(473) 253 14 50
253 11 28

Объемлет землю пенье

ГЕННАДИЙ ИВАНОВ

Стихи

 

* * *

 

Порой мне кажется — кругом идет творенье.

Земля творит, и небо, и река…

В любом кусте живет стихотворенье,

Еще для нас неясное пока.

 

И музыка творится, и движенье,

Поэма и картина — в каждый миг.

И райское объемлет землю пенье…

И вычитал я это не из книг.

 

Я это слышу в роще, вижу в поле,

В цветах и травах, в солнечном огне,

Во всей земной красе, в небесной воле…

Творится в мире, в слове, и во мне.

 

МОЙ ТРИЛИСТНИК

 

1

 

Я люблю деревенские улицы —

Где гуляют заботливо курицы,

Где окошки глядят друг на друга

И все близко — до речки, до луга.

 

Как же мне не любить эти улицы,

Как же сердце не заволнуется,

Если знаю я бревнышки эти

С моего появленья на свете.

 

2

 

Я люблю побережье поморское,

Хоть оно серовато, неброское,

Но водица по-дружески плещется,

И душа так спокойна, не мечется.

 

Кандалакша мне ведома с юности.

Ночи белые, сполохи, лунности…

Море Белое плещется, плещется,

И душа тут на месте, не мечется.

 

3

 

Я люблю твою силу победную,

Твой, столица, размах и полет…

Москвичи за Россию, за Родину,

Москвичи — это тоже народ.

 

И когда супостаты надменные

Будут биты опять и опять —

Их знамена на площади Красной

Будут хламом под ноги кидать.

 

* * *

 

Как спиной к алтарю не стоят, не сидят,

Так и к морю сидеть можно только лицом.

Это нами забытый древнейший обряд —

Море хочет, чтоб взгляд твой всегда был на нем…

 

На волнах, на прибое качается взгляд,

Улетает и тает вдали.

Я как будто бы морем и миром объят —

И в ладонях плывут корабли…

 

ЕСТЬ У МЕНЯ

 

Есть у меня подружки —

Ласточки-береговушки.

Спинки их вечно в глине,

Коротки их хвосты…

А на реке кувшинки —

Желтые, как веснушки,

А за рекой на поле

Разных цветов цветы!

 

Есть у меня тропинки —

Тонкие паутинки.

Есть у меня избенка,

Дали и небеса…

Есть у меня березки,

Есть у меня осинки…

Есть у меня Россия —

Все ее чудеса!

 

* * *

 

Вступаю в партию цветов,

Вступаю в партию травинок.

Они основа всех основ,

Новейшие из всех новинок.

 

Среди цветов и среди трав

Я свой, ни капли им не чуждый,

И у меня так много прав,

Что больше ничего не нужно.

 

Я тоже расцвести готов!

И день такой жемчужно-ясный!

Хожу, брожу среди цветов

Во всем с уставом их согласный.

 

* * *

 

Сырые избы, изгороди, гряды,

Сырые пашни, озими сыры…

Скворцы, не знаю, рады ли, не рады,

А мне как песня избы и дворы.

 

Сараи эти, житницы, телеги —

Мне это все на сердце благодать.

Все эти палисадники да слеги,

В низине заболоченная гать.

 

Сидит скворец… Я на крыльце открытом.

Мы друг на друга изредка глядим

И, кажется, на языке забытом

Мы со скворцом весенним говорим.

 

* * *

 

Травы зябнут, и крыши, и ветки.

Как-то тише река потекла.

Печка лета остыла, и ветер

Выдувает остатки тепла.

 

Глажу я лошадиную морду

И никак не пойму одного.

В старой книге написано твердо:

Мир проходит и похоть его.

 

Мир проходит… И, время не тратя,

Надо б думать о вере всерьез.

Но и травы мне сестры и братья,

И порой я люблю их до слез.

 

Все, конечно, проходит на свете.

Как бы жизнь не была мне мила —

Печка лета остынет, и ветер

Выдувает остатки тепла.

 

Но покуда стога и овины,

И поля, и леса предо мной,

С ними связан такой пуповиной,

Что не мыслю без них мир иной.

 

Да и вся моя вера отсюда,

От окрестного мира она.

Я увидел все это как чудо!

Разве может быть в этом вина?

 

* * *

 

Когда-то на корме высокой

Стоял я и глядел вокруг.

От запада и до востока

Был океан как брат, как друг!

 

Меня приветствовал он блеском,

Покоем, яркостью небес…

Бывало, что и с ревом, с треском

Валились волны, словно лес.

 

Порой стоял в соленых брызгах,

Чуть было не накрыт волной…

И жизнь, и смерть — все было близко,

И выбор, выбор был за мной.

 

Порой хотелось — привязаться

К фальшборту и отважно ждать,

Когда волна начнет кидаться

На палубу — и увлекать

 

Меня с собой за борт, в пучину…

А ты стоишь! Ты терпишь! Ты

Берешь, конечно, не по чину.

Нептун грозит из темноты.

 

Порой хотелось, да, хотелось

Все испытать, преодолеть…

В душе и грезилось, и пелось,

И силы надо было деть

 

Куда-то.

Были и дороги,

Свиданья, встречи, кутежи…

У старости я на пороге,

Теперь другие рубежи.

 

Я принял их вполне спокойно.

Был некий праздник, круговерть…

Теперь пройти бы мне достойно

Труды, религию и смерть.

 

* * *

 

Вот Бунина возьму и — разволнуюсь!

Такие есть места, как чудо наяву.

Открою книгу. Книге повинуясь,

По бунинским волнам по миру поплыву.

 

По бунинским волнам — Восток увижу, Запад,

И снова в Русь теченье принесет…

Степей, полей, лесов родимый запах!

И птиц, и птиц таинственный полет!

 

Его шмели, его лазурь, колосья —

Все живо так! Да, Бунин, ты велик!

И если о тебе Господь на небе спросит,

Скажу, что на земле таких не много книг.

 

* * *

 

Вот чай дымится на столе,

Вот за окном идет эпоха.

Да, этот мир лежит во зле.

Но миру стыдно, миру плохо.

 

Сегодня, думая о нем,

Я это понял всей душою:

Все одурманено кругом,

Как будто некой анашою.

 

Но мир не хочет анаши.

Обманут он, я это знаю…

«Ты со своей начни души», —

Мне говорят. Я начинаю.

 

Да, я начать уже готов,

Но как оно пойдет, не знаю…

Пока учу «Молитвослов»

И с радостью запоминаю.

 

* * *

 

Россия с нами говорит пейзажем,

Пушистыми сугробами, ручьями…

А мы стихами ей сегодня скажем,

Что любим ее в радости, в печали.

 

Мы любим ее реки и просторы,

Мы любим ее песни и заветы,

Мы слышим ее тихие укоры,

Мы видим все печальные приметы…

 

Прости, Россия, слабых сыновей,

Но есть сыны достойные вовеки.

Мы что-то значим лишь в судьбе твоей,

Любя твои поля, просторы, реки…

 


Геннадий Викторович Иванов родился в 1950 году в городе Бежецке Тверской области. Служил в армии, работал в районной газете. Окончил Литературный институт им. А.М. Горького. Автор десяти книг стихов. Написал три книги очерков о своей малой родине «Знаменитые и известные бежечане». Лауреат нескольких литературных премий, в том числе им. Ф. Тютчева, В. Шишкова, М. Сал­тыко­ва-Щедрина и др. Первый секретарь Союза писателей России. Живет в Москве.