(473) 253 14 50
253 11 28

Литературный альманах «Казахстан — Россия»

Год литературы в России ознаменован рядом интересных и уникальных культурно-просветительских акций. Одной из них стал выпуск литературного альманаха «Казахстан – Россия».  Осуществлен межгосударственный издательский проект «Литературной газетой» (Москва), Союзом писателей Казахстана и «Роман-газетой» (Москва) под патронажем Посольства Республики Казахстан в Российской Федерации.

обложка казахстан-россия

 

 

 

 

 

В аннотации сказано, что это первый номер подобного начинания. Значит, следует ожидать и новые выпуски. Наверное, ничто так не укрепляет дружбу между соседними народами, в недалеком историческом прошлом составлявшими единое целое, как литература и живое слово писателя. А открывают эту необычную книгу приветствия Президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева и Президента Российской Федерации Владимира Путина.

Старейшему российскому журналу «Подъём» тема межнациональных литературных контактов особенно близка и понятна.  За 85 лет своего существования «Подъём» регулярно печатал авторов, которые сегодня проживают в странах Ближнего Зарубежья. В 2015 году редакция, учитывая, что Воронеж был назван культурной столицей стран Содружества, открыл специальную рубрику «Год литературы в культурной столице СНГ». На страницах специальных журнальных вклеек мы познакомили своих читателей с творчеством современных белорусских, казахстанских и азербайджанских прозаиков и поэтов и договорились о продолжении сотрудничества.

Мне приятно, что в литературном альманахе «Казахстан – Россия» инициаторы проекта опубликовали и мою стихотворную подборку. С удовольствием познакомлю с нею читателей нашего сайта.

 

Иван ЩЁЛОКОВ

 

КАШТАНЫ

 

Плюхнись, сентябрьская спелость, каштанами,

Выкатись с гиканьем на тротуар,

Будто чумазая и голоштанная

Сотня малюсеньких Килиманджар.

 

Все мы корнями оттуда, из Африки…

Все мы каштаны – сдери кожуру,

И обнаружится без географии

Близость по духу и крой по нутру.

 

Знает нас осень, мудрейшая тётенька:

С ветки стряхнёт, не посмотрит на сан –

И кто родился плюгавым и кротеньким,

И кто в дородный сложился каштан.

 

Радуюсь чуду наивно и искренне.

Дни урожайные – срок, а не страх.

Лучше ли разве каштаны парижские

Тех, что росли на донских берегах?

 

В тайном родстве, как язычник для суженой,

На обереги сую их в карман…

Зрелость сентябрьская – правда досужая:

Падает, падает спелый каштан.

 

ПОСЛЕДНЯЯ ПОЕЗДКА ЛЕРМОНТОВА

НА КАВКАЗ. 1841 ГОД.

 

Пусты дороги Черноземья.

Печален юноша-гусар.

В походном скарбе – груз презренья,

В душе – священный неба дар.

 

Ужель поэт в России – странник?

Иль званья все в одном сошлись:

Избранник – то же, что изгнанник?..

Иных судеб не терпит жизнь!

 

Неспешна музыка степная.

И далеко ещё Кавказ.

И в небе тучка золотая

Торопит к югу тарантас.

 

«Прощай, немытая Россия…»

И степь лазурная, прощай!

Донской волной плеснул над синью

И скрылся в дымке милый край.

 

«Монго, Монго, мой друг прелестный!

Тоска на сердце, как свинец…

Ужели тучкою безвестной

Мелькну в лазури – и конец?!»

 

Весна не лечит ран душевных

И даль теснит тревогой грудь…

«Монго, я – брат сих тучек бренных!»

Воронеж… Степь… Последний путь…

 

ВЕЧЕР В СОЮЗЕ КОМПОЗИТОРОВ

(ул.К.Маркса, 41)

 

Л.В. Вахтель

Порхнёт румянец щёк с мороза

И освятит в крещенский час

Волшебной нотой Берлиоза

Шальные пальцы виртуоза,

Весь день скучавшего без нас.

 

Не ради славы и каприза

На улочке, что названа

В честь основателя марксизма,

Кружит бетховенской репризой

Снежинка около окна.

 

В рояльном колдовстве сюиты

С горящим взглядом молодёжь

И седовласые пииты

Внимают звукам именитым,

С волненьем сдерживая дрожь.

 

В саду синицы скачут стайкой –

Аккордам в такт и в такт сердцам…

Гостеприимная хозяйка,

Взглянув на божьих птах утайкой,

Из Шумана играет нам.

 

Мороз и музыка – харизма,

Мороз и слово – вечный жанр

И для фанатиков марксизма,

И для фанатов модернизма,

И для обычных горожан.

 

СТРОЕВАЯ ПОЭТИЧЕСКАЯ

 

Служение пуще охоты…

Поэты – народец такой.

Не скажешь о них: из пехоты,

Но каждый – на передовой.

 

Ни в танке, ни в шахте ракетной,

Ни в лодке средь мёртвых пучин,

Они – из других, неприметных,

Но живородящих глубин.

 

Они от особого фронта,

От мирных резервных полков:

Не бьют из эсминцев по фортам,

Напалмом не жгут городов.

 

Бойцы благородного толка,

По воле небес и творца

Строкой, а не дулом винтовки

В полон собирают сердца.

 

От хладных полярных предместий,

До вечных хоривских купин

Сдаются им розно и вместе

Германец, еврей, славянин.

 

Ни в пошлой войне дилетантов,

Ни в марше глобальных свобод

Поэты, подобно десанту,

Своих не оставят высот.