меню

(473) 228 64 15
228 64 16

На исходе сумрачной печали

АНАСТАСИЯ УСТИНОВА

Стихи

 

УТОПИЧЕСКОЕ УТЕШЕНИЕ

 

То не сердце заныло под ребрами —

Невпопад перепады давления.

Опасение вкрадчивой коброю

И пророческих снов наваждение.

 

То не барские, братцы, объятия.

Рубиконы, препоны, предательства

Мимоходом затерлись в приятели,

По привычке виня обстоятельства.

 

То не крыльям просторы наскучили.

И не плечи, от горя поникшие.

К ядовитым усмешкам приучены

Губы, от поцелуев отвыкшие.

 

И не книги, что напрочь зачитаны,

Пребывают в душе утешением.

А поэзии выдох молитвенный,

Не подвластный земным искушениям.

 

ДВОЕ

 

Облюбовав для строк двадцатый век,

Не рассчитав по-богатырски силы,

Они гадали — что есть человек

В мятущейся растерзанной России.

 

Один прославил русскую деревню.

Другой лишь Революции был верен.

Один любил Россию, как царевну.

Другой в любви к России был умерен.

 

Пусть кудри одного подобны злату.

Второй черноволос, горлан циничный.

На гениев Россия так богата,

Но судьбы их России безразличны.

 

Их было двое, двое слишком разных.

И в то же время двое, столь похожих.

Но образ той эпохи несуразной

Их волей и талантом подытожен.

 

* * *

 

                                Валентину Устинову

 

Есть новости — от них спасенья нет…

Ты навсегда ушел… И пепел

Всех недокуренных тобою сигарет,

С небес, как снег, летит, крылат и светел.

 

О чем мечтал ты в двадцать лет, отец?

О доблестях, о подвигах, о славе?

Ты теплоту остуженных сердец

Будил, я осуждать тебя не вправе

 

За то, что был ты от меня далек.

За то, что ты не знал мои печали.

Что от разлуки долгой ты продрог

И счастлив был в разлуке той едва ли.

 

И за стихи, что ты не дописал,

И за любовь, не ставшую судьбою.

За те слова, что ты мне не сказал,

За женщин, недолюбленных тобою.

 

ПУСТОЦВЕТ

 

Ответь мне — неужели, неужели

Вокруг тебя намека нет на свет?..

Ужель глаза, что светом пламенели,

Теперь погасли, словно пустоцвет?..

 

Ты в полдень не отбрасываешь тени…

А в полночь ты на горестной земле

Лежишь один, обняв свои колени

Ребенком, кем-то брошенным во мгле.

 

Ты моего прощения не чаешь,

Совсем один оставшись на земле…

…Но на исходе сумрачной печали

Я солнцем вспыхну на твоем челе.

 

ЖБОНЬ

 

Переступишь порог в мертвом свете луны,

Игнорируя шепоты странных видений…

Слыша стон половицы на дне тишины,

Ты вступил в Запанской1, в этом нету сомнений.

 

Эту гавань покинули все корабли.

Лишь немая Самарка струит одиноко

Те преданья, что здесь навсегда полегли,

Испокон зуб за зуб здесь и око за око.

 

На съеденье безвестности ты обречен.

Тлеет сердце в груди, покрываясь золою.

Эту жизнь и эпоху мы жбонью зовем.

Впрочем, чем мы отличны от жбони с тобою?

 

БАЮН

 

Расскажи нам, кот Баюн,

Только без утаек,

Почему ты вечно юн —

Житель сказок-баек.

Вроде сиднем не сидишь,

Ходишь влево, вправо.

Но при этом дорожишь

Русскою державой.

Русской розни не избыть

Гневом трехэтажным…

Научи в согласье жить

Россиян-сограждан.

То направо нас ведет,

То несет налево.

Режут слух который год

Чуждые напевы.

Сколько им еще дурить

Города и веси…

Не пора ли заводить

Русской славы песни?

 

* * *

 

Мой дом родной, мой шлейф ребячьих грез…

Я в нем познать способна Божье благо.

Здесь зябликов порханье, шум берез,

И детворы влюбленная ватага.

 

Я в старенькую дверцу постучусь,

Остановлю часы — дыханье слушать.

Здесь слабой показаться не боюсь,

Очнувшись, в детство отворяю душу.

 

Прости меня, любимый дом родной.

Избавь от неизбежных тяжких мыслей.

Но всей энергией небесной под луной

Ты напои меня, росой в лучах умывший.

 

1 Поселок Запанской — дома за железной дорогой на берегу реки Самара. Его официальное название — поселок Шмидта. Но находится он в самом конце ул. Ленинградской, то есть прямо за ней. Раньше эта улица называлась Панской. Запанской занимает едва ли не первое место в рейтинге районов города Самары, пользующихся дурной славой.

 


Анастасия Валентиновна Устинова родилась в городе Оренбурге. Учится в Самарской государственной академии культуры. Печаталась в региональных журналах «Русское эхо», «Траектория творчества», «Вто­рой Санкт-Петербург» и др. Автор сборника стихов «Я иду по солнечному лугу» и книги рассказов «Эпоха по имени Люська». В журнале «Подъём» публикуется впервые. Живет в городе Самаре.