород (1596), Курск (1596), Оскол (1596), Царев-Борисов (1599), Валуйки (1599).

В середине XVII в. на путях набегов татар была построена так называемая Белгородская черта — укрепленная оборонительная линия длиной около 800 км с городами-крепостями, рвами и земляными валами, лесными засеками, деревянными заборами. На воронежской земле появилось шесть городов: Костенск (1642), Ольшанск (1644), Орлов (1646), Коротояк (1647), Урыв (1648), Острогожск (1652). В 1679–1680 гг. была построена Изюмская оборонительная линия, которая проходила по территории современных Харьковской и Белгородской областей и у реки Тихой Сосны соединялась с Белгородской чертой.

Указом от 18 декабря 1708 г. Россия была разделена на губернии; с 1719 г. губернии разделены на провинции, а последние — на дистрикты (уезды). Первоначально Воронежский край входил в Азовскую губернию, в 1715 г. ее центр переместился в Воронеж, а в 1725 г. она стала называться Воронежской. Однако это не значит, что Среднее Придонье было полностью заселено. Еще с начала XVI в. русские люди, раздвигая свои границы к юго-востоку, в сущности, возвращались к старым русским пепелищам.

 

БЕЛОЗАТОНСКИЙ УХОЖЕЙ

 

Первоначальной формой колонизации южных окраин России были юрты. Слово «юрт» обозначало обширную территорию с неопределенными границами, но составляющую одно хозяйство без распашки земли. С 1614 г. московские правители жаловали юрты разным лицам взамен четвертной наживы или сдавали в аренду на оброк с «наудачи».

Юрты, или ухожеи, занимали огромные пространства по Дону и его притокам, куда их владельцы, жители окраин, ездили на промысел и оставались там весеннюю и летнюю части года. Отсюда возникло название юртов — ухожеи, или исходы, т.е. места, куда ходили на промысел.

Ухожеи являлись аванпостами русской колонизации в степях. Сюда приходили предприимчивые добытчики с тем, чтобы брать в бортях воск и мед, ловить в тонях рыбу и бить в лесах дикого пушного зверя. «Входники»-промысловики, выбирая богатые территории, намечали только места будущих оседлых поселений. Эти промысловики были в то же время воинами, потому что хозяйство в отдаленных степях, за чертою русских поселений, было под постоянной угрозой набега татар.

В Воронежском крае в начале XVII в. таких арендных владений было 17, в их числе Белозатонский ухожей, располагавшийся в пределах нынешнего Верхнемамонского района. Размеры ухожеев не имели определенной границы и определялись поймой реки. Арендаторы занимались промыслом пушнины, рыбной ловлей, бортничеством.

В «Дозорной книге» 1615 г., составленной писцом Киреевским, указано: «Вотчина Белозатонский ухожей — за стрельцом за Феткою за Федотовым, сыном Сазоновым, а откупу с тое вотчины платить двенадцать рублев с полтиной». От Федора Сазонова Белозатонский ухожей перешел в арендное владение игумену Алексеевского монастыря Павлу с откупом двадцать рублей двадцать алтын две деньги. Несмотря на высокую плату, Белозатонский ухожей был предметом многолетней борьбы за право его владением между частными лицами и Алексеевским монастырем. Тяжбу, как правило, решал сам царь.

Здесь нужно подчеркнуть, что возникновение ухожеев на Среднем Дону не является основанием для определения времени образования тех или иных поселений. Начало оседлому заселению Среднего Придонья, в особенности правобе­режья Дона, положили азовские походы Петра Первого (1695, 1696) и закрепления России в Приазовье, после чего набеги татар на Воронежский край практически прекратились.

В первой трети XVIII века южные территории Воронежской губернии еще не получили четкого территориально-административного оформления, поселений было мало, между ними находились большие незаселенные пространства. Первая перепись населения (1719–1722) включала эти территории в состав Острогожского уезда (правобережная сторона Дона, в т.ч. Богучар) и Павловского (левобережье Дона).

 

ПОСЕЛЕНИЕ НА РЕКЕ МАМОНКЕ

 

Исторические документы относят появление оседлого поселения в устье реки Мамонки к 1702 году. Это была застава Острогожского черкасского полка. В обязанность служилых людей входило наблюдение за степью на правой стороне Дона и в случае появления татар доносить об этом в города-крепости. Несколько десятилетий однодворцы несли здесь сторожевую службу и занимались хозяйством, в основном земледелием на четвертной земле. Во второй половине XVIII века поселение выросло и разделилось на три самостоятельные крестьянские общины — Верхний Мамон, Нижний Мамон и Осетровка. Это было связано с Генеральным межеванием земли по Манифесту от 19 сентября 1765 года. Межевание предусматривало определение границ между губерниями, уездами, волостями, также окончательно разграничивало землепользование крестьянских общин. В Павловском уезде межевание в основном завершилось к 1779 году. В этот период и произошло разделение поселения на реке Мамонке на три общины. Однако сохранились спорные территории, обострилось нежелание крестьян включать их общинные земли в другие волости и уезды. До нас дошли документы того времени, которые являются аргументами считать 1702 год временем основания Мамона.

При межевании земли между Павловским и Богучарским уездами в августе 1782 года активное сопротивление оказали осетровские крестьяне, которых поддержали верхнемамонцы. Суть спора заключалась в том, что землемеры передавали Осетровку из Верхнемамонской волости Павловского уезда в Богучарский, разрывая тем самым сложившиеся хозяйственные отношения с Мамоном (пользование лугом и лесом в пойме Дона). В воскресенье, 28 августа, землемеры собрали рабочих и намеревались сделать межевую просеку в лесу. Но это мероприятие было остановлено выборным представителем села Верхнего Мамона Иваном Спицыным «с толпою человек до ста и более». Работы были остановлены на несколько дней. 30 августа верхнемамонцы «великою толпою человек более 300 на лодках переплыли Дон и вооружились дубинами, припрятанными в кустах. С азартом и великим криком они ответствовали, что к меже подойти не дадут». Дело это завершилось потасовкой, а затем извинениями мужиков. Межа была установлена.

Но на этом дело не закончилось. Осетровские мужики в том же 1782 году пишут жалобу в Воронежское наместничество, в которой они просят оставить Осетровку в Верхнемамонской волости. Они пишут: «…деревня Осетровый Яр заселена из разных наместничеств и округ множественное число людей, чему уже миновало восемьдесят лет… в одно с осетровцами время за рекою Доном села Верхнего Мамона однодворцы, как в земле, так и в сенных покосах, лесах и прочих угодьях имеют общее с осетровцами владение. Населена она назад тому восемьдесят лет в одно время, как и мамонские однодворцы поселились». Анализ документа и сравнение даты 1782 год за вычетом 80 лет образует 1702 год — время основания села Мамон. Эта дата (1702) признана воронежскими краеведами и обозначена в Воронежской энциклопедии.

В ревизских сказках первой переписи в поселении на реке Мамоне в 1709-1722 гг. обозначено однодворцев 299, приписано к однодворцам 23, оставлено не в окладе 31. Всего 354 человека мужского пола. Это были переселенцы, пришедшие на Дон в разное время и из различных мест: с Толучеевского железного завода Василий Нестеров и Ермол Уколов; из Костенского уезда Осип Тимофеев, Григорий Фаустов, Иван Аврамов, Парфен Бобровский, Федор Морозов, Антон Фаустов, Антон Севастьянов, Василий Глотов, Герасим Яковлев, Степан Кананыхин; из Воронежского уезда Григорий Иевлев, Назар Грибанов; из Битюцкого уезда с. Шестакова Василий Пополитов; из г. Землянска Аксен Картавцев, Василий Михайлов, Федор Иевлев, Данила Корчагин; с. Кудояров Харитон Авчинников, Казьма Седой, Иван Акимов, Иван Елфимов, Петр Кобызев, Фетис Зеленин, Акинфей Саладовников; из Усманского уезда с. Ступина Степан Болдырев и др. У каждого из них было семейство из детей, внуков, зятьев, родных и двоюродных братьев.

В 1732 г. П. Лупандин и И. Шишков составили карту лесов в бассейнах Дона, Битюга и Хопра. На ней отмечены с. Пузево и Козловка, на Дону д. Гороховец (Гороховка) и поселок Мамодиновый. В документах второй ревизии (1745–1748) лексема «Мамон» значится во множественном числе — села Мамоны, но нет разделения на Верхний и Нижний. Здесь было положено в оклад 358 душ однодворцев мужского пола…

 

КТО ПОСЕЛИЛСЯ НА ЖИТЬЕ?

 

В заселении края участвовали люди из различных социальных групп. Еще в XVI веке на Нижний и Средний Дон, пренебрегая опасностью, бежали крестьяне и холопы. Постепенно здесь сложилось верхнедонское казачество. В 1695 году воевода Острогожского полка доносил в Москву, что полковые, городовые всяких чинов служилые люди, их дети и свойственники, крепостные люди и крестьяне не хотят служить и платить подати, не хотят быть у строения морских судов и у лесной работы, на плотах бегут в донские казачьи городки. В 1699 году только из Воронежского уезда бежало 330 дворов. Историк С.М. Соловьев писал, что казачество было передовой дружиной колонизации южных степей. Еще в начале XVI века они получили название Донских и стали страшны ногаям, крымцам, азовцам. Однако нужно иметь в виду, что казачество было характерно для донского правобережья, от Богучара и далее вниз по Дону. По традициям казачества, за нарушение устава провинившихся казаков выселяли «за Мамон», то есть за Дон, где были иные общественные отношения.

В 40-е гг. XVII в. началось массовое бегство малороссиян с правобережья Днепра, занятого поляками, начавшими гонение на православную веру. Переселенцы получили название «черкасы», так как первые из них вышли из Черкасского повета Украины.

Русские правители старались принять черкас и, учитывая их военное устройство жизни, использовать для защиты южных окраин страны. Черкасами были заселены слободы, ставшие впоследствии пограничными городами (Ендовище, Гвоздовка, Острогожск, Данков, Землянск, Урыв, Коротояк, Ольшанск и другие)…

В конце XVII — начале XVIII веков сложилась социальная группа так называемых однодворцев. Это были потомки мелких служилых людей — дети боярские без земли и холопов, стрельцы, пушкари, городовые казаки — охранявших южные окраины России от набегов крымских и ногайских татар. По мере ослабления опасности со стороны татар однодворцы были распущены с правом освоения незанятых земель. Однодворцы основали большинство сел и деревень на Среднем Дону. По указу от 22 января 1719 г. однодворцы были включены в состав податного населения и пополнили сословие государственных крестьян. В конце XVIII в. в Воронежской губернии было 243 тыс. однодворцев обоего пола, что составляло 30 % податного населения края.

Население юга Воронежской губернии увеличивалось путем насильственного переселения городских обывателей, торговых людей, казенных крестьян из центральных губерний России. Так, в 1711 г. в Павловск прибыли переселенцы из Сызрани, Пензы, Симбирска, Казани. В 1698 г. Петр Первый переселил дворцовых крестьян на реку Битюг, при этом было сожжено 1515 дворов первопоселенцев, самовольно занявших земли.

В XVIII в. началось невиданное в истории расхищение черноземных земель юга Воронежской губернии под видом «наградного пожалования» дворянам, которое сопровождалось разбойным захватом земли.

В Павловском уезде в середине века получили земли вместе с жившими здесь однодворцами князь Н. Трубецкой, граф Р.И. Воронцов, генерал М.И. Сафонов. В 70-е гг. наследникам Трубецкого принадлежали 25 тыс. десятин земли и леса и 4422 закрепощенных крестьянина. Отставной генерал М.И. Сафонов объявил своей собственностью все земли в излучине реки Дон и Осереда. Граф Р.И. Воронцов в устье реки Осереда купил у однодворцев и помещиков около 7 тыс. десятин земли и леса.

На территории современных Верхнемамонского и Павловского районов были обширные владения Б.Г. Суханова-Подколзина. В них входили черноземы поселений Ольховатка, Большая Казинка, Николаевка, Желдаковка, Шкурлат, Гаврило.

В Алексеевской вотчине граф П.Б. Шереметов владел 128 тыс. десятин земли и 21 тыс. крестьян. К концу XVIII века в Воронежской губернии 426 дворян владели 145 тыс. закрепощенных крестьян мужского пола.

Значительными имениями в Острогожском уезде владели дворяне Тевяшовы. В слободах Россошь, Ольховатка, Михайловка находилось 300 тыс. десятин земли и 4247 закрепощенных крестьян.

Колонизация Среднего Придонья в основном завершилась к середине XVIII века. К этому времени бывшие города-крепости, утратив оборонное значение, превратились в села. Некоторые из них, получив экономическое развитие, сохранили статус города — Белгород, Воронеж, Острогожск, Ливны, Курск, Оскол, Елец и другие. Степная южная часть Воронежской губернии стала интенсивно осваиваться хлебопашцами и промышленниками.

 

ПОЧЕМУ МАМОН?

 

В Верхнем Мамоне долгое время бытовала легенда. Ее суть заключается в том, что топоним «Мамон» произошел от фамилии фаворита Екатерины II А.М. Дмитриева-Мамонова, сопровождавшего императрицу в ее путешествии в Крым по Черкасскому тракту. Приглянулись царедворцу наши земли, вот и подарила их императрица своему любовнику.

Это легенда. А вот факты.

Екатерина II никогда не была в нашем крае. Ее Таврический вояж состоялся в январе-июле 1787 года. Он проходил через Киев и Херсон, а на обратном пути — через Черкасск, Бахмут, Белгород, Тулу, Москву. К этому времени поселение с наименованием «Мамон» уже существовало 85 лет.

Топоним «Мамонец», как название реки, впадающей в Дон, впервые упоминается в 1627 году в «Книге Большому Чертежу» неизвестного автора. «А ниже Середы верст с 40, с крымской стороны, пала в Дон река Калитва Чорная. А ниже Калитвы верст с 20 пала в Дон речка Мамонец». Как видим, топоним «Мамонец» уже был в печати за 160 лет до путешествия Екатерины.

Значение слова «Мамон» объяснил В.И. Даль — богатство, земные сокровища. Это слово упоминается в Библии, в Остромировом евангелии. В XVII веке Белозатонским ухожеем владели монахи Алексеевского монастыря, хорошо знавшие Библию. Возможно, они оценили природные богатства нашего края и дали это имя речке, в устье которой возникло поселение с распашкой земли и оседлым образом жизни.

Этимологию топонима поселения «Мамон» объяснил ученый-путешественник С. Гмелин. В 1868 году он побывал в нашем крае и оставил в своем дневнике запись:

«…в четвертом часу по полудни отправился я отсюда и через три часа прибыл в село Маммоново. Оное надлежит до Великой России и река Маммон, от которой ему дано название, протекает подле него. Сия река начинается в седьми верстах от села в степи, и прошед четырнадцать верст, впадает в Дон».

А что же Дмитриев-Мамонов? Имеет ли он отношение к нашему краю? Да, имеет.

Действительно, Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов был фаворитом Екатерины II и в 1787 году сопровождал ее в путешествии на юг. Свое положение при дворе он сам неожиданно поколебал — влюбился в фрейлину Дарью Щербатову и изменил императрице. Узнав об этом, Екатерина поступила весьма оригинально. 20 июня 1789 года статс-секретарь Храповицкий записал в своем дневнике: «…перед вечерним выходом сама Ее величество изволила обручить графа А.М. Мамонова с княжной Щербатовой; они, стоя на коленях, просили прощения и прощены». Жениху пожаловано 2250 душ крестьян и 100000 рублей. Им было приказано на другой день после свадьбы выехать из Петербурга в Москву. В числе пожалованных земель и был хутор Гнилушанский с четырьмя тысячами десятин земли. По традиции того времени поселение было переименовано в Мамоновку, по имени барина.

Вряд ли Александр Матвеевич бывал в Мамоновке. В 1803 году он скончался в Москве на 45-м году жизни. В 1852 году крестьяне Мамоновки решили выкупиться у наследницы графа. По условиям сделки крестьяне были обязаны выплатить Московскому опекунскому совету в течение 37 лет 57 тысяч рублей с процентами. Срок платежа заканчивался в 1878 году. Поскольку в 1861 году крепостное право было отменено, крестьяне слободы Мамоновки прекратили выплаты по обязательствам выкупа. Только имя Дмитриева-Мамонова до сих пор сохраняется в названии поселения.

 

(Из книги Д.Ф. Шеншина «Серебряная подкова»)

 


Дмитрий Федорович Шеншин родился в 1941 го­ду в селе Круглое Белгород­ской области. Более 45 лет отдал педагогическому труду. Заслуженный учитель Российской Федерации. Лауреат федерального конкурса «Лучшие учителя России» (2006). Автор многих книг по научному краеведению, в том числе Энциклопедии, Книги Вечной Памяти Верх­немамонского района Воронежской области, «Серебряная подкова» и др. Живет в Верхнем Мамоне.