меню

(473) 228 64 15
228 64 16

«Коммуновский» век

ВИКТОР РУДЕНКО

В 2017 году старейшая общественно-политическая газета Воронежской области «Коммуна» отметила свое 100-летие и начала отсчет нового этапа своей истории.

 

ЧТО В ИМЕНИ НАШЕМ

 

В самом начале уместно сказать о том, что в разные исторические периоды газета «Коммуна» имела разные названия. А началось все 20 мая 1917 года, когда вышел в свет первый номер большевистского «Воронежского рабочего». Под таким названием она просуществовала до 11 августа, а потом стала называться «Путь жизни». Затем в ее биографии были названия «Воронежская правда», «Известия Воронежского губисполкома», «Воронежская коммуна» и, наконец, «Коммуна».

Почему так происходило? Менялась политическая ситуация в стране, а вместе с ней и названия. Газета становилась все более массовой, распространяла свое влияние не только на город­ских трудящихся, но и на воронежское крестьянство. Буквально недавно в подшивке «Воронежской коммуны» за 1924 год удалось обнаружить заметку «К «Известиям» возврата нет», подписанную псевдонимом Боб, под которым скрывался репортер Борис Бобылев. Вот что он писал по поводу очередной смены газетного названия: «Когда «Воронежские известия» были переименованы в «Воронежскую коммуну», многие скрежетали зубами. Еще бы! Первый заголовок не мог испортить настроения буржуа, не хлестал по уху обывателя, ни к чему их не обязывал, тогда как второй кричал им прямо в лицо: «Будем бороться на территории Воронежской губернии за коммуну, будем строить новую жизнь на началах трудового сотрудничества…» Думаю, что для нас, нынешних журналистов, в этих словах главным остается не политическая составляющая (хотя на тот момент она главенствовала), а строительство новой жизни «на началах трудового сотрудничества». Да, собственно, этим тезисом «коммуновцы» руководствовались все сто лет.

А закладывались основы нашей газетной практики первым редактором Николаем Николаевичем Кардашовым, профессиональным революционером, членом комитета большевиков, человеком высочайшей культуры и огромных знаний. Долгое время считалось, что Кардашову помогал в издании «Воронежского рабочего» другой революционер с многолетним стажем Дмитрий Леонтьевич Бутин, в основном занимавшийся организационно-хозяйственными делами. Но оказалось, что был еще и третий, совсем молодой сотрудник Александр Кольнер, скрывавшийся под псевдонимом Азорский. Журналисту «Коммуны» Евгению Пульверу в 1965 году удалось установить сей факт. «Юноша еще не был членом партии, но Воронежский губернский комитет партии и его руководитель Н.Н. Кардашов уже присматривались к способному оратору и организатору молодежи, — писал Евгений Пульвер. — Кольнеру поручали ответственные задания. Он стал активным сотрудником большевист­ских газет «Воронежский рабочий», а затем «Путь жизни»… Впоследствии по заданию ЦК партии Александра Кольнера направили в Крым, где создавалось революционное подполье. Но его выдал предатель, Кольнера схватили, он отстреливался, но был убит.

Так уж сложилось, что далеко не все имена журналистов, начинавших нашу газету, хорошо известны широкой читающей публике. Одни — такие как Август Явич, Михаил Лызлов, Владимир Нарбут, Алексей Моисеев, Николай Задонский — всегда были на слуху. Про других же почему-то забывали. Но для нас, продолжателей их дела, важен каждый. Поэтому хочу напомнить, что в «Пути жизни», а руководил тогда газетой Алексей Сергеевич Моисеев, принимал непосредственное участие будущий заместитель Наркомфина М. Альский. В «Воронежской коммуне» военным корреспондентом служил Иван Врачев, а также работали Губин и Давыдов. В «Известиях Воронежского губисполкома», кроме С. Ермана, М. Лызлова, А. Шестакова, В. Нарбута, в редакцию приходили на работу Н. Олекевич, Сандомирский, Маркушевич, Константин Еремеев.

О последнем расскажу подробней. Когда с конца июня — начала июля 1919 года обострилась обстановка на Южном фронте и Воронеж мог быть захвачен мамонтовцами, в срочном порядке создали Воронежский укрепленный район, а председателем Совета обороны ЦК РКП(б) назначили старого большевика, члена партии с 1896 года, Константина Степановича Еремеева. И в это же время начинают выходить «Известия Совета обороны Воронежского укрепленного района», в издании которых непосредственное участие принимает К.С. Еремеев (приходится только удивляться, как он находил время для газеты, занимаясь архиответственным делом — строительством оборонительных сооружений). Есть свидетельства о том, что Еремеев всячески старался привлечь в газету молодые кадры журналистов. Именно при нем начал свое сотрудничество с газетой Андрей Платонов. Объясняется же столь активная и заинтересованная позиция Еремеева в развитии печати тем, что он сам, начиная с 1910 года, работал в газете «Звезда», а с 1912 был одним из редакторов «Правды».

Теперь, собственно, о том, как появилось название — «Воронежская коммуна». И кто именно предложил ввести в него слово «коммуна». В 1939 году бывший редактор, на ту пору известный ученый-историк, член-корреспондент Академии наук СССР Андрей Васильевич Шестаков прислал в редакцию свои воспоминания. В них, в частности, отмечалось: «В поезде, подъезжая к Воронежу, Л.М. Каганович (на тот момент он член Особого губернского организационного бюро. — В.Р.) предложил мне быть редактором новой воронежской газеты. Задумались над ее названием. «Известия» звучали как-то официально. Л.М. Каганович говорил о боевой коммунистической партийной газете, которая могла бы играть большую организующую и руководящую роль во всей политической жизни губернии… Он предложил назвать газету — «Коммуна»… Все согласились, что «Воронежская коммуна» очень подходящее название для боевой партийной и советской газеты».

Газета довольно быстро начинает пополняться талантливыми журналистскими кадрами. На ее страницах появляются репортажи и очерки Николая Задонского, Павла Кустова, Михаила Бахметьева, Бориса Бобылева, рисунки Натальи Бессарабовой. Удалось разыскать пофамильный состав редакции в 1924 году. Тогда в штате работали: Андреева заведовала рабочим отделом; Бобылев отвечал за телеграфную информацию; Михаил Казарцев и Томилин — корреспонденты; Бережной заведовал местным отделом; ответственным секретарем был человек по фамилии Топор. Копелиович-старший заведовал краевым и красногвардейским отделами и отделом по проведению социально значимых кампаний. А возглавил газету Михаил Лызлов. Была еще в штатном расписании должность — ночной редактор, а занимал ее А.Броун (эту фамилию часто можно видеть на страницах «Воронежской коммуны». Кстати, в 1919 году он был в числе тех, кто возрождал нашу газету).

Вот какую зарисовку оставил А.Броун о тогдашней обстановке в редакции: «Работа, несмотря на весьма ощутимые неудобства, кипит. Шестаков, половину времени занятый на нередакционной работе, строчит сейчас передовую. В углу, под большой картой, за малюсеньким столиком неутомимо и молчаливо работает Лызлов. Он редко встает со стула и поворачивается только для того, чтобы испытующе и внимательно разглядеть карту. Явич сидит посреди комнаты и очень доволен: ему попалась жертва в виде какого-то молодого начинающего поэта, принесшего стихи для напечатания… А через комнату в типографии без устали работают голодные и продрогшие наборщики. К окоченелым рукам примерзает свинец букв. На столах — лампы, у которых обогреваются стынущие пальцы…»

 

ГАЗЕТЧИК
АНДРЕЙ ПЛАТОНОВ

 

Андрей Платонов, будущий классик мировой литературы, не чурался никакой газетной работы, не делил ее на престижную и черновую и делал все, что требовалось на тот момент: писал передовые статьи и заметки, рецензии, статьи экономические и так называемые постановочные, стихи и рассказы. А еще отвечал на письма читателей. Из «Красной деревни», где он заведовал литературным отделом (газета издавалась с 4 марта 1920 го­да по 6 марта 1921-го), а затем из «Воронежской коммуны» шли лаконичные, но емкие, а главное, точные ответы на читательские заметки, корреспонденции, стихи или прозу, на изобретения местных Кулибиных, на критику в адрес самого Платонова, с позицией которого далеко не всегда соглашались подписчики газеты. Так, например, произошло с его напечатанным рассказом «Чульдик и Епишка», когда в редакцию посыпались отклики, в которых читатели, не поняв автор­ской позиции, начали смеяться и ругать героев рассказа, а вместе с ними и самого Андрея Платонова. Да так, что начинающий прозаик вынужден был ответить «всем, кто писал или хочет писать мне по поводу рассказа «Чульдик и Епишка».

А вообще он бережно подходил к редакционной почте, щадил самолюбие пишущих и не становился в позу мэтра. Просто к тому времени уже знал ремесло и владел им и потому сразу видел, есть ли в человеке дар или его нет. «Пишите искренней, живыми крепкими словами», — к примеру, наставлял он товарища Михайлова из Новохоперского уезда.

Андрей Платонов, когда вместе со всей журналистской братией и во главе с редактором Георгием Литвиным-Молотовым влился в состав «Воронежской коммуны», заведовал научно-техническим и крестьянским отделами. На этот счет сохранилась анкета от 26 марта 1926 года, заполненная его рукой, где прямо сказано: «…с августа 1919 по сентябрь 1923 в «Красной деревне», «Известиях укрепленного района», «Воронежской коммуне» и «Нашей газете» — воронежских советских органах печати… был заведующ(им) отделами литературы, научно-техническим и крестьянским». Он много, со знанием дела пишет о необходимости в кратчайший срок восстановить промышленность, о гидромелиорации, об электрификации…

Впоследствии его друзья-коллеги по «Воронежской коммуне» Николай Задонский, Август Явич, Борис Бобылев, Георгий Плетнев, которые сами станут известными писателями и публицистами, отмечали: уже в ту начальную пору в Платонове проявлялись недюжинные способности. «С момента работы в «Воронежской коммуне»… Платонов рос как газетчик, а затем и как писатель, при сильной поддержке Литвина-Молотова. Георгий Захарович защищал Андрея от ортодоксальных критиков (а их было немало)…», — писал публицист Борис Бобылев, начинавший в нашей газете, когда она еще называлась «Известия Воронежского губисполкома».

 

ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН

 

Время быстро менялось, а вместе с ним и те задачи, которые приходилось решать в стране и в губернии. И журналисты здесь были не на последнем счету. На страницах «Воронежской коммуны» появляется удивительно яркий, написанный свежо, что называется, в образах и лицах, цикл очерков Павла Кустова (впоследствии он станет известным поэтом), озаглавленный «С котомкой пешком по Воронежской губернии». Привлекают внимание городские зарисовки нравов Михаила Бахметьева. Много сообщений о культурной жизни, о борьбе с неграмотностью. Особая статья приложения журналистских сил — борьба с беспризорностью. И попытки осмыслить произошедшее, уже ставшее, хотя и недавней, но историей: революционные события, гражданскую войну и НЭП. С подачи редактора Михаила Лызлова «Воронежская коммуна» печатает роман Дмитрия Стонова «Своею собственной рукой» об эпохе гражданской войны.

Казалось бы, все имена редакторов «Коммуны» известны наперечет. И никаких неожиданностей здесь ждать не приходилось. Ан нет, при внимательном изучении подшивки «Коммуны» за 100 лет в Государственном архиве Воронежской области (за что сотрудникам ГАВО еще раз большое спасибо) вскрылся неожиданный факт: оказывается, в списке редакторов пропущена еще одна фамилия — П. Загорулько. Он возглавлял нашу газету с 10 мая 1938 по 29 ноября 1939 года. Кто скрывается за этой фамилией, что он был за человек — предстоит только выяснить.

В тридцатые годы в «Коммуне» (она уже так стала называться) трудится целая плеяда настоящих журналистов-профессионалов: Борис Дьяков, Михаил Морев, Петр Прудковский, Иосиф Черейский, Алексей Шубин, Борис Дальний, Николай Садковой, Владимир Докукин, Александр Котов, Клавдия Каледина, Владимир Егин, Татьяна Мурдасова, Исай Штейман… В этот же период в отдел писем «Коммуны» приходит на работу Надежда Мандельштам, а сам Осип Эмильевич ездит от «Коммуны» в командировку в Калач. Этому способствовал тогдашний редактор Сергей Васильевич Елозо. Ему, кстати, Осип Мандельштам посвятил вот такое ироническое четверостишие:

Карлик-юноша, карлик-мимоза

С тонкой бровью — надменный и злой…

Он питается только Елозой

И яичной скорлупой.

Кстати, судьба оказалась жестокой и немилосердной к Сергею Елозо и его предшественнику Александру Шверу, к заведующему промышленным отделом Александру Котову, к Клавдии Калединой, Борису Дьякову, Иосифу Черейскому, ко многим «коммуновцам» той поры. Обвиненные «врагами народа», одни получили десять лет ссылки, другие, как Швер, Елозо, Котов, были расстреляны.

Борис Дьяков — первый очеркист «Коммуны» той поры, прошедший через сталинские застенки, остался несломленным и профессии не изменил. После он напишет много книг о пережитом, а пока в «Коммуне» ему нет равных. Он наравне с большой группой столичных мэтров пера стал участником знаменитого Каракумского автопробега. Включали же в группу сопровождения и освещения автопробега Дьякова еще и потому, что «обуты» машины были в воронежскую резину. Борис Дьяков передавал с маршрута автопробега информации, репортажи, очерки. Их набралось так много, что позволило ему на основе этих газетных публикаций написать книгу.

 

ГОДЫ ОГНЕННЫЕ, ВОЕННЫЕ

 

Исай Штейман пришел в «Коммуну» еще до войны. Много и интересно писал о театре, музыке, народной песне и ремеслах. Но когда грянула Великая Отечественная, он стал рассказывать о том, как тыл, воронежское село трудились для Победы. Часто ездил в командировки по колхозам, рассказывал о вспашке зяби, севе, хлебосдаче… Вообще заметно поредели ряды «коммуновцев» в годы войны. В дивизионные газеты ушли служить (воевать!) Петр Прудковский, Алексей Шубин, Григорий Рыжманов, Борис Песков, Александр Сулейманов, фронтовым журналистом стал капитан Михаил Аметистов.

Ответственный секретарь «Коммуны» Федор Федорович Синельников тоже ушел сражаться на фронт и погиб в январе 1944 года. Майор Синельников был заместителем командира по политчасти 133-го гвардейского стрелкового полка 68-й гвардей­ской стрелковой дивизии. Даже там, на войне, Федор Синельников оставался верен своей профессии: из разных газет он вырезал наиболее понравившиеся ему статьи, хранил их, а потом пересылал семье. Он писал жене и сыну Спартаку: «Обо мне не волнуйтесь: я одет, обут, бьем фашистов. Скоро с ними покончим… Сейчас у нас жаркая пора, закончили зимнюю кампанию. Готовимся к новым решающим боям». В другом письме сообщал: «Наша часть дерется за освобождение правобережной Украины. Идут ожесточенные бои…»

Те же, кто остался в военное лихолетье в «Коммуне», работали за двоих-троих в прямом смысле слова. Газету делали редактор Семен Петрович Догадаев, его заместитель Алексей Петрович Шапошник, ответственный секретарь Михаил Николаевич Морев, военный корреспондент Василий Пчелин, собственный корреспондент Николай Задонский, совсем еще молодой и начинающий газетчик Василий Журавский, фотокор Ханаан Копелиович.

По мере того как гитлеровцы приближались к Воронежу, встал вопрос о необходимости эвакуировать редакцию «Коммуны» сначала в Анну, а затем в Борисоглебск. Полиграфическая база районных газет, конечно, не отвечала требованиям областной газеты. Порой даже заголовочных шрифтов не хватало, что уж говорить о бумаге. Поэтому пришлось сменить формат газеты, сократить число выходов. Но газета по-прежнему оставалась на передовой сражений за Победу! Журналисты «Коммуны» имели возможность регулярно выезжать на фронт, в только что освобожденные от фашистов населенные пункты Воронежской области. И оттуда вели свои репортажи. Писали яркие, страстные статьи и корреспонденции. Настоящими публицистами проявили себя в годы войны Василий Пчелин, Алексей Шапошник, Семен Догадаев, Василий Журавский.

Кстати, Журавский потом перейдет работать в «Правду», станет журналистом-международником, как и его коллеги Вадим Некрасов (он работал в Англии, Канаде, Дании, Швейцарии), Михаил Домогацких (Китай и Юго-Восточная Азия). Из кресла ответственного секретаря «Коммуны» Константин Гусев перейдет в «Правду» сначала корреспондентом, а потом редактором отдела. Редактором отдела писем станет Ульян Жуковин. И еще один «коммуновец» получит служебное удостоверение «правдиста» — Борис Стукалин. Его назначат первым заместителем главного редактора «Правды», а впоследствии он станет председателем Госкомиздата СССР, дипломатом.

 

ПРИХОДИЛИ, КАК В ДОМ РОДНОЙ

 

Послевоенный период подарил нам новые имена талантливых журналистов. Это в первую очередь, конечно, тогдашние редакторы Всеволод Климов, Борис Стукалин, Владимир Евтушенко. Владимир Яковлевич установил своеобразный рекорд пребывания на посту главного — без малого четверть века. Сам много и плодотворно пишущий, он сумел создать свою команду по принципу: журналист — это и литератор. В конце шестидесятых, в семидесятые годы в «Коммуне» шутили на тот счет, что пора в редакции создавать первичную организацию Союза писателей СССР. И действительно, членами писательского Союза тогда являлись: Владимир Евтушенко, предыдущий редактор Всеволод Климов, собственный корреспондент Петр Чалый, заведующий сельхозотделом Олег Шевченко, фельетонист Владимир Котенко. Номера «Коммуны» с сатирическими заметками и фельетонами последнего шли на ура, у газетных киосков по субботам, когда традиционно на страницах нашего издания появлялся «субботний фельетон», выстраивалась очередь за «Коммуной».

Вообще во все периоды газета имела своих крепких фельетонистов и сатириков. Это и Август Явич, и Георгий Плетнев, и Петр Андреев, и Федор Сурин, и Федор Животягин… В этом контексте очень показателен эпизод, произошедший в сентябре 1960 года. Тогда на гастроли в Воронеж приезжал народный артист СССР Аркадий Райкин. Интервью у выдающегося артиста поручили взять Светлане Власовой. Во время беседы Аркадий Исаакович поинтересовался: «А как с сатирой обстоят дела в «Коммуне»? Светлана Власова ответила, что с сатирой у нас все на высшем уровне.

—  А нельзя ли посмотреть подшивку газеты? — продолжал Райкин.

—  Никаких проблем, — ответила Светлана Дмитриевна.

Подшивку артисту доставили, он ее изучил и написал для газеты свою статью «Смеяться и негодовать». В ней есть и такие, очень для нас добрые и ценные слова: «Мое выступление в «Коммуне» под рубрикой ее сатирического раздела не случайно. Когда я перелистывал газеты, меня, естественно, этот раздел привлек в первую очередь. Мне кажется, что у нас общая цель — краткость и точность попадания. Хочется пожелать разделу обеими руками — и крепко — держать великое оружие — смех».

Кстати, видных гостей в «Коммуне» было множество, кто только не выступал на ее страницах. Авторами газеты в разное время были классики детской литературы Самуил Маршак и Корней Чуковский, композиторы Арам Хачатурян и Константин Массалитинов, певица Мария Мордасова, писатель Гавриил Троепольский… А на редакционных «четвергах» делились своими творческими планами, рассказывали о себе писатели Чингиз Айтматов и Сергей Смирнов, поэт Егор Исаев (последний приходил в «Коммуну» как в дом родной. И не случайно: первую свою практику, учась в Литинституте, он проходил в «Коммуне»), актриса Татьяна Доронина, актер Василий Лановой… На основе этих встреч рождались интервью, и наши читатели имели возможность встретиться с теми, кто был первым и ведущим в то время в искусстве и литературе.

Но всегда и во все времена главной фигурой нашего журналистского интереса был и остается человек созидающий, неважно, в какой сфере он прикладывает свои силы и умение: в духовной ли, в производственной или в социальной.

 

ГОДЫ 90-е, НЕПРОСТЫЕ

 

Особый период в жизни «Коммуны» — время с начала 90-х годов прошлого века.

Издание газеты «Коммуна» на протяжении последних трех десятилетий — с одной стороны, это экономический эксперимент на выживание редакции региональной общественно-политической газеты в сложных экономических условиях, с другой — пример гражданской журналистики. В России немало примеров успешных негосударственных региональных массовых периодических изданий, но примеры удачного, с коммерческой точки зрения, функционирования общественно-политических газет единичны.

С развалом СССР и утратой компартией руководящей роли, в условиях новой российской государственности Воронежский областной комитет КПСС вышел из состава учредителей, а после упразднения Советов народных депутатов в регионах в 1993 году газета осталась без учредителя и в лице областного Совета. Хотя редакция продолжала оставаться государственным предприятием областного подчинения, по инициативе тогдашнего главного редактора газеты А.М. Наквасина в Министерстве печати и информации РФ было зарегистрировано средство массовой информации газета «Коммуна» с новыми учредителями в лице редакции как юридического лица, Управления федеральной почтовой связи Воронежской области и Ассоциации экономического взаимодействия областей ЦЧР «Черноземье».

Учредителями организации выступили все сотрудники, занимавшие на тот момент журналистские должности. От прежнего собственника редакции не досталось никакого имущества, а редакционно-издательский корпус на улице Лизюкова, 2, перешел от Управделами ЦК КПСС в федеральную собственность.

Так редакция газеты «Коммуна» приняла на себя новые вызовы времени. Большая ответственность легла на плечи нового главного редактора газеты «Коммуна» и руководителя организации В.И. Жихарева.

Нужно было зарабатывать собственные средства. Поэтому потребовались немалые усилия по созданию собственной рекламной службы, специализации части сотрудников на поиске заказчиков рекламы, увеличению объемов и качества рекламных услуг, предоставляемых газетой. Было принято решение в порядке эксперимента учредить новые еженедельные издания: «Коммуна плюс» — для малоимущих слоев населения, дайджест «Коммуна глобус», газету «Коммуна спорт». Продолжался и выпуск «Воронежской недели». Пробовали выпускать рекламный вестник «Коробейник» и юмористический еженедельник «Коммуналка», другие издания.

Однако экономический кризис 1998 года сильно урезал амбиции коллектива. Стала очевидна бесперспективность многих дочерних изданий. Дефолт убедил в необходимости выпускать «Коммуну» не пять раз в неделю, а четыре. Стало понятным и то, что нет никакой пользы от продолжавших оставаться соучредителями газеты УФПС Воронежской области и Ассоциации «Черноземье». Все эти вопросы разрешались руководством редакции газеты «Коммуна» спокойно, по-деловому.

У «Коммуны» в постсоветское время не всегда складывались дружественные отношения с властью. Газета могла себе позволить высказать напрямую свое мнение по ряду особо животрепещущих проблем, на что не осмеливались другие издания. Но, тем не менее, власти признавали авторитет газеты, положительно оценивали важную роль «Коммуны» в общественно-политической и народнохозяйственной жизни региона, заключали взаимовыгодные договоры с редакцией о сотрудничестве.

«Коммуна» — не единственная из ряда изданий бывшего партийно-советского профиля, чьи журналистские коллективы в начале девяностых годов выбрали путь независимости от властных структур. Опираясь на собственные силы и поддержку читателей, они пережили период становления «дикого капитализм» в России и с разной степенью успешности продолжают свою деятельность в наши дни. Опыт таких изданий бесценен. Он оказался, несомненно, трудным.

А правда жизни в нынешний исторический момент, когда «Коммуна» отмечает свое столетие, заключается и в том, что без экономической поддержки государства в условиях длящегося уже несколько лет финансово-экономического кризиса не смогут выжить ни государственные, ни частные издания. Слишком уж мала «кормовая база» для средств массовой информации. Но если уйдут из нашей жизни такие газеты, то потеря для общества будет более чем ощутимой.

В том, что «Коммуна» дожила до своего столетнего юбилея — заслуга и ее читателей. Отличительная особенность аудитории газеты «Коммуна» — ее высокая активность и преданность любимому изданию. В начале 90-х годов, когда рушились устои «старого мира», очень важным для редакции было сохранить подписчиков. Для этого пришлось формировать содержание газеты таким образом, чтобы постепенно приучить их к новым реалиям жизни. Наши подписчики привлекались в качестве советчиков при решении принципиальных вопросов развития газеты. В 1992 году благодаря поддержке именно читателей удалось, несмотря на давление псевдодемократических кругов, отстоять имя газеты. В 2013 году редакция предприняла попытку перейти на формат D2 («берлинер»). Был проведен опрос, выпущены несколько номеров в новом формате. Но в итоге от идеи пришлось отказаться, так как это грозило потерей части читателей.

Редакция дорожит своим именем, профессионализмом и качеством газетной работы. И в 90-е годы и в первое десятилетие XXI века редакция «Коммуны» и лучшие ее журналисты регулярно участвовали во всероссийских медийных форумах, проводимых Союзом журналистов России, Агентством «Вся Россия», Союзом издателей и распространителей печатной продукции России. Экспозиция «Коммуны» многократно присутствовала во Всероссийском выставочном центре в рамках проходивших там международных и отечественных выставок «Пресса». На всех этих форумах «Коммуна» получала признание в виде главных и почетных призов и премий, дипломов, грамот, благодарственных писем. Во всем этом видится признание верности традициям, заложенным поколениями «коммуновцев» в прежние годы, когда газета участвовала во Всесоюзных выставках достижений народного хозяйства (ВДНХ) в Москве, а ее заслуги в 1967 году были отмечены орденом Трудового Красного Знамени. Газета ежегодно признается лауреатом премии «Золотой фонд прессы» России с момента учреждения этого знака общественного признания (2007 год). Журналисты «Коммуны» Виталий Жихарев, Виктор Руденко, Алексей Соловьёв, Борис Ваулин и Анатолий Бавыкин в 2010 году признаны лауреатами премии Правительства РФ в области СМИ.

Словом, история «Коммуны» последних трех десятков лет — это не только то, что запечатлено на ее страницах, но это и история изменений в судьбе самой газеты. И если воспринимать происходящее с газетой как эксперимент — поскольку нет мастерских решений, пригодных на все случаи жизни, — то он продолжается, и мы рассчитываем на его успех.

 


Виктор Григорьевич Руденко родился в 1966 году в селе Белозорово Алексеевского района Белгородской области. Окончил факультет журналистики Воронежского государственного университета, бизнес-школу при ВГУ. Срочную службу проходил в Афганистане. В настоящее время — главный редактор воронежской газеты «Коммуна». Автор документальных книг «Прощай, шурави», «Особая миссия». Член правления Воронеж­ского отделения Союза журналистов России, член Российского Союза ветеранов Афганистана. Имеет государственные и ведомственные награды. Лауреат премии Правительства РФ в области СМИ. Живет в Воронеже.