(473) 253 14 50
253 11 28

Молчаливая нежность

Стихи: молодые голоса

 

Анастасия Серова

 

СЧАСТЬЕ

 

Наше счастье бродит где-то рядом

Рыжей кошкой в солнечном дворе.

Только нам его увидеть надо

В юном мае, в спелом сентябре.

 

В соснах, дотянувшихся до неба,

В синих звездах, заводях и снах,

В аромате молока и хлеба

И надежных папиных руках,

 

В яблоне, цветущей у калитки,

Шорохе и вздохе ветерка,

В ласковом дыхании молитвы,

Огонек колышущем слегка,

 

В первом шаге, в первом робком «мама»

И в родном молчаньи светлых глаз.

Нам порой для счастья надо мало:

Знать, что кто-то молится о нас.

 

* * *

 

Беспокойное небо в заплатах

Выворачиваем наизнанку.

Измеряется счастье в зарплатах,

Вечерами играем в молчанку.

 

Из начищенного самовара

Ржавый чай по надколотым чашкам.

Среди взрослых проблем и кошмаров

Детский плач: «Нарисуйте барашка!»

В суете позабытое «милый»

Рвется в сердце, остывшее к людям.

Плачет ангел, склонившись над миром.

Мы в ответе за тех, кого любим.

 

Александр Журавлев

 

* * *

 

Ускакала ты, бабка, далеко на серой кобыле…

Все приданое, бабка, вослед за тобой захватили.

Не догнать тебя, бабка, ни с кем да и не ухватиться.

Что же, видимо, бабка, тогда остается проститься.

Снова ждет тебя поле в тумане густом, невесомом.

Управляющий дремлет, а лошадь трусит полусонно

К просветлевшему дню, к подступающей жаркой работе…

Так отчетлива ты в этих снах, словно снова из плоти.

 

Анастасия Кондратьева

 

ДОРОГИ

 

Все мы — чьи-то дороги,

Кому-то нужны и дороги,

По нам едут любимых дроги.

Он — весенний бульвар с распустившимися сиренями,

Что прохожих в свой плен зазывают, точно сирены.

Опьяненные странники будут бродить там все лето,

Пока чары не сгинут.

А она — полутемная узкая улочка,

По которой так гулко стучат каблучки,

И подмигивающий фонарь добавляет ей тайны и шарма.

Приведет ли она к цветнику или уткнешься в тупик?..

Ты — лесная тропа. По тебе то поляна, то чаща

С уханьем сов и блеском болотных огней в полной темени,

Пряный запах хвои и особых грибов.

Ты, неверная, слишком легко оборвешься.

Я — ночное шоссе. Я — асфальтовый дух автострад.

Безголосая тишь, разрываемая ревом гонки.

По мне — в дождь босиком. Со мной — в новую жизнь

С узелком, налегке, без претензий.

Карты знают меня хорошо. Слишком, слишком.

Может, где-то сегодня с утра родились уже наши путники.

 

Ольга Тодосейчук

 

ПТИЦЕ

 

Ng.T.M.

 

Ты — красивая, вольная птица,

Когда хочешь, стучишься в окно,

С моих рук часто любишь кормиться —

Для тебя запасаю зерно.

 

Я тебя приручить не пытаюсь,

Для меня дружба — это свобода.

Лишь слегка твоих перьев касаюсь

И губами даю тебе воду.

 

Даже если однажды забудешь

Ты дорогу ко мне на окно —

Оно ярко светить тебе будет

И тебя будет ждать все равно.

 

Если ты — не дай Бог — постучишься

Птицей раненой в створку окна,

Ты без гордой красы своей — слышишь? —

Будешь мне еще больше нужна.

 

Ирина Моисеева

 

* * *

 

Молчаливая нежность моя никогда не находит ответа.

Я тоскую, как яростной сворой израненный лис.

Как цветок, к безразличной земле пригибаемый ветром,

Подмастерье, глядящий за праздником из-за кулис.

Я разбит и расклеван, во мне Прометеевой мощи

Не найти. И в наследство Сизифовы муки даны.

Без тебя мое сердце и воет, и злится, и ропщет,

Вором дерзким в твои иногда пробирается сны.

Как следы на песке возникает укор и исчезнет.

Звезды с неба, наверное, падают именно так.

Я с любовью смотрю в провидением данную бездну

И ищу в том падении счастье. Не веря никак

Ни в твое безразличье, ни в собственный крик о пощаде,

Ни в насмешку коснувшейся лба серебринки волос.

Как в печальные дни донести до тебя, что я рядом,

Твой покинутый друг, твой отчаянно преданный пес?

Не способен отречься. И значит, потерян для чуда.

И пройдет еще тысяча лет, только я как сейчас

Исполинской любовью незримо с тобою пребуду,

Защищая от зла, не сомкну недоверчивых глаз.

Молчаливая нежность уже не отыщет ответа.

И расписаны встречи влюбленных на вечность вперед.

И с любовью к тебе я обрел неприкаянность ветра,

Хорошо бы еще обрести его смелый полет.