меню

(473) 228 64 15
228 64 16

От судьбы — к картинам

ЭДУАРД ЕФРЕМОВ

(Книга-альбом православного художника Андрея Дроздова)

 

В Москве вышел альбом Андрея Дроздова «Россия. Картина. Судьба». Наш журнал уже знакомил читателей с творчеством этого молодого неординарного православного художника. И вот новый повод. Главная мысль издания простая и ясная — благодарность тем, кто укрепил в православной вере и вывел на истинное служение Отечеству.

А самого молодого творца прежде всего поддерживали родители. Юрий Иосифович, отец Андрея, известный художник, детство которого выпало на годы войны. Вынес главное — быть достойным тех, кто за тебя сложил голову на фронтах Великой Отечественной. Был учеником народного художника РСФСР В.А. Сафронова, народных художников СССР братьев Алексея и Сергея Ткачевых… В студию имени Грекова привела не только «отцовская школа» служения славному героическому прошлому — братья Грековы стали учителями и его сына. Они в предисловии к альбому пишут о том, что по-настоящему художник рождается своей ПЕРВОЙ картиной, то есть той, которая запоминается, становится главной.

И в представленном собрании довольно много таких ПЕРВЫХ картин — от «Несения креста», где запечатлен образ отца, не успевшего завершить свою главную работу, до «Крестного хода». Великая картина! Суть не в размерах — полтора метра на три. Передано духовное состояние Руси — каждый персонаж, каждый фрагмент полотна — суть могущества и величия. Между этими «от» и «до» — «Святой сотник Лонгин». Беснующийся, одержимый служению неправоте властвующих, пробил копьем тело Христа, распятого на кресте. Но именно ему и его сотоварищам было дано свидетельствовать чудо воскресения Иисуса. Ни за какие деньги даже перед страхом смерти не отрекся от того, что увидел и услышал от Господа.

Далее выстраивается галерея — от святых мучеников до «несвятых святых», которые никогда не оставят тебя в одиночестве. Десятилетия участник Великой Отечественной стучался во все инстанции, рассказывал о подвиге своего командира, стремился, чтобы он был отмечен правительственной наградой, увековечен в произведении поэта или прозаика… Но под свое девяностолетие встретил ветеран Дроздова. Взглянув однажды на картину «Подвиг лейтенанта Кондратьева», поймете — она не оставит вас до конца ваших дней. Обреченная на гибель рота… Смерть неминуема — пути к отступлению отрезаны. Вперед? Под огнем не преодолеть ряды колючей проволоки. Молоденький лейтенант мог бы кому-то приказать искать пути преодоления преграды. Но нет времени на размышления, необходим беспроигрышный поступок… В одно мгновение девятнадцатилетний парень становится всесильным — в сторону автомат, и с криком «Ура!» бросается на колючую проволоку, поднимает ее над собой. Создан проход для атакующих. Велика была сила духа — принимал пулю за пулей, но продолжал стоять и на вытянутых руках держал свой «терновый венец». От лейтенанта исходит свет. Он все выше и выше — этот свет, похожий на предрассветный. От той атаки доходит до меня, до каждого из нас — и мы прорвемся, лейтенант!

Симоновский мотив «Жди меня». Стоят вдоль стены окопа противотанковые ружья. Четверым предстоит отражение вражеской танковой атаки. А пока… Один из них играет на баяне совсем не марш, поднимающий в атаку, но и не похоронную же, конечно… Скорее всего, «…до тебя мне дойти нелегко, а до смерти четыре шага». Даже если прорвутся танки, они их остановят не только залпами бронебойных ружей — своими телами, обвязанными гранатами. Погибнут, не уступив врагу ни пяди, но останутся рядом со своими любимыми, женами, матерями, детьми…

«Фронтовая Пьета»… Пьета — милосердие, иконография сцены оплакивания Христа. Известны пьеты Микеланджело, Рогир ван дер Вейна, Тициана, Ван Гога… У Андрея Дроздова над умирающим на передовой артиллеристом склонилась медсестра. Возможно, через мгновение погибнет и она, кто-то будет оплакивать и ее…

Во святые уходят павшие «за други своя». Посильнее любых батальных сцен отображение героизма, подвига в картине «Блокадная Пасха». Тусклый свет от трех догорающих свечей над тремя мизерными пайками блокадного хлеба. Крестящаяся женщина в фуфайке, подпоясанной солдатским ремнем. Изможденные голодом лица ее и маленькой дочки, прижавшейся к ней… Незримый Господь рядом. Всесильная молитва спасет и дочку, и третьего, который на фронте… Верую!

Далеко не военное, мирное, которому и мы свидетели — полотно «Жизнь прекрасна!» Неизлечимо больная женщина, но с каким благородным и возвышенным лицом! Мама художника — Зинаида Федоровна. Родом из Нижнедевицкого района. Андрей тоже считает себя воронежцем, хотя родился и долгое время жил в Ульяновске. Детство, студенческие каникулы проводил у бабушки в Логу — о ней триптих «Кормилица», «Когда б имел златые горы…», «Вечер в деревне». О ней и картина «В последний путь» — в руках бадик, который уже никогда не поможет подняться с постели. Прощание со всем, что было — на стене ее свадебное фото и тех, кто с войны не вернулся, этюд с козой, подаренный любимым внуком.

Вот так же уйдет в мир иной и ма­ма — спокойно, благородно. Все время обращала она внимание сына на то, что жизнь прекрасна, и она благодарит Господа за каждые мгновения, подаренные ей. С великою верой уходила в то прекрасное, которое уготовано православному на Небесах…

Каждый портрет, каждая картина значимы, имеют свою историю становления и проявления духа.

…После крестного хода 2016 года от своего духовника художник получает благословение: переезжать с женой Ольгой и четырьмя дочерьми в Малоярославец, принимать предложение игуменьи Николаи, настоятельницы Свято-Никольского Черноостровского жен­ского монастыря: начинать создание огромного по объему труда — диорамы о решающем сражении в войне 1812 года. Полегло в той битве более восьми тысяч русских воинов. Город уничтожен. От монастыря остались главные врата, испещренные картечью, но написанный на них Нерукотворный образ Спасителя Божиим чудом остался невредим.

Через десять лет «в память и в вечное благоволение Всевышнего, Отечеству нашему над врагами преславную победу под стенами его даровавшего» монастырь был восстановлен…

…В 1992 году второе возрождение монастыря, после закрытия его в советское время. Матушка Николая создала при нем первый в России приют для шестидесяти воспитанниц, оставшихся без родительского попечения. Вот уже год в «Отраде», православном ансамбле, получившем мировую известность на многих международных фестивалях и конкурсах, занимаются дочки Андрея и Ольги.

Сотрудничество Андрея Дроздова со святой обителью, одним из значимых духовных православных центров России, многое даст не только приумножению известности монастыря, но свершит дальнейшее преобразование и духовное преображение художника и многих воспринявших его школу.