меню

(473) 228 64 15
228 64 16

Кровные знаки

ЕВГЕНИЙ ЭРАСТОВ

Стихи

 

АНКУДИНОВСКИЙ ЛЕС

 

Здесь ни горя, ни тьмы, ни страданья —

Благодатный зеленый навес.

Небольшой островок мирозданья —

Дорогой Анкудиновский лес.

 

Узнаю эти кровные знаки —

Лопухи в человеческий рост,

Все тропинки, кусты, буераки,

На березе огромный нарост.

 

Эти тонкие нежные сетки

Долгожданных весенних ветвей…

Я люблю вас, зеленые ветки, —

Я ведь тоже зеленых кровей.

 

Я ведь тоже и битый, и тертый,

Травянистой державы оплот,

Я ведь тоже из вашей когорты,

Вверх растущий сквозь снег и сквозь лед.

 

Громыхнет федеральная трасса,

Просочится небес молоко.

Шмель гудит, как струна контрабаса.

И до темного смертного часа

Далеко еще так, далеко.

 

* * *

 

Вдоль деревни — штакетник понурый,

Кособокие избы подряд.

Анемичных березок фигуры,

Тополей криворуких парад.

 

Молодая краснеет рябинка,

От поленниц сереют дворы.

Вглубь оврага сбегает тропинка —

Там шальные свистят комары.

 

Там сплетаются дикие травы,

Деловые ползут муравьи

И трещат в бересклете корявом

Дорогие мои соловьи.

 

Не подумай, что это случайно!

Не ошибочно чувство мое.

Есть в оврагах какая-то тайна —

Разгадать невозможно ее.

 

Божьи люди, бомжи, доходяги —

Кто не бродит по нашей стране!

Всех нас тянет в такие овраги —

Будто спрятано что-то на дне.

 

Будто в мокрой, холодной ложбине

Ты сокровища мира найдешь.

…Поскользнешься на розовой глине

И в болото лицом упадешь.

 

Обожжет малолетка-крапива,

Что в овраге дрожит сиротливо,

Вся в трухе да в болотной пыли.

…Отодвинешь траву боязливо —

Ничего, кроме мокрой земли!

 

* * *

 

Вновь качается синий цикорий,

И трепещет кривой тополек.

Знать, не зря разрумянились зори —

Будет ветреным летний денек.

 

Будут лучшие чувства в загоне.

Обнимая вселенский сквозняк,

На забытом людьми перегоне

Одинокий свистит товарняк.

 

И среди узаконенной скверны,

Попирая родной звукоряд,

С черной нефтью трясутся цистерны

И стальные колеса гремят.

 

В суматохе, в тоске бесконечной,

Сам не зная — зачем, для чего

Прогремит новоявленный встречный,

Мимолетный такой, быстротечный…

Все, промчался… и нету его.

 

* * *

 

В середине апреля — зима.

Снег дежурный, ворчливая вьюга.

Видно, сбилась природа сама

С ежегодного вечного круга.

 

Или, может, поверженный бес,

Злой, обиженный, юркий, двуличный,

Мстит архангелам так? А с небес

Снег летит — крупяной, аскетичный.

 

Прочитает молитву свою

Рыбаку, что попал в полынью,

Распугает грачей на березе —

Яко мних, воссомнившийся в Бозе.

 

Отражаются в двух зеркалах

Вечный снег в полуночных стенах,

Прокаженная снежная смута,

В плотный кокон укутанный страх,

Уходящая в вечность минута.

 

Это кровное братство, родство

С гулким снегом — зачем, для чего?

Это вроде ключа, оберега.

…Заскорузлой зимы торжество.

Несладимое таинство снега.

 

* * *

 

Муравей по травинке ползет —

Все мечтает до неба добраться.

Неужели ему повезет?

Он упрямый, он будет стараться.

 

Я ведь тоже старинных кровей,

Я ведь тоже двужильный, упорный

И упрямый, как тот муравей,

И кривляке-судьбе не покорный.

 

И пускай меня сдунет во тьму

Сиплый ветер, играющий в прятки,

Я с собой свое небо возьму,

Отраженное в утлой сетчатке.

 

Упаду в ледяную росу,

В подорожник — рябой, аскетичный,

И до смерти своей пронесу

Ощущенье судьбы необычной.

 

Ощущенье такого родства

С этой яркой, цветущей планетой,

Что не скрыть своего торжества —

Даже там, за притихшею Летой.

 

* * *

 

В дорогом краю чертополоха,

Где светлеет хрупкая душа,

Вся-то жизнь, от выдоха до вдоха,

Словно в день творенья, хороша.

 

Вновь я с вами, старые коряги,

Мутная болотная вода,

Глинистые мокрые овраги,

Узкие тропинки в Никуда.

 

Нежные сосновые иголки,

Сдвоенные липкою смолой,

Мир еловый, лапчатый и колкий…

Я люблю вас, сумрачные елки,

Бересклет промокший и гнилой!

 

Что ты машешь веткою корявой,

Высохшая старая ветла?

Я к тебе пришел не ради славы,

Но от луговой своей державы

Заявить исконные права.

 

Объявить желаю благодарность

Консульству тропинок и ручьев,

Выразить немую солидарность

Государству рыжих муравьев.

 

И тебе, сановница-пшеница,

Золотом манящая вдали.

Мне ли вашей дружбой не гордиться?

…И ползет, ползет моя грибница

Сквозь подзол внимательной земли.

 

* * *

 

Весь июль — шум дождя по карнизу.

На погоду не стоит пенять.

Не постичь Божий замысел снизу,

Суть Творения нам не понять.

 

Что нам Азия? Что нам Европа?

Истончается солнечный свет.

Так и было во время Потопа —

Всем казалось, что выхода нет.

 

Всем казалось, что это навеки —

Громогласная эта вода,

Полноводные, шумные реки,

Затопившие все в человеке,

А не только дворцы, города.

 

И, ничтожные дети природы,

Не уйдем от всеобщей беды, —

Погружаясь в хрустальную воду,

Ощутим неземную свободу —

Ведь и вышли мы все из воды.

 

* * *

 

Листва кружевная на влажном ветру

Трепещет… Кому и зачем это нужно?

Подумаешь вкратце: «Я тоже умру,

Под ветром упрямым, таким безоружным.

 

Умру и забуду слепую листву,

Забуду на тухлой воде водомерку,

Болотную эту забуду траву,

Я стану ничем, и вставать на поверку

Мне незачем будет — ведь я не живу».

 

Неужто такой он — вселенский покой?

Бесчувствие, тлен, и не надо стремиться

Уже ни к чему…Он безмолвный такой,

И только безумные альфа-частицы

От гамма-частиц отлетают с тоской.

 

К чему же нелепые эти слова

И сдвоенных строчек тугие созвучья,

К чему ты тогда, кружевная листва,

К чему вы, сухие и острые сучья,

К чему это все, если смерть не права?

 

И все ж остаются азот, кислород,

И вы, единичные атомы серы.

Такой вот естественный круговорот.

…Безумный жасмин так вальяжно цветет,

Он белый, зеленый, и счастлив без меры.

 


Евгений Ростиславович Эрастов родился в 1963 году в городе Горьком. Окончил Горьковский медицинский институт и Литературный институт им. А.М. Горь­­кого. Доктор медицинских наук. Автор шести поэтических и четырех прозаических книг, а также многочисленных публикаций в периодике. Произведения переводились на английский, немецкий, испанский, македонский и болгарский языки. Лауреат многих литературных премий, в том числе им. А. Горького, им. М. Цветаевой, победитель ряда международных поэтических конкурсов. Член Союза писателей России. Живет в Нижнем Новгороде.