(473) 253 14 50
253 11 28

Мастеровой из подсолнечного края

АНАТОЛИЙ КРЯЖЕНКОВ

(К Песковским литературным чтениям)

 

Без сомнения, многие из нас при имени Василия Пескова начинают вспоминать живые и непосредственные публикации в «Комсомолке» под рубрикой «Окно в природу», иные — книги автора с мастерски исполненными фотоиллюстрациями. Более дотошные подскажут, что он лауреат Ленинской премии за книгу «Шаги по росе» (1965 год), удостоен Президентской премии — «за экологически чистый язык», многих других творческих, журна­листских наград. И, без сомнения, всех объединит мнение, что написанное им не стареет.

5 сентября 1998 года в Воронеже на Дне города Василию Михайловичу Пескову как знатному земляку было присвоено звание Почетного гражданина. А 6 сентября утром он уже шагал по нашей Алексеевке. Что привело его в белгородскую глубинку, в городок на Тихой Сосне?

— Как тихо здесь! После больших мегаполисов душой отдыхаю… — сказал Песков и добавил: — Опрятный у вас городок, ухоженный.

В сопровождении местных журналистов Василий Михайлович с неизменным фотоаппаратом шел к дому Бокаревых с определенной целью.

— Лет пятнадцать собирался попасть в Алексеевку, где зародилось маслобойное производство. Фамилия Бокарева заманивала сюда, — гость с интересом осматривал незнакомые сквер, улицы, дома. Солнечный тихий день, покой и умиротворение в природе…

Возле бывшего дома Бокаревых (теперь здесь межшкольный учебно-производственный комбинат) Песков нацелил объектив на две мемориальные доски, свидетельствующие, что именно здесь жило знаменитое семейство и что патриарх фамилии первым в России добыл подсолнечное масло в 1829 году. Обычное дело — взвел затвор, щелчок, и пленка «впитала» слова на мраморе. И все-таки невольно представляю, как его же объектив смотрел на маршала Георгия Жукова и космонавта Юрия Гагарина, на индейцев в Америке и африканских львов…

В краеведческом музее научный сотрудник Мирослава Николаевна Волик подробно рассказала Василию Михайловичу об историческом пути Алексеевки, а он пристальней всего вглядывался в открытие Бокарева.

Особенно оживился Песков, когда мы добрались до маслозавода горпищекомбината — до так называемой Касенки. Ему очень хотелось увидеть приближенный к кустарному способ получения подсолнечного масла. Тут до бокаревской маслобойки «рукой подать». На Касенке в столетних постройках сохранились аромат янтарного продукта и одновременно аромат старины. За прочными дверьми — жаровня, винтовой пресс, желоб для стока масла и емкость, где это масло отстаивается.

Неповторимый густой аромат просочился через замки и двери. Василий Михайлович тут же втянул носом воздух:

— Такой запах и у жмыха. Детство у меня было военное, голодное, макуху почитали за шоколад. Если перепадет, положишь в рот кусочек и долго наслаждаешься, будто карамелькой…

Пескова вовсе не утомило многочасовое путешествие по Алексеевке. Он оставался энергичным, подвижным, живо посматривал на нас карими глазами, извиняясь, что торопится к определенному часу в Воронеж.

Василий Михайлович приезжал в Алексеевку для детального знакомства с наследием Бокарева. У него на подходе был очередной материал о подсолнечнике для «Окна в природу». Он обещал поместить его в ближайшее время.

И поместил.

В статье «Похожий на солнце», появившейся в «Комсомолке» через десять дней после визита в Алексеевку, Песков поделился своими впечатлениями:

«Степная Алексеевка в середине прошлого (XIX — А.К.) века была столицей новой промышленности. Маленькое сельцо выросло в богатую слободу с тридцатью тысячами жителей. Тут всем хватало работы — одни выращивали подсолнух, другие зимой «били» из него масло, третьи делали бочки, четвертые масло скупали и развозили по весям и городам.

Имя Бокарева в новом промышленном буме затерялось среди множества имен предпринимателей, но дело, им начатое, было столь значительно, что многим захотелось распутать клубочек событий — родоначальник маслобойного промысла был установлен, имя его вошло в историю…

Подсолнечный край! Созревшими, а кое-где уже и без шляпок стояли полевые подсолнухи. При усадьбах наравне с картошкой тут имеют делянки «маслоносителя». В селах возле домов кое-где палочками (картина моего детства) обмолачивали кучи подсолнечных шляпок. Это для каждого дома — одна-две фляги свежего масла.

Въезд в Алексеевку, конечно, отмечен изображением подсолнуха. Имя Бокарева выбито в городе на доске прославленных земляков, добротные дома купцов и промышленников прошлого века сохранились и проживут еще долго. Среди них с мемориальной доской — дом Бокаревых.

К идее добычи масла из «цветка-солнца» неизбежно пришли бы. Но первым это сделал туляк Даниил Бокарев тут, в Алексеевке, — добрая ему память».

Заметим, чем подытожил свои впечатления Василий Михайлович: благодарной памятью об умельце. Алексеевцы посчитали, что эту память стоит закрепить в бронзе.

В 2003 году идея установить памятник Бокареву созрела. Сессия Совета депутатов района и города приняла на сей счет решение. Был создан попечительский совет, организован фонд содействия строительству монумента. Начался сбор средств. Дело добровольное — кто сколько мог. Обновилась полузабытая традиция вершить доброе дело вскладчину, припомнилось, как в Алексеевке строили церкви всем приходом. За год собрали посильную сумму. Идея находилась в поле зрения губернатора Евгения Савченко, и он посчитал своим долгом поддержать алексеевцев, выделил недостающую сумму для сооружения памятника. Изваять бронзовую фигуру Бокарева было поручено белгородскому скульптору, заслуженному художнику Российской Федерации Анатолию Шишкову. Это он потом запечатлел в бронзе на Прохоровском мемориале своего прославленного собрата-скульп­тора Вячеслава Клыкова и отлил памятник Русскому слову в центре Белгорода.

В День города 2005 года Алексеевка вовсе не походила на тот тихий городок, который предстал Василию Пескову. По заведенному с середины 1980-х годов порядку в третье воскресенье августа проводился главный муниципальный праздник. На центральные улицы, скверы и парки высыпали стар и млад: все ожидали главного события — открытия памятника Бокареву.

В город приехало много гостей: в их числе именитые — губернатор области Евгений Савченко, архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн, председатель Союза писателей России Валерий Ганичев. Каждый из них в торжественные минуты открытия произнес слово в честь умельца.

— Благодаря этому памятнику Россия будет помнить, кто придумал волшебную формулу производства подсолнечного масла, — отметил В.Н. Ганичев. Он поставил Бокарева в ряд знаменитых отечественных изобретателей и умельцев: Кулибина, Ползунова, братьев Черепановых…

Губернатор, в свою очередь, подчеркнул: «Алексеевка по праву является столицей подсолнечного масла. Его производством по современной технологии занимается местная компания «ЭФКО», которая вывела Белгородскую область на лидирующие позиции в России». В словах главы региона нет преувеличения. «ЭФКО» достойно продолжает дело Бокарева сегодня. Ее продукция под маркой «Слобода» широко известна в стране и за рубежом…

И вот сдернуто покрывало, глазам присутствующих предстала фигура мастерового человека за работой. Будто бы Бокарев размахнулся, чтобы увесистым молотком ударить по клину в дубовой колоде и добыть таким способом первую струйку подсолнечного масла…

Как и Василия Пескова, алексеевские впечатления побудили Валерия Ганичева взяться за перо. Его статья «Белгородчина духовная» была напечатана в «Российском писателе», а затем увидела свет в отдельном издании. Вот что приметил в провинции взгляд писателя:

«Когда подъехали к набережной текущей вдоль города речки, то попали в царство цветов и фонтанов. Зеленые фигуры фантастических зверей и зверушек, покрытые цветами, переплетающимися ветвями, усами каких-то листьев, лиан, заставляют визжать ребятишек, выстраивают рядом для фотографий взрослых. Все здания подкрашены, стоят, как демонстранты на праздничном торжестве — разряженные, разукрашенные. А вот какое-то модерн-сооружение из стекла, бетона, железа, уверенное и современное. Наверное, банк? Ба, нет! Филиал университета. «За что же Алексеевке такая честь?» — спрашиваю у главы города и района Федора Сулима. «Ну, а как же, у нас база есть, кадры есть, хороший педколледж. И учиться все хотят!..» — гордо отвечает он. Да, это показатель устремлений небольшого русского городка.

Нынче, когда мы добрым словом вспоминаем великих князей и царей, полководцев и вельмож, не забыть бы нам простых людей (попроще, не из аристократических фамилий), созидателей, творцов, изобретателей, рабочих и земледельцев, оружейников и пахарей. Ведь на них русская земля держалась и держится. Вкушая душистое, ароматное, вкуснейшее подсолнечное масло, вымажьте его остатки из тарелки, сковородки хлебушком и добрым словом вспомните Даниила Бокарева, что отныне в бронзе стоит на Белгородской земле».

Без малого 200 лет минуло с той поры, как Даниил Бокарев ударом деревянного молота по дубовому клину сделал почин важному делу. Оно достойно было подхвачено и усовершенствовано земляками и соотечественниками. Глубоко и несуетно осознавая это, нам нет причины поддаваться сомнению скептиков о разворотливости и предприимчивости русского человека. Ему бы только не мешали…