(473) 253 14 50
253 11 28

Мы не одни

ВАЛЕНТИН НЕРВИН

Стихи

 

***

Пока стрижей стремительная стая

выныривает с облачного дна,

лежу в траве, до неба дорастая,

по лабиринтам воздуха и сна.

Пути господни неисповедимы

равно для птиц, деревьев и земли;

фантазии мои необходимы

какому-нибудь облаку вдали.

А ветер, налетая временами,

раскачивает сны и тополя,

и с высоты,

которая над нами,

не разобрать,

где я, а где земля.

 

МАРИЯ

Выше города — небо весны —

надо всеми домами, дымами…

Но какие заветные сны

пролегли между небом и нами!

Накануне живого тепла,

по традиции патриархальной,

просыпаются колокола

на ликующей ноте пасхальной.

Возле храма толпится народ:

кто венчается, кто поминает,

а Мария сидит у ворот

и младенца в тряпье пеленает.

 

***

Ничто не может превозмочь

стремления к высокой цели:

звезда и дерево, и ночь

стоят у детской колыбели.

 

Ребенок разомкнул уста

и наши звезды полетели

от колыбели до креста

и от креста до колыбели.

 

***

Я жил сомнительно и слепо —

дороги побоку вели,

но молния упала с неба,

а тишина — из-под земли.

Я понял это напоследок

и видел молнию во сне,

когда потомок мой и предок

еще не умерли во мне.

 

Выходит, есть на свете сила,

помимо кровного родства,

которая провозгласила

свои наследные права.

 

***

Деревья никогда не спят

и — во саду ли, в огороде —

чуть ветер — листья шелестят,

по человеческой природе.

 

Есть заповедная страна,

где все по-своему неправы,

но помнят наши имена

деревья, облака и травы.

Они живут накоротке,

чужую память опекая,

и поминутно окликая,

на шелестящем языке.

 

***

Жизнь устаканилась,

и понемногу

определилось ее существо:

я направляю послания Богу

и получаю ответы его.

Если идти по течению Леты,

то получается, как ни крути,

что доставляются эти ответы

через людей незнакомых почти.

Вон, рыбачок у причала шаманит,

я подойду, за спиной постою;

он обернется и запросто глянет

с облака

в самую душу мою.

 

***

Когда мы отправимся в царство теней,

которые свет охраняют,

окажется, что ни друзей, ни коней

на этом пути не меняют:

никто не умрет, никого не убьют,

красивые лошади скачут,

живые друзья на застолье поют

и русские женщины плачут.

 

***

Эта Родина проще простого,

эта правда, как небо, стара.

У кривого столба верстового,

наконец, оглянуться пора.

Сколько всякого было-случалось

и случается в ней до сих пор! —

и земля под ногами качалась,

и стреляли друг друга в упор.

Но, какого-то лешего ради,

представляется мне, например,

будто жили по вере и правде,

будто слушали музыку сфер.

У кривого столба верстового

подымается дым без огня.

Эта Родина проще простого,

эта вера от пули меня…

 

***

По одной из лунных траекторий,

как и все, через немного лет,

уходя без лишних аллегорий,

погашу невыгоревший свет.

Там, где оседает позолота

на седые лунные холмы,

сколько и кому платить по счету

самоутверждающейся тьмы?

Если время ходит по спирали,

а спираль раскручена во мгле,

то выходишь к свету.

Но, едва ли,

по пути, ведущему к Земле.

 

***

…и на кого же, спрашивается, пенять,

если не все бессмертны, по крайней мере?..

Я не могу постичь,

но могу понять:

каждому воздается

по высшей вере.

Где-нибудь за терриконами наших дней,

за рубежом галактического кошмара

вера неистребима,

и перед ней

время имеет форму

Земного шара.

 

***

В угаре любви,

в апогее застолий,

на позднем параде остывших планет

я вдруг понимаю, что Божьею волей

от жизни уйду,

а от вечности — нет.

Случается то,

что не может случиться

на этой планете и, как не крути,

живая душа безотчетно стучится

в Господние двери

на Млечном пути.

 

УДАЧА

Никого ничем не попрекая,

наконец, увидел наяву,

почему судьба моя такая

и благодаря чему живу.

Слава Богу, что не позабыли

феи, серафимы, соловьи,

женщины, которые любили,

и друзья хорошие мои.

Слава Богу, в лучшие мгновенья

честно удается заслужить

пониманье и благоволенье

тех, что жили или будут жить.

Люди! —

пожелайте мне удачи

в самом очевидном и простом:

чтобы видеть так, а не иначе, —

и на этом свете,

и на том.

 

В ДОРОГЕ

Природа на золото не мелочилась,

на музыку тоже; да что говорить! —

такая прекрасная осень случилась,

и как же за это не благодарить?

Опавшие листья летят за машиной,

а память моя за годами летит,

и чудятся за придорожной крушиной

воздушные замки моих Атлантид.

И музыка в них на закате играет,

и женщины там без печали поют,

а дети гербарий любви собирают —

осенней листве умереть не дают.

Я так благодарен судьбе и природе

за эти недолгие теплые дни!..

Зима на пороге,

душа на свободе,

а люди в дороге.

Но мы не одни.

 

———————————————————

Валентин Михайлович Нервин родился в 1955 году в городе Воронеже. Окончил экономический факультет Воронежского инженерно-строительного института. Автор одиннадцати книг стихотворений. Лауреат литературной премии им. Н. Лескова, международного чеховского конкурса в Германии, специальной премии Союза российских писателей «За сохранение традиций русской поэзии» в рамках Международной Волошинской премии. Член Союза российских писателей. Живет в Воронеже.