(473) 253 14 50
253 11 28

Церковь Алексия, человека божия

МИХАИЛ НЕБОЛЬСИН

Православное начало в усадьбе являлось твердой духовной основой в дворянской усадебной культуре XVIII века. О школе усадебных ценностей и ее приоритетах свидетельствует тот факт, что обустройство, как правило, начиналось со строительства храма. Церковь — это одна из неотъемлимых частей загородного архитектурно-паркового комплекса. Русская православная культура, с ее традициями, являлась центром усадебного бытия. Завет и предание, обычай предков и страх перед неведомыми силами, постоянно поддерживаемые при помощи семейных легенд и няниных сказок, готовили почву для обязательной и единой для всех обитателей дома религиозности.

Усадьба была призвана обеспечить хозяину и его семье жизнь удобную, приятную и полезную, по этой причине в ее планировочной структуре виден легкий прообраз монастыря. И монастырь, и усадьба имели свою программу. «Островное» расположение в пространстве, регулярность, многофункциональность — все это общие характеристики. Как и монастырь, усадьба имела ограждение, иногда чисто символическое — стены, рвы-овраги, угловые башни и т.д. Она представляла собой замкнутое пространство, состоявшее из нескольких частей: церковный комплекс, главный дом с флигелями, хозяйственная территория и парк с прудами. Это типичная структура, в которой храм с колокольней являлся частью единого целого, но в то же время был доминантой поместья, возвышаясь над ним. Храм воплощал собой самостоятельный духовный мир, религиозный смысл которого был в равной мере обращен и к небу, и к земле, и к Богу, и к обитателям поместья, и потому он выполнял сразу несколько функций. Одна из них заключалась в том, что он являл собой родовую усыпальницу.

В 1763 году в десяти верстах от Воронежа на берегу реки Усмань полковником Алексеем Семеновичем Лосевым был выстроен усадебный храм во имя преподобного Алексия, человека Божия. Один из лучших образцов церковного строительства времени царствования Екатерины II, уникальный для воронежской храмовой архитектуры памятник позднего барокко. Храм освятил в 1764 году епископ Воронежский Тихон I1.

Алексеевская церковь, как барочное культовое сооружение, призвана произвести впечатление и заставить человека проникнуться религиозными чувствами. Особенно поражает богатое внутреннее убранство: «…в сей храм невозможно взойти, не почувствовав благоговения, внушаемого не одним Святым местом, но также величеством архитектуры и внутренним благолепием…». Образ «рая золотого» воплотился в золоченой резьбе иконостаса, наличников, проемов и царских врат. Испокон веков позолота была близка нашему национальному восприятию цвета. Столь любимый предками золотой цвет был не только и не столько цветом, а символом некоего «запредельного», «райского» света. Именно свет, а не цвет виделся человеку в сияющем блеске позолоченного иконостаса, «золотых» иконных фонов, а также риз Богородицы и святых.

В алтаре на горнем месте находилась большая икона «Снятие Иисуса Христа с креста» — замечательная копия с картины Питера Пауля Рубенса (1577—1640), который стал создателем живого, волнующе-яркого художественного стиля, позже названного барокко. Над крестом находятся два человека, один из них еще поддерживает тело Спасителя, в то время как св. Иоанн, стоя внизу, принимает Христа и несет основную его тяжесть. Коленопреклоненные святые жены готовы помочь св. Иоанну, а Богоматерь приближается, чтобы принять тело сына. Она смотрит на него с горестью, проникающей в сердце всякого, кто внимательно вглядится в ее лицо.

Иосиф Аримафейский, стоя на лестнице, поддерживает тело под руку. С противоположной стороны другой старец спускается по приставленной лестнице, выпустив угол савана и передав свою ношу стоящему рядом св. Иоанну. В середине находится Христос в необычайно трогательной позе, характер мертвого тела передан в нем так полно как никогда. Христос похож на прекрасный срезанный цветок. Он не слышит уже ни тех, кто его проклинал, ни тех, кто его оплакивает. «Он больше не принадлежит ни людям, ни времени, ни гневу, ни жалости: он не причастен ничему, даже смерти». Свет падает на тело и на саван за ним, привлекая взор и создавая удивительный эффект.

К церкви был приписан Покровский молитвенный дом в селе Никольское, построенный в 1841 году помещицей Софией Николаевной Сталь фон Гольштейн; деревни Песчанка (в 7 верстах) и Софьино (в 8 верстах). За церковью числилось 33 десятины пахотной земли.

В 1904-1911 годах в храме служил священник Иоанн Павлов и псаломщик Иоанн Тростянский. Жалования от казны им было положено 400 рублей, в доход предназначались и банковские проценты с капитала в пять тысяч рублей.

В 1928 году Алексеевская церковь была закрыта: главный колокол сброшен, утварь и иконы реквизированы, вывезены и безвозвратно утеряны. Здание храма впоследствии было перестроено, пространство под колокольней, разрушенной выше первого яруса, заложено кирпичом. Помещение использовалось под водонапорную башню и прачечную.

По инициативе губернатора Алексея Гордеева и его супруги Татьяны Александровны в марте 2010 года было принято решение о восстановлении Алексеевского храма, о возвращении ему былой красоты и величия. Началась кропотливая исследовательская работа. Тщательное изучение сохранившейся кладки позволило полностью восстановить все утраченные элементы и возвратить сооружению первоначальный облик. Уже к ноябрю сформировался архитектурный образ возрожденного храма. Небольшая уютная церковь, в облике которой читаются мотивы русского барокко, вновь засияла блеском золотых куполов.

 

Михаил НЕБОЛЬСИН

 

1  Тихон Задонский был причислен к лику святых в 1861 году.