(473) 253 14 50
253 11 28

Браво, актриса!

ВАЛЕРИЙ АРШАНСКИЙ

(Незаурядная прима Мичуринского театра Татьяна Николаева)

 

Весть о присуждении премии правительства Российской Федерации имени Федора Волкова «За особые заслуги в развитии театрального искусства» (их ежегодно выделяется только три на всю страну) застал отпускницу — заслуженную артистку РФ Татьяну Николаеву — в родном ее городе на Неве. В том самом, по Мандельштаму, «знакомом до слез, до прожилок, до детских припухлых желез» Ленинграде, где еще девочкой она занималась в драматическом кружке при участии мэтров театра имени В.Ф. Комиссаржевской. А затем играла на сцене этого театра ввиду субтильности своей фигурки… мальчиков в спектаклях «Димка-невидимка» Коростылева, «В поисках радости» Розова… Это была легендарная сцена, на которой совершали чудеса перевоплощения перед благодарным зрителем народные артисты СССР В.Чемберг, С. и Н. Боярские, где блистала всеми гранями таланта всесоюзно известная Мария Бабанова.

— Татьяна Федоровна, дорогая! — передавая из рук в руки телефонную трубку, дозванивались мы с директором Мичуринского драматического театра Галиной Поповой к виновнице торжества. — Поздравляем от имени всех Ваших поклонников, коллег, всех, кто Вас знает и любит! Ждем Вас! Как отдыхаете в Питере?

— Спасибо всем сердечное! Счастлива, конечно, безмерно… Еще бы, такая высокая награда, о которой и не мечтала. Ощущаю прилив новых сил, творческой радости. Тем более у нас еще одно приятное событие: получение внучкой диплома врача спортивной медицины! А как отдыхаю? Вечером идем на гастрольный спектакль «Современника» с Мариной Нееловой, вчера были на музыкальном концерте, наслаждались капеллой. А завтра поеду в актерский Дом ветеранов, встречусь с нашим Юрием Сергеевичем Логиновским, от всех мичуринских зрителей привет и добрые пожелания ему передам. Уже соскучилась по нашему наукограду, театру…

Вот такой — вполне характерный для непоседы Николаевой — «отдых», не имеющий ничего общего с беспечным диванным лежанием у балагурящего сутки напролет телевизора. Учись, театральная молодежь, как нужно накапливать новые силы и впечатления для предстоящей работы…

Но, хорошо. Татьяна Федоровна благополучно пребывает в Петербурге. А что же делать в Мичуринске без нее «бедному» журналисту, взявшемуся за очерк о выдающемся лауреате правительственной премии? Мало ли, что знаю ее «сто лет»… А все ли знаю? Выход оставался один: составить для читателя ее портрет, исходя из отзывов о ней коллег, тех людей, вместе с которыми годы, а с кем и десятилетия (набежало уже почти сорок лет) она благоговейно служит мичурин­ской Мельпомене. Прийти на встречу, даже прервав законный отпуск, не отказался никто! Тоже показатель…

Галина Попова, заслуженный работник культуры РФ, директор театра:

— Вы помните актрису Николаеву в роли странницы Феклуши в «Грозе» по Островскому? Нашем коронном спектакле, включенном в золотой фонд театральной классики России? Только появляется она из-за кулис в стоптанных башмаках, с тощей котомкой за плечами, устало вглядываясь туда, за горизонт, и — не успевает еще произнести свое знаменитое «Благолепие, милая, благолепие», — как зрительный зал замирает от восторга, а затем взрывается восхищенными аплодисментами. Так — в каждой ее роли. А их за творческую жизнь заслуженной артисткой РФ, лауреатом престижной областной театральной премии имени Марина Татьяной Николаевой сыграно свыше двухсот, представляете? Это сколько же надо было на стационарной сцене и в период гастролей по городам, райцентрам, селам страны отдать душевных сил, энергии, чисто физических затрат для показа своих героев — разноплановых, разнохарактерных, разновозрастных наконец, ни в чем не схожих между собой…

В биографии Татьяны Федоровны — активнейшей деятельницы Всероссийского театрального общества — Ленинградский государственный институт театра, музыки, кинематографа, где занятия проводили выдающиеся педагоги, а на одном курсе с ней учились будущие народные артисты СССР Ефим Падве, Ольга Волкова, Нина Дробышева. Затем были годы работы в Алтайском ТЮЗе, куда уехала добровольно, хотя поступало приглашение в прославленный питерский БДТ, к самому Товстоногову! Но ей хотелось больше самостоятельности, новых открытий, широкого познания своей страны… А самым лучшим авторитетом и университетом для Татьяны Федоровны всегда был муж — участник Великой Отечественной войны, в мирное время прекрасный режиссер многих, в том числе и нашего театра, воспитатель десятков юных дарований, лауреат Государственной премии имени К.С. Станиславского Глеб Константинович Томилин, ныне, к сожалению, покойный. Как говорит сама Татьяна Федоровна, судьба отпустила им пожить в счастливом браке, как в той сказке: целых тридцать лет да еще три года… Всегда я вижу в ветеранах театра свою самую лучшую поддержку и опору, желаю всем счастья и прекрасного долголетия! Они гордость и радость всего нашего замечательного коллектива.

Актеры МДТ Ирина и Сергей Дубровские, лауреаты областных театральных премий за профессиональное мастерство:

— От общения с Татьяной Федоровной всегда испытываешь восторг, такое исходит от нее душевное тепло. Мы начинали работать в театре 20 лет назад молодыми, неоперившимися актеришками. Кто всегда был рядом с нами, деликатно подсказывал, направлял, помогал? Конечно, Татьяна Федоровна! Ее дружеские, дельные замечания помогали нам и в «Дамах и гусарах», и в «Дорогой Памеле», да разве перечислишь все репертуарные спектакли… А для дебютантов мнение, оценки мастеров — на вес золота, крайне важны. Она неистощима на добрые дела, каждый ее приход в театр — это милые подарки, презенты, сувенирчики — просто по велению сердца, чтобы видеть благодарную ответную улыбку друзей-актеров, технических работников, осветителей, радистов, вахтеров… Учимся ее науке делать людям добро… Рады ее большой, заслуженной награде!

Ирина Урядникова, заведующая художественно-постановочной частью театра:

— Татьяна Федоровна, это знают все, человек высокой культуры, чуждая любому проявлению пошлости, грубости, хамства. Требовательна к себе до полной самоотдачи. Причем, вплоть до мелочей. Если, например, ей покажется на репетиции, что платье или костюм «не то», не так сидит, молча возьмет домой, доведет наряд сама до ума и наденет, как ей удобнее. Любит разные кокетливые шляпки, коллекционирует шарфики, каждый раз приходит в новом и повязывает их так красиво, так ловко, что ни одному гримеру-постижеру-бутафору-декоратору не уследить… Чувство юмора безграничное… Однажды, 1 апреля (!), это ж надо было такое придумать, на полном серьезе пришла к директору театра с творче­ской заявкой на роль… 20-летней Люси Ведерниковой в спектакле «Годы странствий». Начальство поначалу обомлело от испуга: возрастной актрисе играть девушку? А когда разобрались — хохот стоял неимоверный… Всегда Татьяна Федоровна с томиком стихов, прозы, прекрасно читает классику, часто выступает на творческих вечерах-презентациях книжных новинок местных авторов в город­ской и районной библиотеках, рабочих, сельских, школьных, студенческих аудиториях, участник всех наших театральных «капустников». После ухода из жизни мужа перебралась из благоустроенной квартиры в театральное общежитие, лишь бы рядом были «свои», как она считает, люди, понимающие ее. И со всеми одинаково приветливо общается, по вечерам для развлечения заводит старинный патефон с грампластинками времен своей молодости… Вся ее семья так преданно служит людям, так благородно воспитана. Вот и дочь избрала труднейшую, наверное, но благороднейшую профессию социального работника — трудится в Петербурге в хосписе…

Ведущая актриса театра Татьяна Шишкина:

— Даже если Татьяна Федоровна не занята в спектакле, она обязательно придет и на рабочие репетиции, и на генеральный прогон и сдачу, не говоря уже о премьере. Всех поздравит, скажет всем добрые ободряющие слова. При официальном обсуждении выскажет свое мнение объективно, взвешенно, зная, что к ее суждениям внимательно прислушиваются и актеры, и режиссеры. Приучает молодежь с первых же шагов чувствовать себя не гостями, а хозяевами театрального дома, относиться к сцене почтительно, уважительно, свято. Она образец для подражания во всем, в том, например, как, когда это нужно, принесет раритетную вещь из дома или купит что-то из необходимого для роли в магазине на свои деньги, не помышляя ни о какой «компенсации». Так, играя одну из старух в комедийном спектакле «Выходили бабки замуж», для усиления образа взяла да купила в музыкальном магазине очень «крутую» гитару. И когда вышла с ней в начальной мизансцене, лихо перевесив инструмент через плечо, публика легла от смеха. Мы знаем из ее рассказов, как ее поколение служило театру, выезжая на районные гастроли в стареньких грузовиках, которые надо было плечом толкать, самим пешком шагать… Не представляю наш театр без Татьяны Федоровны. Вообще, все старшие наши товарищи — неиссякаемый источник, чистый родник профессионального мастерства и честного отношения к делу.

Иван Долгий, молодой актер Луганского академического театра имени Павла Луспекаева, второй сезон работающий в МДТ после известных событий на юго-востоке Украины:

— Мичуринская труппа приняла меня и жену — тоже актрису — в свой состав сразу, дружески, доверительно, по-родственному. Татьяна Федоровна стала очень близким человеком для нас. Это волшебная фея из сказки, жить и работать рядом с которой не просто удовольствие, а наслаждение. С каким вкусом, добросовестностью, выдумкой относится она к каждой роли, как трогательно проживает жизнь своих персонажей… Я пробую себя и в режиссуре, а потому смело могу сказать: Татьяна Федоровна — синтетическая актриса. Ей одинаково подвластны и мелодраматические, и сугубо драматические, и комедийные, фарсовые роли. Это бесценный дар для актера… А чисто по-человечески восхищает то, что ее бескорыстие, щедрость не знают границ; я был невольным свидетелем, как она в беседе с директором театра предложила установить для молодых актеров свою личную, пусть небольшую, но все же стипендию, поскольку, дескать, ей пенсии и заработной платы с лишком хватает…

Много ли у нас таких меценатов даже в среде сверхпреуспевающих личностей? (Пусть простит меня Иван, эту фразу я, уже в развитие темы, произношу от себя)…

 

* * *

 

В декабре теперь уже такого далекого 1977 года в первом своем героическом спектакле «Допрос» ступила на сцену Мичуринского драматического театра актриса Николаева. И уже тогда ее непредсказуемую героиню-женщину, то красивую и беспомощную в своем очаровании, то беспощадную и озлобленную в предложенных режиссером обстоятельствах, актрису, виртуозно меняющую «маски» от эпизода к эпизоду, строгий и требовательный мичуринский зритель воспринял как профессионала с ходу, безоговорочно. И не ошибся! До высоких трагических нот в неизменном сочетании с романтичностью, драматизмом, но и с ироничностью, глубоким пониманием души своих персонажей поднимается Николаева в «Фаусте», «Памеле», «Леди на день»… И ее прекрасно принимают как в столичных театральных залах, так и на гастролях в Воронеже, Тамбове, Липецке, Твери, Рязани, Рыбинске, Вышнем Волочке, Кинешме, в мало приспособленных для сцены сельских Домах культуры…

В середине сентября в славном городе Ярославле, где еще в ХVII веке любитель искусства Федор Волков стал основателем первого на Руси постоянного провинциального театра, Татьяна Николаева выходом странницы Феклуши в неком волжском городке Калинове открыла визитную карточку Мичуринского драматиче­ского театра — спектакль «Гроза». А потом, после финала, когда, словно делая вызов темному и лживому миру Калинова бросится в Волгу Катерина, когда отзвучат рукоплескания и закроется занавес — вышла на сцену, уже вне роли, без грима актриса Николаева. Вышла, чтобы согласно ритуалу и традиции получить специальный приз, Почетный правительственный диплом, чек на солидное (100 тысяч рублей) денежное вознаграждение. Достойно приняла поздравления. И, подойдя вплотную к рампе, сказала притихшему залу свои самые сердечные, искренние, прочувствованные слова, услышав и увидев в ответ такое же искреннее признание, зрительское выражение чувств.

Сомкнулся театральный занавес. Но распахнулась новая страница яркой жизни светлого человека. Всегда готового к тому, что в час спектаклей по всей стране — в час вечерний, час закатный, осенью ли, зимой, весною — но вот он, приветливо прозвучит из радийной студии в гримерную операторский звоночек. И не внутренний голос, а сам зов судьбы тихо и властно скомандует: «Ваш выход, товарищ артист!»

И надо идти. Люди ждут…