меню

(473) 228 64 15
228 64 16

Капли осеннего дождя

АЛЕКСАНДР ОСЫКОВ

Стихи

 

ПОЛУНОЧНЫЙ АНГЕЛ

 

Полуночный задумчивый Ангел,

Божий вестник добра и любви,

Отогрей душу светлым дыханьем

И на небо ее позови.

 

Там душе покаянной Всевышний

Даст прощенье и вечный покой…

И тогда она снова услышит

Звук божественной песни святой.

 

Невесомую легкость свободы

Вновь душа, воспарив, обретет.

Позабудет земные невзгоды,

Неземное блаженство найдет.

 

Но душе среди звуков небесных

Будет чудиться: в звездной дали

Голос тонкий пронзительной песней

К ней взывает с печальной земли…

 

* * *

 

По осеннему лесу пустынному

Я бреду.

И вокруг — ни души.

Лишь березы, дубы да осины мне

Что-то шепчут в звенящей тиши.

 

Ветви их — растревожены ветрами —

Шелестят порыжевшей листвой,

И щемящую грусть заповедную

Слышу в шепотах кроны лесной.

 

ГАРМОНИСТ

 

Тот День Победы омрачен был дракой,

И резал слух развязный пьяный свист…

В наш двор зашел с поводырем-собакой

Слепой, в солдатской форме, гармонист.

 

Достал кисет и закурил неловко,

Звеня медалями, на лавочку присел,

Надел гармошку, проявив сноровку,

И чистым, сильным голосом запел.

 

От этой песни, искренней и светлой,

В округе воцарилась тишина.

И драчунов как будто сдуло ветром,

А люди слушали солдата дотемна.

 

Как он играл, останется загадкой —

Была без пальцев левая рука,

И слезы каждый утирал украдкой,

Глазея на него издалека…

 

Когда весною в майском небе чистом

Вновь расцветает праздничный салют

И звездные солистки и солисты

«Смуглянку» и «Катюшу» запоют,

 

Слепого вспоминаю гармониста

С единственной здоровою рукой,

Который распевал про трех танкистов

И про туман, плывущий над рекой.

 

* * *

 

Я — земной. Я однажды умру.

И душа, отделившись от тела,

Полетит в небеса неумело,

Замерзая на встречном ветру.

 

И Отца голос, тих и далек,

С согревающей душу тревогой

О птенце, позабывшем дорогу,

Мне шепнет: — Ты вернулся, сынок.

 

ДВОЙНИК

 

Когда о вечном размышляю

Или о бренном говорю,

Ослабшим зреньем замечаю,

Что сам я на себя смотрю.

 

Как будто мой двойник бессмертный,

Молчанье вещее храня,

Глядит — то с горечью безмерной,

А то с улыбкой — на меня.

 

И в голове седой стучится

Мысль, неподвластная уму:

Все, что потом со мной случится,

Известно Богу. И ему.

 

* * *

 

Есть в России дальние деревни,

Где пустые ветхие дома

Стариков напоминают древних,

От тоски лишившихся ума.

 

Одиноки и бессонны ночи…

Каплями осеннего дождя

Окон замутившиеся очи

Плачут, душу болью изводя.

 

* * *

 

Почему-то все рвутся в столицы,

Говорят, жизнь в столицах сытней.

Ну, а мне мир российских провинций

И понятней, и с детства родней.

 

Здесь в порядочность все еще верят,

В то, что жить можно честным трудом.

Здесь на стук открывают вам двери,

На добро отвечают добром.

 

Оттого здесь приветливей лица,

Да и время течет не спеша…

Но чем дальше живем от столиц мы,

Тем спокойней и чище душа.

 

* * *

 

Грешной жизни парусник беспечный

Прочь уносит времени река,

Оттого и радость быстротечна,

Оттого печаль и глубока.

 

Глубока печаль, но не бездонна,

Ведь, спасая мир от слепоты,

Как маяк, во тьме горят бессонно

Неземные очи красоты.

 


Александр Иванович Осыков родился в 1959 году в Белгороде. Окончил Белгород­ский технологиче­ский институт и аспирантуру в Москве, кандидат техниче­ских наук. Работал в проектных институтах, преподавал в вузах Белгорода. В настоящее время руководит ассоциацией проектировщиков Белгород­ской области. Стихи и рассказы печатались в журналах «Наш современник», «Молодая гвардия», «Роман-журнал XXI век», «Всерусскiй соборъ». Автор поэтиче­ских сборников «Небесная лестница», «На краю земной печали», «Долг земной». Член Союза писателей России. Живет в Белгороде.