меню

(473) 228 64 15
228 64 16

Слушает роща меня

ГАЛИНА ШВЕЦОВА

Стихи

 

* * *

 

Остывает ли печь

с незакрытым засовом,

или северный ветер

тепло выдувает, —

только холодно женщине

в доме сосновом,

хоть горячая память

дотла раздевает…

Я примет не боюсь,

я не верю в приметы.

Но подруга моя,

возвратясь из сторожки,

с первым снегом в село

после бабьего лета,

черной тучей

в моем отразилась окошке…

Вышла ей открывать.

Кто ты, женщина в черном?

Обняла незнакомка

замерзшей рукою.

Кто ты, женщина? Кто?

Отчего я покорно

пропустила тебя

и прошла за тобою?..

Я примет не боюсь.

Отчего же сегодня

все мне кажется тайным

и полным значенья:

и подруга пришедшая,

и непогода,

и чужие,

но близкие сердцу,

мученья.

 

* * *

 

…Не так ли и ты, Русь, что бойкая

необгонимая тройка несешься?..

Н.В. Гоголь

 

Спят деревни, молчат колокольни

По обрывам извилистых рек…

А мне чудятся быстрые кони,

Их следы заметающий снег.

 

И откуда такое виденье,

Если летом, как снежной зимой,

Не пройтись по тропинкам деревни —

Их не сыщешь ни в холод, ни в зной?

 

Обгоревшей свечой за пригорком

Колоколенка на берегу…

А вот снится летящая тройка,

И не видно следов на снегу…

 

* * *

 

Рубашонка белая зимы

Так легка, что не скрывает поле.

И листвы немало видим мы,

И трава пожухлая — на воле.

 

И следы на глинистой земле —

Будто раны дней давно минувших.

Метки эти — зернышки в золе

Наших душ,

в былое заглянувших.

 

Край родимый тихим серым днем —

Вроде бы обычное явленье.

Отчего тогда в душе томленье —

Ни питьем не вылечить, ни сном?

 

Будто на готовую ко сну,

в светленькой рубашке-безрукавке,

Старенькую матушку на лавке

Я однажды

                   пристально взгляну…

 

ВЕРБА

 

Не сошли еще снега,

Зябко ежатся луга,

А на вербе у дороги —

Золотые облака.

 

Может, рой пчелиный сел,

Будто с небушка слетел,

Грея бархатные спинки,

Легким облачком висел.

 

Шелохнуться не решусь,

С вербы пчел спугнуть боюсь,

И душистою пыльцою

Все никак не надышусь…

 

* * *

Оглянулась — махнула рукой!

И этюдник уныло закрыла.

И у птицы опустятся крылья:

«Почему лес печальный такой?

 

Для чего мне веселые краски:

Красный, желтый, оранжевый цвет,

Если ни ожидаемой сказки,

Ни простора российского нет?!

 

Что мне в этих безрадостных ивах?

Ну, хоть слово, любимый, шепни!»…

А в глазах его, самых счастливых,

Это все — только чуду сродни!

 

* * *

 

Там, где пышно зацвели купавы —

Детский смех несется над рекой.

Ребятишек шумные забавы —

Старости желаемый покой.

 

Солнечными зайчиками дети

Согревают, быстрые, старух.

И земля, когда в траву одета,

Так тепла, как в их подушках пух!

 

И деревня под мостом высоким

Ожила средь мирной тишины,

Будто бы отпущенные сроки

Ей уже вовеки не страшны.

 

Кое-где еще мычат коровы,

На дверях надежные замки,

На меня с этюдником — сурово

Местные косятся мужики.

 

Пусть косятся! Запасусь букетом,

Глядя на старух и детвору,

И, вдыхая пряный запах лета,

Вновь сюда шагаю поутру,

 

Чтоб увидеть, как родные воды

Легкою колышутся волной.

И улыбкой детскою природы

Бабочка

порхает

надо мной!

 

ПАМЯТЬ

 

                                       Сыну Сергею

 

О, память сердца!

Ты сильней

Рассудка памяти печальной…

                    К.Н. Батюшков

 

Смотрю я старое кино,

На снимки прадедов и дедов,

Погибших на фронтах давно.

 

И чувствую, что это я

Гляжу с открыток потемневших,

И будто рядышком — друзья.

 

Мы вечно жили на Руси

С надеждой и святою верой.

И память — свет любви безмерной —

В нас никогда не погасить.

 

И, может, смерти вопреки,

Той самой памятью хранима,

Я отражусь — неотразима —

В те дни, что вечно далеки…

 

В БОЛЬНИЦЕ

 

Бело-белый свет кругом!

Я гляжу в оконце:

Белый снег блистает в нем,

Отражая солнце.

Тучки белые плывут,

Споря с дымом белым,

И по крышам там и тут,

Оттеняя наш уют,

Кто-то пишет мелом.

 

Ходит быстро медсестра

В беленьком халате:

Все дожили до утра,

Все довольны, кстати.

 

И, подвластные весне,

Обогреты небом,

Так воркуют на окне

Голуби над хлебом!

 

ПРИХОД ТЕПЛА

 

Не отступит, казалось, вовеки зима —

Так родные повыстыли улицы.

Но откуда взялась во дворах кутерьма

И с капелью, и с первою лужицей!

 

Как ненужные ссоры, сжигается сор.

И душе очищения хочется.

Старики, словно вытаяв, вышли во двор —

Не грозит им уже одиночество.

 

Еще кроны прозрачны без шумной листвы,

Зелены только ветки сосновые.

И на ветхом лоскутике жухлой травы

Мать-и-мачехи

                           пуговки новые!

 

* * *

 

Выйду к ручью на опушку,

Слушая чутко поля.

Старая дремлет лачужка,

Чудное что-то тая.

Сколько грибов на опушке

В красках осеннего дня!

 

…Девичьим ушком волнушки

Слушает роща меня…

 

* * *

 

Глаза открыла — светлое окно

И тишина распахнутого мира.

И ты сидишь, наверное, давно,

И будто не перо в руках, а лира.

 

Не подойду, не встану за плечом —

Так тишина рассветная прекрасна,

И миг спокойных мыслей ни о чем,

Когда и на душе, и в сердце ясно.

 

А ты тихонько лист перевернешь —

И не случится

Ничего на свете.

Лишь солнечного зайчика вспугнешь,

Что так доверчив,

Словно наши дети…

 


Галина Николаевна Шве­цова родилась в городе Соколе Вологодской области. Окончила Вологодский государственный педагогический институт. Работала художником-оформителем, гравером-резчиком, учителем, издавала молодежную газету. Публиковалась в журналах «Наш современник», «Вологодский лад», на сайте «Российский писатель», в коллективных сборниках, региональных изданиях. Автор двух сборников стихов. Лауреат Всероссийского конкурса «Золотое перо», победитель и не­однократный лауреат конкурса «Звезда полей», литературной премии «Русский Лад».