меню

(473) 228 64 15
228 64 16

К 85-летию воронежской писательской организации

Продолжение публикации помесячной  хроники местных  литературных  событий 1934 года, предшествовавших Первому съезду ССП и последовавших вслед за ним. 

Март

 

***  Книжное издательство «Коммуна»  начало серии массовой библиотечки для колхозников обозначило выпуском рассказа Михаила Булавина «Девятый вал» отдельной книгой.  Полиграфисты хорошо оформили издание, при тираже   20 тысяч  оно поступило в продажу по 25 копеек за экземпляр.

    Следом за булавинским «Девятым валом» в этой же серии вышла книжка Максима Подобедова «На последней меже». Это рассказы, посвящённые классовой борьбе в деревне.

 

***  В третьем по численности населения после Воронежа и Курска  городе Центрально-Черноземной области – Тамбове – с творческим визитом в марте побывал известный комсомольский поэт Александр Жаров  Автор популярных в то время поэмы «Гармонь» и пионерской песни «Взвейтесь кострами, синие ночи» провёл несколько многолюдных встреч, на которых рассказывал о советской поэзии и читал свои новые стихи.

    Сам Воронеж  Жаров до этого посещал дважды: в сентябре 1927 года  выступал на литературном вечере в государственном университете, а в январе 1933-го встречался с городской общественностью в Большом Советском театре (ныне драмтеатр им. А.В. Кольцова) и театре юного зрителя.

 

***С некоторым запозданием вышел в свет первый в 1934 году номер журнала «Подъём». Областная пресса обратила внимание на новое оформление его обложки и увеличившееся количество страниц. Даны репродукции лучших картин художников Центрального Черноземья.

     Номер открывается повестью Дмитрия Ерёмина «Возвращение» — начальные главы, с последующим продолжением.  Также  с продолжением начата публикация романа Василия  Карпова «Гремучие ключи». Есть свидетельства, что продвинуть публикацию в журнале этого автора (бухгалтера по профессии)  помогал глава партийной организации ЦЧО Иосиф Варейкис. Напечатан также рассказ Бориса Пескова «Хорошие знакомые». 

Много места в номере занимает ленинская тематика в связи с 10-летием со дня смерти «вождя мирового пролетариата»: передовая статья, статья самого Ленина «Об очистке русского языка»,  воспоминания о В.И. Ленине и его отце И.Н. Ульянове, заметки «Что нравилось Ленину из художественной литературы»,  «Ленин в народном творчестве и художественной литературе». 

     Поэтический раздел представлен творчеством Валентина Шульчева, М. Жаворонкова и Г. Зорина.

Интересен очерк Ивана Платицина «Подвиг  комсомолки Шульгиной» (девушка отличилась при тушении пожара на воронежском заводе им.  Дзержинского).

В разделе «Библиография» — две рецензии (на книги Н. Москвина «Маска» и А. Авдеенко «Я люблю»), подписанные (обе) М.С.  (возможно, автором является Михаил Сергеенко.

 

***      Ранней весной на жительство в Воронеж, где его  уже знали как давнего автора «Подъёма»,  переехал  из Орла  крепкий прозаик Михаил Киреев. Там он работал в  прессе, был  главой  Орловского отделения Всесоюзной ассоциации пролетарских писателей.   На новом месте активно включился в литпроцесс,  сдал в книжное издательство сборник рассказов «На линии». Содержание будущей книги в бюллетене ЦЧО для сети книготорговли  анонсировалось так: 

    «Тематика первых шести рассказов связана с борьбой старого и нового в деревне, с преодолением в колхознике – вчерашнем единоличнике – собственнической психологии. Рассказ  (заглавный) «На линию» посвящен переделке человека с отсталым мещанским укладом под влиянием пролетарской среды и труда. Рассказы Киреева интересны по содержанию, язык живой, красочный. Рассчитаны на массового читателя».

    С появлением в столице ЦЧО  Киреева укрепилось влияние приезжих: из наиболее заметных  литераторов  той поры большинство  составляли уроженцы разных краёв. К примеру, Завадовский с Песковым  были тамбовчанами,  Сергеенко и Певнев – курянами,  Прудковский – москвичом.  Булавин происходил из Гродненской  губернии,  Подобедов – из Смоленской, Петров из Самарской. Ерёмин родом пензенский, Покровский – тверской, Плоткин – гомельский. Родившийся в МогилёвеКалецкий был выслан в Воронеж из Москвы.  Из ярких местных в воронежском литературном ядре  были Кретова, Романовский, Дьяков…

 

***  Встречу поэтов и композиторов организовала в Воронеже поэтическая секция  оргбюро союза советских писателей ЦЧО. Стихотворцы прочли свои произведения и обсудили с местными деятелями музыкальной культуры  возможности  переложения их на язык мелодичных звуков. К сожалению, имена участников этого мероприятия неизвестны, но с большой вероятностью можно назвать поэта  Георгия Воловика – он писал не только стихи, но и сам сочинял к ним мелодии.

 

*** В марте получил развитие конфликт между Максимом  Горьким и Фёдором Панфёровым. Первый в «Правде» (14 числа)  напечатал статью «О языке» в резких выражениях:

 «Я снова вынужден сказать несколько слов о Ф. Панфёрове — человеке, который стоит во главе журнала и учит молодых писателей, сам будучи, видимо, не способен или не желая учиться…»

Великий пролетарский писатель критиковал известного писателя-деревенщика за то, что тот роман «Твёрдой поступью» (третий том эпопеи  «Бруски») украсил такими выражениями, «как «подъялдыкивать», «скукожился», «леригия», «могёт», «тижело», «взбулгачить».

«Зачем понадобилось ему тащить в литературу исковерканные неграмотными людьми слова и десятки «областнических» терминов, непонятных широкому читателю? — звучал со страниц главной газеты страны упрёк Панфёрову. —  Такая бесцеремонность в отношении литературной речи способствует только снижению качества художественного произведения, утверждает безграмотность и недопустима в советской литературе…»

24 марта раздосадованный Панфёров написал Сталину письмо, в котором пожаловался на травлю  со стороны поддержавших  Горького: «Сейчас все сорвались и лягаются, кому не лень. Кроме тех статей, зачастую бездоказательных и хулиганских, в “Лите­ратурной газете” недавно появился шарж, следом за этим появился шарж в “Вечерней Москве”, в “Комсомольской правде”, потом появились в печати гнуснейшие стишки, и “Бруски”, таким образом, превратили в пугало».

Сталин  не принял ни одну из сторон в этом конфликте. А вот первый секретарь Центрально-Черноземного обкома ВКП(б) однозначно встал – это покажут дальнейшие события —  на строну своего друга. Заметим, что третий том «Брусков» Панфёров писал на даче  Иосифа Варейкиса в Репном под Воронежем в январе-марте 1933-го и январе 1934 года. Ранее изданный второй том эпопеи автор посвятил именно Варейкису.