меню

(473) 228 64 15
228 64 16

Белый дым

Общая тетрадь

Стихи

 

Елена Иванова

 

ПРЕДВИДЕНИЕ

 

Все будет как надо. Отделят котлеты

Когда-нибудь все же от пакостных мух

И пир зададут! Лишь не будет Поэта

В миру многошумном, что к тихому глух.

 

И канет в пучину, как сказочный Китеж,

Корабль вдохновенья на самое дно.

Как око вставное, так сердце ты вынешь,

Потомок, чтоб спать не мешало оно.

 

И в мире холодном расчетливых чисел,

Где трепет душевный сочтут за изъян,

Не станет границ меж землею и высью —

Лишь Времени будет дышать океан.

 

* * *

 

Бывает так, что и в пылищи

Порой такой сверкнет алмаз!

Поэтов по России — тыщи,

А все чего-то ищет глаз.

 

Что слава? Дым. Исчезнет скоро.

И вновь пойдем искать лозой

Родник с водою животворной,

Сравнимой с чистою слезой.

 

г. Ставрополь

 

Александр Какунин

 

КОД ПОЭТА

 

В белом венчике из роз

Впереди Исус Христос.

                                                 Александр Блок

 

Ну, что ж вы, графы Адлерберги,

И вы, Массальские князья,

Позорной критике подвергли

Поэта? Гения нельзя,

 

Не зачитав его «до корки»,

Не проникая в каждый слог,

Впрягать в смертельные разборки —

Мол, как посмел, да как ты мог?

 

Забыли, что антихрист может

Легко принять Его обличье?

Но став вдруг на Него похожий,

Имеет парочку отличий?

 

И автор несколько деталей

Нам как на блюдечке поднес,

О чем заранее сигналил

Ужасной рифмой «пес — Христос».

 

Он аккуратно, как наперстком,

Из имени уводит слог.

И даже девочки на верстке

Не заподозрили «подвох».

 

Он экспонатом для кунсткамер,

Как хирургический искус,

Нам имя новое представил —

Изнанкой слова «иИсус».

 

А вы подумали: «О, Боже!

Вот он, хваленый «красный» Блок!

Святое имя искорежил,

Он с рифмой совладать не смог!»

 

А что ж — вам надо БЕСкозыркой

Замаскарадить светлый лик?

Тогда в Крестах или в Бутырке

Поэт воистину велик?!

 

Но это так, для мелкой прозы…

И, завершая образ новый,

Блок на какие-то там розы,

Вдруг заменил венок терновый!

 

И вот он наш почти — знакомый,

Возглавил мрачный коллектив,

Кровавый стяг в руках брэндовый,

Как сатанинский креатив!

 

А вы пеняете поэту:

Зачем Мессия вел террор?

Блок знал, что искренним ответом

Себе подпишет приговор.

 

Его и так без вас «пробили».

И, не откладывая вдаль,

Поэту взяли и отлили,

Похоже, ртутную медаль…

 

А волны буйных эмиграций

Все брызжут пенною слюной…

Уже не надо апелляций.

И многолик зеркальный бой…

 

Хоть виртуально подлечиться

Пусти, чухонская земля…

А вот — и паспорт за границу.

Как оказалось — бытия…

 

Из черноты меж строчек вьюжных

Вот уже скоро сотню лет

Все слышен хруст шагов недружных…

Порой, когда и снега…нет…

 

                                                г. Воронеж

 

Эльвира Щербакова

 

* * *

 

Я иду и вдыхаю цветущую жизнь:

Она пахнет щербетом и сладкою липой…

Из раскрытой души никогда не уйдет

Разнотравье журчащего жаркого лета,

Из раскрытой души никогда не сбежит

Искра счастья, упавшая ранней весною…

Только тихая жизнь расцветает внутри,

Прорастая в колосья душистого хлеба.

 

                                                г. Воронеж

 

Юрий Эктов

 

* * *

 

Над этой вещью сдержанно смеялась,

Над той, стесняясь, плакала тайком —

Наивность с мудростью перемежалась

И говорилась зыбким языком.

 

В полях, лесу и на лугу

Цветы сбирала для букета…

И, подходя зимой к стогу,

Припоминала только лето:

 

Жару, Битюг и синеву

Совсем безоблачного неба,

Осин дрожащую листву,

Волненье зреющего хлеба…

 

Уют трескучего костра,

Что разводили на поляне

И где сидели до утра

На подвернувшемся чурбане.

 

г. Воронеж

 

Алексей Шишкин

 

ЖУРАВЛИ ЗА ОКНОМ

 

Праздник, а в душе, как запустенье.

Будни, бег остановив, ушли.

Точно возвращая их движенье,

Закурлычут в звездах журавли.

Вы о чем, так поздно — дорогие:

О салюте, что в ночи гремел?

Может, вы те души, что живые,

По которым Праздник и поспел.

От него не в стороне я тоже.

Просто мне как будто невдомек,

Что живые подвиги итожим,

Хоть давно им выдался их срок.

Вспомню с болью, грустью и печалью

Я о тех родных, что в даль ушли.

И о них под лунной желтой далью

За окном курлычут журавли.

 

* * *

 

Эта улочка — под кронами,

Под деревьями зелеными —

По соседству с нашей улицей —

По-иному солнце жмурится.

Там у них цветы цикория,

Зорь синеющих история.

И глазами удивленными

Смотрят стены обновленные,

Как восход неспешно плавится —

Синевою заливается…

Посижу, поразмышляю там,

Похожу по светлым уголкам.

Вспомню лица я знакомые.

Годы всколыхну весомые —

Доброй памятью, обидами,

Сплошь лозой надежд увитыми.

г. Липецк

 

Дмитрий Колесниченко

 

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

 

Попробуйте представить на минутку,

Как будто вас закрыли на прилавке.

Где быть положено колбасному продукту,

Сидите вы, а рядом в этой лавке

Толпятся и глазеют отбивные,

Котлеты, антрекоты и тефтели,

Ветчины и колбасы кровяные —

Все дружно вас увидеть захотели.

И вашим видом потрясен безмерно

Пришедший с мамой маленький пельмень…

Представили? Вот это же примерно

Тигр видит в зоопарке каждый день.

 

КОСТЕР

 

В саду сегодня разложил мангал.

Дрова из вишни. В свадебной одежде

Ей не невеститься весной, как прежде,

Сухую вишню на дрова я порубал.

 

В железном ящике горит костер.

Дрова потрескивают еле слышно,

И белым дымом умершая вишня

Уходит от своих живых сестер.

г. Воронеж